Опубликовано: 2105

Вадим САЮТИН: Про ночной лед "Медео", быстрые мышцы и длинные дистанции

Вадим САЮТИН: Про ночной лед "Медео", быстрые мышцы и длинные дистанции

Он родился в Алма-Ате, выигрывал медали чемпионатов мира и Европы для России, но, став тренером, вернулся в Казахстан. При Вадиме Саютине у нас появился чемпион мира на дистанции 1 000 м Денис Кузин, а без малого две недели назад на первенстве планеты по спринтерскому многоборью в Астане Екатерина Айдова едва не поднялась на пьедестал почета, заняв четвертое место.

Айдова, Креч, Кузин, Бабенко...

– Каждый наш конькобежец, бежавший в Астане, талантливый спортсмен и мог рассчитывать на высокое место, – рассказал “КАРАВАНУ” вице-чемпион мира-1999 в классическом многоборье, участник четырех Олимпиад, а ныне главный тренер сборной Казахстана Вадим САЮТИН. – Екатерина Айдова – координированная конькобежка, обладает “быстрыми” мышцами. Ее техника – одна из лучших в мире. Рома Креч – яркий спринтер, с хорошей взрывной силой, умеющий мобилизоваться на конкретные соревнования. Денис Кузин обладает хорошей силовой выносливостью, имеет спортивный характер. Я всегда стараюсь ориентировать программу подготовки с учетом индивидуальных особенностей спортсменов. На это требуется время. Сейчас у нас есть хорошие спринтеры и средневики, бегущие дистанции от 500 м до 1 500 м. Стайеров у нас практически нет, кроме Дмитрия Бабенко.

– Сейчас Бабенко тренируется отдельно от команды…

– Когда он занимался с нами, для него была разработана отдельная программа, и лучшие результаты Дмитрий показал, когда готовился в составе сборной Казахстана. Но потом ему захотелось попробовать опыт зарубежных команд, увеличить тренировочные объемы. Другая причина его ухода – отсутствие в Казахстане стайеров его уровня.

Пространство для неуверенности

– Переход на вольные хлеба ему не помог?

– Получается так. Если брать сухие цифры, то ничего не изменилось. Бабенко занимался у Петера Мюллера (американский конькобежец, олимпийский чемпион-1976 на дистанции 1000 м. – Прим. ред.), у него своеобразная система тренировок. Но Дмитрий не только не улучшил результат, который показывал раньше, но даже не приблизился к нему. Бабенко рано закончил сезон и начал подготовку к следующему. Что из этого выйдет, увидим.

– Вы сами выступали на длинных дистанциях, становились бронзовым призером чемпионата мира 2001 года на 10 000 м. В чем удовольствие монотонно бежать 13 минут?

– Мне нравилось. “Десятка” сильно отличается даже от пяти километров. Я просто физически был предрасположен к этой дистанции. Там своя философия. Надо уметь грамотно распределить силы. Считаю, что многие не могут выступать на 10 000 м из-за неуверенности в себе.

Светлые тона из детства

– Вы родились и начали заниматься коньками в Алма-Ате…

– Да. Мы жили на улице Карла Маркса (ныне Кунаева. – Прим. ред.) в доме № 15. Там рядом магазин “Тулпар”, еще раньше кинотеатр “Октябрь” был. В кино, как и все мальчишки, ходил постоянно, но не в ущерб урокам. Учился хорошо, школу окончил почти медалистом, был призером математических олимпиад. Школой приходилось жертвовать только из-за тренировок, иногда отпрашивался с последних уроков, чтобы успеть на стадион. Было тяжело, пока после девятого класса не перешел в спортивный интернат. Первые шаги в конькобежном спорте сделал на стадионе КазГУ в районе улиц Шевченко и Космонавтов. Туда пришел по примеру брата Валерия, он на семь лет старше. Родители меня поддержали, не хотели, чтобы болтался без дела. На каток пришел рано, в первом классе, моих ровесников там еще не было. Поэтому занимался со старшими ребятами, тренер меня особо не нагружал. Осенью, когда в городе еще не было льда, ездили на каток “Медео”. А с наступлением холодов лед заливали на стадионе КазГУ.

– Какой осталась в памяти Алма-Ата 70–80-х?

– Город был чистым, зеленым, много деревьев и мало машин. Почему-то запомнились плакаты: “Слава труду!”, “Слава КПСС!”. Недавно один знакомый голландский тренер показывал видеозапись начала 80-х, как они приезжали на весенние соревнования на “Медео”. И вот там я снова увидел эти транспаранты. Не скажу, что ностальгирую по тем временам. Помню и проблемы с продуктами, и очереди за молоком, полки в магазинах были в основном с консервами, но в детстве все рисуется в светлых тонах, в каких бы условиях ты ни рос. Коньки тогда были массовым спортом. У нас на “Медео” проводились соревнования между школами, причем проходили они ночью, потому что днем не было свободного льда. Мы приезжали на стадион часов в десять вечера и бегали до пяти-шести часов утра. Наверное, количество занимавшихся коньками в 80-е годы в СССР было сопоставимо с нынешней массовостью в Голландии.

В чем сила голландцев?

– На Олимпиаде-2014 в Сочи голландские конькобежцы выиграли восемь золотых медалей из 12. В чем причина их доминирования на мировой арене?

– В Голландии большие конькобежные традиции, которых больше нет нигде в мире. Их история уходит в далекое прошлое. В Голландии лет триста назад даже существовала армия на коньках. Когда многочисленные каналы замерзают, люди катаются по ним на длинные расстояния. Поэтому там так популярны конькобежные марафоны. У них своя культура, это как отдельный вид спорта. Голландцы добились, чтобы в международном календаре появились чемпионаты мира по марафону. Правда, его длина значительно короче. Если в Голландии бегают минимум сто кругов, то на чемпионате мира только 15. Полагаю, что на Олимпиаде 2022 года этот вид будет в программе. К сожалению, когда коньки ушли под крышу, география нашего вида спорта сузилась. Сложно, занимаясь на естественном льду, на открытом катке, соперничать с теми, кто тренируется под крышей, – там другие ощущения, другие скорости. Количество занимающихся резко сократилось. Это было сильным ударом по популяризации спорта в мире, но только не в Голландии. Там все катки крытые, и Голландия ничего не потеряла в плане массовости. Одно из требований голландцев, чтобы у них проводилось два, а по возможности и три крупных соревнования в сезоне. Правда, сейчас знаменитый каток “Тиалф” в Херенвене закрыт на реконструкцию, и неизвестно, успеют ли подготовиться к следующему сезону. Но в Голландии соревнования все равно будут проходить – не в Херенвене, так в другом городе. Три крытых катка есть в Германии – в Берлине, Инцеле и Эрфурте.

Магия высокогорья

– В Казахстане только один подобный каток – “Алау” в Астане…

– Если Алматы получит Олимпиаду, то здесь тоже появится крытый каток. Возможно, даже “Медеу” накроют. Если там создать все необходимые условия, то, не сомневаюсь, что его лед станет быстрее, чем в Солт-Лейк-Сити. Появление катка, на котором можно бить мировые рекорды, повышает вероятность проведения там престижных турниров.

– Результаты, которые сейчас показывают на высокогорных катках в Солт-Лейк-Сити и Калгари, на порядок выше тех, что добиваются на равнинном льду. Не пора ли регистрировать мировые рекорды отдельно на высокогорье и равнине?

– Официально этого не будет, потому что считаются абсолютные мировые рекорды вне зависимости от того, где они установлены. Любой спортсмен заинтересован участвовать в соревнованиях на высокогорных катках хотя бы ради установления личного рекорда.

“Жена взяла паузу”

– Знаю, что у вас есть также телевизионный опыт…

– Мне довелось работать комментатором на телеканале “Россия” в паре с Дмитрием Губерниевым. Естественно, комментировал коньки – чемпионаты мира, Европы, Олимпийские игры. В эфире мы делили функции: Губерниев сообщал статистику, а я рассказывал о спортсменах, тем более всех их хорошо знаю… Однажды получилось так, что мой хороший знакомый Игорь Швецов, который в то время был начальником отдела информации спортивных каналов “НТВ Плюс” и одновременно специализировался по конькам, приехал в Голландию поработать на чемпионат Европы и опоздал – сел не на тот поезд. А я тогда был четвертым запасным в составе сборной России. В жизни без помощника в прямой эфир не выходил. Игорь говорит: “Не волнуйся, чего-нибудь наговоришь. Придешь, наденешь наушники, с тобой из Москвы свяжутся, объяснят что да как”. И вот 500-метровку сам комментировал в прямом эфире.

– Чем сейчас занимается ваша супруга, олимпийская чемпионка-1994 на дистанции 3 000 м Светлана Бажанова?

– Она дома, взяла паузу в работе. Светлана была менеджером олимпийского объекта “Айсберг” в Сочи, где проходили соревнования по фигурному катанию и шорт-треку. Фактически она являлась руководителем объекта. Это была достаточно сложная и интенсивная работа, поэтому жена пока отдыхает и четких планов на будущее у нее нет.

Астана – Алматы

[X]