Опубликовано: 4026

В умелых руках– и макароны расцветут!

В умелых руках– и макароны расцветут!

Работы казахстанских народных умельцев поражают воображение! О том, какими талантами богата наша земля, рассказывают наши корреспонденты.

Глина для микрочипов и подземной кельи

Гончар из пригорода Шымкента Кендыбай Карабдалов знает в совершенстве язык общения с… глиной.

В Южном Казахстане есть глина всех цветов радуги. На Отраре добывается зеленая, в Шаяне и на севере области – красная, в центральной части находят голубую и синеватую глину.

Самой уникальной по своим свойствам Кендыбай считает глину из Отрара. Ею, кстати, неожиданно всерьез заинтересовались японцы. Выяснилось, что отрарская глина лучше любых материалов подходит для изготовления… электронных микрочипов. После соответствующего обжига глина образует практически идеальную кристаллическую структуру, устойчивую к любым воздействиям. При добавлении специальных микроэлементов глиняная болванка величиной со спичечную головку превращается в тот самый микрочип – сердце любого компьютера.

Правда, до промышленного экспорта отрарской глины в Японию дело вряд ли дойдет. А вот кувшины и горшки из южноказахстанской глины, сделанные руками Кендыбая Карабдалова, уже прославились далеко за пределами Казахстана. О чем свидетельствуют многочисленные призы и награды. И заказы со всех концов света.

Увлеченно и творчески работая с глиной, Кендыбай стал и музыкантом, и поэтом, и философом. “Это неизбежно, когда работаешь с таким божественным материалом”, – уверен гончар.

Еще в молодости во время археологических раскопок Кендыбай нашел древнюю глиняную свирель. Очистив находку от земли, он поднес музыкальный инструмент к губам. И произошло чудо! Многовековая свирель отозвалась высокой и пронзительной мелодией.

Сегодня изготовление глиняных музыкальных инструментов занимает особое место в творчестве гончара. Кендыбай внимательно изучает экспонаты музеев, по отдельным фрагментам стараясь воссоздать все разнообразные виды свирели древних.

А в своем доме в пригороде Шымкента Кендыбай устроил нечто вроде подземной кельи. В пласте глины на глубине пяти метров мастер выкопал и оборудовал помещение, куда периодически спускается слушать тишину. Сам Кендыбай называет его местом “между небом и землей”. Все – от очага до импровизированных скамеек-кресел – здесь выполнено из глины. Масляные светильники освещают стены, покрытые символическими узорами. Здесь всегда тишина и покой, всегда одинаковая температура и никаких магнитных бурь. Здесь даже мобильник не ловит. Глина надежно укрывает входящего для часа раздумий и созерцания глиняных скульптур и орнаментов на кувшинах.Данил ШЕМРАТОВ, Шымкент, Тахир САСЫКОВ (фото)

Все кости – в дело!

Ракушки, рыбьи кости, крупы, плодовые косточки и даже макароны – все это в руках алматинского художника-флориста Зои Сопыряевой превращается в роскошные картины.

Квартира пенсионерки Зои Яковлевны больше напоминает художественную галерею: более 150 необычных работ украшают стены прихожей, кухни, гостиной и спальни. А всего за свою творческую деятельность – 28 лет, художница создала более двух тысяч картин. Часть из них увезла родственникам в Германию, еще более ста работ отправилось в Испанию, где живет ее дочь. Разошлись картины по соседям, знакомым, друзьям по всему бывшему Союзу – раньше семья Сопыряевых вела военный, “кочевой” образ жизни.

А началось все с просьбы внука – он попросил бабушку сделать подарок учительнице на 8 Марта своими руками. Идея сделать картину из подручных материалов возникла сразу. В ход пошла и дефицитная по тем временам деревянная доска для раскатки пельменей. Всю ночь художница старательно приклеивала каждую косточку клеем, а к утру у нее получилась картина, да такая, что стало жалко ее дарить. В подарок учительнице внук отнес книгу…

С тех пор для создания картин в ход идут косточки персика, абрикоса, урюка, вишни, а также пшено, рис, гречка, манная крупа, арбузные, дынные, тыквенные семечки, виноградные веточки, семена подсолнуха, горох, фасоль.

Крупные косточки к деревянной основе приклеиваются с трудом, и, по словам художницы, чтобы приклеить отдельный фрагмент, приходится два-три часа прижимать его рукой. На создание некоторых работ уходили месяцы…

Отдельное место в коллекции занимают картины в морском стиле.

– Как-то на улице я увидела припаркованную машину, а на панели за сиденьями лежала очень красивая морская звезда, – вспоминает Зоя Сопыряева. – Я часа два ждала хозяина, а когда он пришел, попросила продать мне звезду. Вначале молодой человек отказывался, но потом подарил мне ее со словами: “Вижу, вам действительно нужно”.

А однажды во время отдыха на турецком побережье Зоя Яковлевна увидела в витрине магазина красивых лобстеров. Продавец предложил ей в обмен на лобстера… написать объявление на русском языке. Бартер прошел успешно, и лобстер поселился на одной из картин.

Наше внимание привлекли картины с яркими цветами – из чего они?

– Это обычное тесто, приготовленное из манной крупы, соли и воды, – поясняет художница. – Из него можно лепить любые фигурки, потом хорошо высушить и раскрасить.

Работы Зои Сопыряевой выставлялись для широкой публики на многих выставках. Предложения о продаже поступали часто, особенно от иностранцев. Но расстаться с любимыми картинами художница не всегда может…Елена КОЭМЕЦ, Иван БЕСЕДИН (фото)

Бутылка – лучший подарок

Елена Го Cун Чин из Семея мастерски расписывает двери, окна, посуду. Однако ее бесспорный хит – роспись на обычной стеклянной таре, бутылках и банках.

В 1982 году Елена пришла работать в сувенирный цех в семипалатинском лесхозе. Неуемной фантазии художницы не было предела, что вызывало... нарекания со стороны руководства. Елена наотрез отказывалась рисовать на супницах и деревянных вазах стандартные ягодки! За это мастерица постоянно получала нагоняй от начальства и неодобрение со стороны коллег. И еще неизвестно, чем бы закончилась такая трудовая деятельность, но сувенирный цех прекратил свое существование. Елена стала свободным художником и давно работает на себя. Сегодня о ее работах известно далеко за пределами Семея. Расписанные самыми причудливыми и богатыми на цвет узорами бутылки, самовары и другая кухонная утварь украшают дома жителей Германии, Франции, США, Австралии, не говоря уже о соседней России.

Идея расписывать стеклянные бутылки в голову пришла случайно. Однажды Елена ломала голову над тем, чем бы удивить и порадовать супруга в день его рождения. Взгляд упал на стеклянную бутылку. Почему бы не украсить ее, решила Елена и взялась за дело. Через неделю обычный сосуд превратился в настоящий шедевр!

Удивительные цветы, какие встречаются разве что в сказках, великолепные узоры самых необычных оттенков, неповторимые обаятельные матрешки... Все работы художницы – только в единичных экземплярах.

На создание очередного произведения искусства уходит пара недель. Обычно заказчики полагаются на вкус художницы, и всем изделия приходятся по душе!Оксана ПРИВЕДЕННАЯ, Семей

На волоске от нового рекорда

Умелец из Балхаша Николай Савидов подковал блоху, разместил домбру в половинке макового зернышка и даже написал слова на человеческом волоске.

Имя балхашского мастера в 2000 году появилось в Книге рекордов планеты – он разместил на курином яйце 122 крохотные медные подковы. Каждая подкова укреплена на скорлупе тремя такими же крохотными гвоздиками.

А все началось с того, что Николай Савидов много лет назад прочитал о венгерском кузнеце, который прибил микроскопическими гвоздиками к хрупкой скорлупе куриного яйца 12 миниатюрных подковок. И Николай решил побить рекорд. Купил в “Детском мире” примитивный микроскоп и взялся за работу. И сам удивился, когда понял, насколько это для него оказалось просто. Треснуло всего-то одно или два яйца. А рекорд венгерского мастера был побит.

Сегодня Николай Савидов – признанный и единственный в Казахстане мастер миниатюр.

На человеческом волосе, толщина которого измеряется микронами, он вырезает целые послания. Волос сначала тщательно шлифуется, превращается в “дощечку”. Тексты на волосе не пишутся красками, а вырезаются крохотными резцами. На вырезанные таким образом буквы наносится краска. Свою первую работу на волосе (кроссворд из трех слов) Николай Савидов послал Леониду Якубовичу в “Поле чудес”. И работа мастера до сих пор хранится в музее передачи, вызывая восхищение.

Инструменты Николай делает сам. Крохотные сверла, резцы, кисточки – все самодельное.

Но главные его работы – это целые композиции, размещенные в половинках макового зернышка. Диаметр макового зернышка – меньше миллиметра. Николай Савидов разрезает его пополам и внутри размещает самые разные предметы. Одна из первых работ – домбра. Настоящая домбра с двумя струнами в половинке макового зернышка! Николай говорит, что самым трудным было натянуть струны.

И блоху Савидов подковал. Да вдобавок водрузил на блошиную голову причудливую корону.

А одно из самых удивительных его произведений – шахматы. Шахматные фигурки, объемные, блестящие и самые что ни на есть настоящие, свободно разместились в маковом зернышке.

У Николая Савидова в герметичных контейнерах хранится уже более 300 работ. У него есть мечта – побить рекорд коллеги из Новосибирска Владимира Анискина, который разместил внутри полого конского волоса караван из восьми верблюдов. Высота фигурок – 70 микрон. Левша из Балхаша, Николай Савидов хочет “уменьшить” это достижение еще на 10–20 микрон.Татьяна Тен, Карагандинская область

И у валенка есть секреты

Пимокат из североказахстанской глубинки делает уникальные валенки, которым нет сноса!

Слава о валенках Ришата Губайдуллина из аула Дайындык давно разнеслась за пределы Северного Казахстана. Валенки мастера “ходят” в Караганде, Павлодаре, городах России. Мастер может выполнить любой каприз заказчика. Например, для охотников катает валенки… по пояс, гнущиеся в коленях.

Основа производства – раритетный чесальный станок. На каждую пару валенок уходит около полутора килограммов шерсти. Древний чесальный станок расчесывает шерсть ровно час. Затем из куска шерстяного полотна пимокат выкраивает валенок и приступает к “замесу”. Лоскут шерсти Ришат замешивает, как тесто. Долго и упорно, пока смятая шерсть не принимает форму, напоминающую чулок. Только тогда мастер надевает заготовку на деревянную колодку и придает чулку ее форму с помощью миниатюрного молоточка. После валенки… варятся в огромном чане, чтобы закрепилась форма изделия. Теперь осталось покрасить – и можно носить!

Поверить в то, что валенкам не будет сноса не меньше четверти века, не просто. Но Ришат Губайдуллин это уже проверил. Говорит, что так долго могут служить только валенки, выполненные из определенной смеси тонкорунной и грубошерстной шерсти.

И еще: оказывается, валенки нужно носить правильно – постоянно меняя правый валенок с левым.Инна ЛОПАТКО, Северо-Казахстанская область

Мечты плотника и “Принципы вечности”

Плотник-бондарь из Жезказгана Александр Кузьмин изготовил самую огромную в СНГ деревянную вазу высотой

2 метра 60 сантиметров.

Его творение на 10 сантиметров превышает зарегистрированный ранее рекорд – каменная ваза, изготовленная уральскими мастерами, была высотой 2,5 метра. Каменотесы долбили ее семь лет. А жезказганский умелец собрал свое творение за месяц. Правда, подготовка к этому длилась пять лет. 24 клепки, 24 полосы – все скреплено и согнуто по древним технологиям русских бондарей.

Александр – потомственный плотник. Больше 20 лет работает по дереву. Для души вытачивает вазы и кубки из карагача. И свою гигантскую вазу сначала хотел сделать из карагача. Но “себестоимость” изделия выходила уж больно высокая.

Поэтому сделал вазу из обычной древесно-волокнистой плиты. Кроил и делал расчеты по секретам бондарного искусства. Диаметр вазы в самом широком отрезке – один метр. При этом изделие весит всего… 30 кг. Свое главное изделие автор назвал “Мечта”.

– Самая высокая ваза в мире изготовлена в Дании, – говорит мастер. – Ее высота 3 м 40 см. Я хочу побить этот рекорд!

Еще мастер мечтает сделать самую большую вазу в мире из сверхпрочного нержавеющего материала – чтобы она пережила столетия. На поверхности вазы автор предлагает всем желающим разместить свои послания далеким потомкам, фотографии, рисунки. Работа не будет считаться законченной, пока на ее поверхности останется хотя бы один сантиметр свободной площади. Свой будущий проект Александр Кузьмин назвал “Принцип вечности”.Татьяна ТЕН, Караганда, фото автора

Лоскуты счастья

Чтобы порадовать костанайского дизайнера Гульдану Алину-Журкабаеву, достаточно подарить ей кусок кожи от старого плаща, или сапог, или поношенную куртку. Старые лохмотья – очень дефицитный материал для творчества.

Молодая мама, дизайнер по профессии, “родила” свою идею прошлой зимой. И уже летом взялась за ее реализацию. Она создает картины на коже. Ее работы – не просто куски кожи, расписанные акриловыми красками и расшитые бусинами. Они буквально пропитаны тем, что так волнует Гульдану, – мотивами наскальных рисунков, духовностью древних цивилизаций.

Гульдана – человек творческий по природе и амбициозный. И энергия у нее такая, что на троих бы хватило. Недавно свои первые 34 работы она выставила на суд зрителей в Костанайской областной библиотеке им. Толстого. И сама удивилась эффекту. Желающих посмотреть, а потом и потрогать руками эти пропитанные природной энергетикой работы было много. Немало было и тех, кто немедленно хотел получить домой прихотливо натянутый на рамку кусок сакрального материала, расписанный рукой мастерицы. Но свои работы Гульдана не продает. Говорит, что работает на имя.Ольга КОЛОКОЛОВА, Николай СОЛОВЬЕВ (фото), Костанай

Наряд для скакуна

В ауле Аксу Жалагашского района Кызылординской области живет народный умелец Ондасын Бакир, который “одевает” и “обувает” лошадей.

Мастер, которому идет седьмой десяток, занят редчайшим по нынешним временам делом – он вручную изготавливает полное снаряжение для скаковых лошадей, кроме того, Ондасын Бакир – ювелир.

Навыки ремесла он получил от своего отца Бакира Турунтаева, тот – от деда. Умели они многое: работать с металлом и кожей, вырезать из дерева седла, чеканить украшения для мужских поясов, отливать браслеты для местных модниц. Но главными, конечно, по причине серьезного назначения, были шорные работы. И сейчас трудно в Аксу найти дом, где не седлали бы коня, осла, ведь во времена отца и деда Ондасына вьючные животные были единственным средством передвижения.

– Полный набор сбруи из выделанной вручную кожи с чеканным орнаментом, коваными стременами, уздечкой, украшенной по вкусу хозяина, и камчи изготавливается не менее трех месяцев, – рассказывает мастер. – То есть в год, работая на совесть, можно принарядить не более четырех скакунов. Лучше, конечно, кроить с обмером. Но на тот счет, когда хозяин лишь приблизительно описывает рост коня и его упитанность, существует таблица с расчетами. Как в шитье одежды по стандартному размеру. Кстати, “одеть” коня обходится намного дороже, чем “обуть” его, то есть подковать. Любой сельский кузнец сделает четверку подков запросто и недорого, а вот “одежку” фасонную купить своему скакуну может только далеко не бедный человек.

За полный комплект мастер просит один “согым” – упитанного жеребца, откормленного к забою.

Ондасын – вдовец, сорок лет прожил с любимой женой и вырастил девятерых детей. До самой ее смерти баловал любимую украшениями своей работы, многие из которых сейчас хранятся в районном и областном историко-краеведческих музеях. Да и у каждой жительницы аула Аксу есть украшение, сделанное односельчанином.

– Сделать браслет или кольцо нетрудно, – говорит Ондасын Бакир, – но с материалом сейчас туговато. Чтобы украшение было недорогим, в качестве исходника для него используются советские монеты выпуска не позже 1961 года. Делаю бесплатно, для души, когда заказчицы приносят копеечки, мастерю поделки и из серебра для тех, кому по карману этот металл.

Но изделия в этностиле обычно массивные, на них уходит много материала. Бакиру обычно заказывают кольца, браслеты, а отец мастера умел изготовить и такие изделия, что сейчас почти забыты: нагрудные украшения различной конструкции – омрауша, тумарша, бойтумар, украшения для кос – шолпы, пряжки – капсырма, застежки к поясам – ильчек, бляхи к саукеле – чилтыр, декоративные булавки. Сувениры Ондасын изготавливает только по просьбе.

А еще любит старый мастер народные праздники, на которых непременно бывают скачки. Подолгу рассматривает скакунов, радуется, когда узнает сбрую своей работы, спорит с аксакалами, что именно в его “одежке” лошадь придет первая. Чаще всего так и бывает.Елибай ДЖИКИБАЕВ, Кызылорда

Их имена вошли в казахстанскую книгу рекордов 2006–2007 годов (КИнэС)

Алматинки Валентина Семизорова и Надежда Сергаева – единственные в мире мастера, которые вяжут кукол крючком.

Жительница Шымкента Кулан Арусова связала самый большой носок. Его общая длина составляет 116 см, длина от носка до пятки – 84 см, длина голенища – 44 см. На его изготовление ушло больше килограмма ниток.

Еще один житель Шымкента, Жирайр Карапетян, в 2007 году приготовил самый длинный шашлык во всем СНГ – длиной 67 метров.

Астанинка Настя Андреева имеет уникальное хобби – собирает корабли внутри обычных стеклянных бутылок.

Загрузка...

[X]