Опубликовано: 840

Валерий Шишкин: Кафельников опережал свой возраст на три года

Валерий Шишкин: Кафельников опережал свой возраст на три года Фото - Фото Тахира САСЫКОВА

Знаменитый тренер, воспитавший олимпийских чемпионов по теннису Евгения Кафельникова и Елену Веснину, а также более ста чемпионов мира и Европы во всех возрастных группах, прилетел на несколько дней в Алматы.

Мало кто знает, что заслуженный тренер России Валерий Владимирович ШИШКИН родился здесь, долгое время жил в Караганде. Разговор с ним получился не только о теннисе. Вспоминали многое, тем более что был повод – сегодня Валерию Владимировичу исполняется 79 лет.

ОНКОЛОГИЯ И ЗВОНОК “СВЕРХУ”

– Родился я в Алма-Ате в 1940 году, – рассказывает Валерий Шишкин. – Мой отец Владимир Тихонович был военным летчиком. На фронт ушел сержантом, а через восемь месяцев уже был подполковником, командиром полка. Мама Ольга Анисимовна на десять лет младше отца. Они поженились, когда ей было всего 16 лет. Мама работала на биокомбинате вместе с мамой Владимира Толоконникова. Мы же с ним росли в одном дворе, гоняли в футбол, играли в шахматы и были близкими друзьями на протяжении всей нашей жизни. Жаль, на похороны его приехать не смог. Сам в то время сильно болел. Сейчас уже выкарабкался.

– Онкология?

– Да. В 2013 году был с командой в Страсбурге. Вдруг на улице стало плохо. Местные врачи осмотрели, ничего не нашли. Вернулись в Сочи, я по утрам бегал кроссы. Но чувствовал себя все хуже, давление до 240 доходило. В 2016-м новый кризис. Всего обследовали – ничего нет. Спускаюсь по лестнице, на третьем этаже врач останавливает: “Ты чего здесь?”. А я уже говорить не могу, только бумаги показываю. Он их посмотрел, завел в кабинет – и к телефону: “Как же так вы заключение сделали? У него же там образование большое”. Потом узнал, что у самого этого хирурга онкология. Если бы тогда его не встретил, наверное, не разговаривал бы сейчас с вами.

– Сразу на операцию?

– Поначалу настаивали, что надо сдать анализы, отправить их в Краснодар. Но результатов ждать целых 12 дней. По звонку “сверху” решили вопрос быстро. Подписал стопку бумаг, и на операционный стол. Спрашиваю анестезиолога: “Шансы есть?” – “Пятьдесят на пятьдесят”. Вырезали. Десять дней после операции лежал, на одиннадцатый начал с кровати подниматься.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ И СОЛДАТСКИЙ ПРИБОР

– Какие воспоминания остались с военного времени?

– Жили трудно, впроголодь. Помню, одни и те же кости варили на бульон по нескольку раз. Потом дробили в ступке и снова в кастрюлю. У меня та ступка сохранилась.

– Как узнали о Победе?

– Четыре года мне было. Услышал крик на улице. Жили мы на втором этаже в бараке на Байзакова – Джамбула. Высунулся в окно, а на подоконнике лежал то ли матрац, то ли одеяло. Вот и выскользнул вместе с ним. К счастью, внизу кусты росли, цветы. Я схватил одеяло и с ним к матери на работу побежал. Квартира-то снаружи заперта была.

– Отец с фронта вернулся?

– Да. Звездочку мне красную подарил, а еще пилотку и алюминиевый солдатский прибор: с одного конца ложка, с другого – вилка. Брат потом на нем гравировку сделал с моим годом рождения. До сих пор храню. Это самое дорогое, что есть в моей жизни.

РЕПРЕССИИ И БАНДЕРОВЦЫ

– Отец репрессий избежал?

– Нет, конечно. Сначала при Сталине репрессировали, а потом уже после его смерти. В 1954 году отправили на поселение в Павлодарскую область в село Чушкалы. Мама с моим братом и сестрой остались в Алма-Ате, а я поехал за отцом. Добрался поездом до Барнаула, потом до станции Ключи, а дальше на перекладных. Но отца видел мало. Жил в чужих семьях. Первую не помню, а вторая семья Вардугенов. Впервые получил там пятерку по математике. Так гордился этим! Хотя учеба была – одно название. До школы 16 километров. Три часа туда, три – обратно. В шесть утра из дома выбегал. Отец вернулся домой через три года.

– Оценил вашу жертву?

– Он мечтал, чтобы я пошел по его стопам и стал летчиком. Я занимался в алма-атинском аэроклубе, умею водить самолет. Но решил жениться в двадцать лет. Расписались с супругой втайне. Вернулись из загса. Отец взял мой паспорт – в клочья и на пол. Со свидетельством о браке так же поступил. Жене говорит: “Вы свободны”. После этого с ним отношений практически никаких не было.

– Слишком жестко, наверное?

– Возможно, была еще одна причина, о которой я узнал много позже. Несколько лет назад попалась в руки книга дважды Героя Советского Союза Талгата Бегельдинова “Илы” атакуют”. Он воевал вместе с моим отцом, там прямо про него написано. Глава “Сандомирский плацдарм”. Все подробности. Полк стоял в Западной Украине. Квартировали у пожилой семьи. Приняли как родных: сало, горилка, картошка. За это их бандеровцы убили. Старика зарезали, а старую женщину повесили, приколов на грудь клочок бумаги, где написали, что такая участь ждет всех, кто посмеет помогать Советской Армии. Отец об этом никогда не рассказывал. Но, видимо, сразу вспомнил, когда увидел в паспорте, что моя жена родом из тех мест. И, наверное, ему это не понравилось…

КАРАГАНДА И ЧЕМПИОН ЕВРОПЫ

– После этого вы уехали из Алма-Аты?

– Да, пришлось. В мае 1961 года отправился с молодой женой в Караганду. Там прожили 16 лет. В Караганде впервые взял в руки теннисную ракетку. Было мне тогда уже 26. На следующий год стал чемпионом города, еще через год – чемпионом области, а в 32 выиграл первенство республиканского совета “Спартак”. Причем в финале победил своего же ученика, который был вдвое меня моложе. На стадионе “Шахтер” построили новые корты, провели первенство Казахстана. Августин Августинович Вельц (основоположник тенниса в Казахстане. – Прим. ред.) предлагал работать с ним, но я хотел быть первым, поэтому сел в “Москвич” и поехал в Сочи. С 1 июля 1976 года приступил там к работе.

– Ваш первый получивший признание ученик Сергей Пономарев так и не заиграл на взрослом уровне. Почему?

– Сергей был очень талантлив. Он опережал свой возраст на два года. В 12 лет Пономарев первым в истории советского тенниса выиграл чемпионат Европы в парном разряде. Он был очень перспективным. Но в 16 лет у него в правом боку обнаружили опухоль. Я, конечно, перепугался, сбавил нагрузки. А потом у Сергея умерла мама, через какое-то время – отец. Не каждый взрослый такое выдержит, а он – пацан. Главное, что на этом его спортивная карьера не закончилась. С Кафельниковым они шли по жизни вместе: Пономарев был его спарринг-партнером, а затем и последним тренером. В дальнейшем у них было еще много громких побед.

ЛЕГЕНДАРНЫЙ ДЯДЯ И ТАЛАНТЛИВЫЙ ПЛЕМЯННИК

– Ряд источников утверждает, что первым тренером Евгения Кафельникова были не вы, а Валерий Борисович Песчанко…

– Это не так. Первым тренером Кафельникова был именно я. Мальчика ко мне привели в июне 1979 года сам Валерий Борисович и Александр Никодимович Кафельников, отец Жени. Тот только ракетку начал держать, пяти лет ему еще не было. Вот он свой возраст опережал уже на три года. В 16 лет они с Пономаревым в составе команды стали чемпионами мира среди 18-летних. Кафельников уже в 12 лет был быстрым, легким, подвижным, с устойчивой психикой, великолепным чувством мяча.

– Общаетесь с ним?

– Последний раз виделись в 2011-м. Но в июне этого года я вручал кубок за первое место в турнире среди 10-летних Евгению Кафельникову-младшему, родному племяннику Жени. Знаете, у него замах при ударе справа – точная копия, как у Евгения-старшего

– Чем сейчас занимается Кафельников?

– Официально – вице-президент федерации тенниса России.

ИГОРЬ, ОН ЖЕ АЛЕКСАНДР

– Как один из ваших сыновей получил двойное имя Игорь-Александр?

– У легендарного летчика Валерия Чкалова детей звали Игорь и Вадим. Поэтому, когда у нас появился первенец, я в окно у жены сразу спросил: “Ну, как там Игорешка?”. А мой брат Александр, оказывается, уговорил ее назвать сына Сашей. Так в свидетельстве о рождении и записали, но супруга это скрывала. Так что ребенка в семье называли Игорем, и в школе его так же звали, несмотря на документы. Я сам-то обо всем узнал, когда увидел его аттестат о среднем образовании. Письма из института он подписывал уже как Игорь-Александр. И ему же передались “авиационные” гены. Он окончил Харьковский авиационный институт. Три года отслужил в Северске. Старший лейтенант. Недавно получил свидетельство частного пилота. По поводу же имени второго сына супруга не спорила. Его назвали Вадимом. Сейчас он в Гамбурге, открыл свою теннисную академию и женился на известной теннисистке, многократной чемпионке Европы Наталии Реве.

КАЗАХСТАН И АЛМАТЫ

– Вы не были в Казахстане больше десяти лет. Узнали Алматы?

– Для меня Казахстан – это моя Родина. Здесь мои истоки, корни, мое сердце. В Алматы похоронены самые близкие люди: отец, мама и сестра. Для меня это всё очень дорого, и каждое воспоминание я храню с особым трепетом. Где бы я ни был, меня всегда тянет сюда. Алматы – город невероятной красоты. Я вижу большие изменения: много теннисных кортов, много спортивных площадок. И вообще, город спортивный, и люди красивые. Желаю любимому городу и стране дальнейшего процветания. Хочу поблагодарить за поддержку, оказанную мне в 1980-е годы, нынешнего президента Федерации тенниса России Шамиля Тарпищева, выпускника КазГУ, кандидата педагогических наук, гостренера спорткомитета СССР Виктора Николаевича Янчука, ответственного секретаря Федерации тенниса СССР, историка тенниса Бориса Ивановича Фоменко.

С искренним уважением и признательностью, Валерий Шишкин.

Валерий Шишкин - фото Тахира Сасыкова
 Валерий Шишкин - фото Тахира Сасыкова.

 

Подпись к ч/б фото Валерий Шишкин (справа) со своими учениками Евгением Кафельниковым (в светлом) и Сергеем Пономаревым  Фото из архива В. Шишкина - ч/б фото
 Шишкин (справа) со своими учениками Евгением Кафельниковым (в светлом) и Сергеем Пономаревым Фото из архива В. Шишкина - ч/б фото

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи