Опубликовано: 10200

В Казахстане хотят зарабатывать на одуванчиках

В Казахстане хотят зарабатывать на одуванчиках

Какая польза от одуванчиков? Национальный координатор Рамочной программы ЕС по исследованиям и инновациям “Горизонт-2020” Камила МАГЗИЕВА поведала “КАРАВАНУ” настоящий историко-экономический детектив о проигранных войнах, контрабандистах, провокациях, мировых заговорах и компаниях, которым нужны наши одуванчики. Ну и во сколько обходится сегодня Казахстану невнимание к ним…

В 2002–2004 годах швейцарские ученые провели исследование: какой товар станет дефицитом на мировом рынке в ближайшие годы? Оказалось, натуральный каучук. И этот дефицит уже вовсю стучится в двери! Юго-Восточная Азия сегодня гонит потребителям каучук, добытый из дерева гевеи, целыми флотилиями – это 92 % мирового рынка. Но плантации гевеи уже вырождаются под атаками вредителей и болезней.

Что взамен?

– Взамен? – Камила Тусупхановна пожимает плечами. – Наш кок-сагыз. Тогда, в 2004-м, на совещании национальных координаторов в Еврокомиссии в Брюсселе всем нам предложили искать альтернативные источники получения натурального каучука. Кинулись искать, ну и я тоже. Два года отсидела в библиотеках, как в тюрьме. И в переписках с разными НИИ в СНГ. Обнаружила, что автор последней книги по этой теме “Кок-сагыз. Биологические особенности развития и новые методы селекции”, которая была опубликована в 1946 году, – наш академик Карим Мынбаев. В 1942 году его отозвали с фронта по личному указанию Сталина, именно потому, что стране требовался каучук, а Мынбаев был ведущим исследователем в этой области. В 1948 году он погиб в авиакатастрофе. Потом его именем назвали институт, в котором он трудился, и улицу в Алма-Ате. Хуже всего то, что не нашла ни одного живого исследователя. Вру! Нашла одну бабульку в Казахстане. Но она уже того… Почти одуванчик.

Справка “КАРАВАНА”

В 1926 году Иосиф Сталин объявил конкурс на поиск ареалов произрастания каучуконосов. А в 1930 году на “съезде индустриализации” заявил, что без натурального каучука “советская промышленность ляжет набок”.

Ну да, автопром в СССР уже был. А чем “обувать” машины? Своей резины нет. В 1931 году в Казахстане нашли тот самый одуванчик, который теперь в научном мире известен под названием Taraxacum kok-saghyz – “русский одуванчик” (в те времена все, что происходило из СССР, называлось русским). И высаживать его начали чуть ли не во всех республиках Советского Союза. В Беларуси даже болота под него осушали. Всего под казахстанский “сорняк” тогда выделили почти полмиллиона гектаров. Корни кок-сагыза в каучук перерабатывали около 300 предприятий. А крестьяне за каждые сданные 12 килограммов одуванчиков получали (приз в студию, привет Якубовичу!) пару резиновых калош. Потом полуграмотный Никита Хрущев обозвал проект “сталинским прожектом”. Посевы одуванчика резко сократили, предприятия закрыли. И отрасль умерла…

В 1933–1938 годах Адольф Гитлер тоже хотел добывать натуральный каучук, но территории, где его можно было извлечь, были ему недоступны. В итоге шины немецких бронетранспортеров и машин делали из картофеля. Их пробег ограничивался 300–500 километрами. После чего шины превращались в труху, а машины становились легкими мишенями. Может, именно это стало одним из факторов, из-за чего бесноватый фюрер проиграл войну?..

Магзиева знает все эти истории. И про картошку, и про одуванчик. Поэтому и решила заняться им.

От смеха до урожая

– Камила, зачем вам это? Надеетесь на нем заработать?

– В этом году 10 лет, как я пробиваю проект выращивания кок-сагыза в Казахстане. За это время изучила все двери и ковры во всех министерствах. Даже Президенту Нурсултану Абишевичу свой проект производства натурального каучука из одуванчиков показывала четыре раза на разных стадиях готовности. В 2013 году меня поддержал министр индус­трии и торговли Асет Исекешев. Даже инновационный грант от Национального агентства по инвестициям и развитию получила. А в прошлом году и земельный участок дали возле Алматы.

– И сколько гектаров?

– (Смеется.) Две сотки. Чтобы высадить семенной материал. В этом году у меня уже два гектара. В июле эти одуванчики поднимутся. В октябре я их сниму. И получу 400–500 килограммов каучука. Семян мне хватит засеять в следующем году на 25 гектарах. В 2020 году нужно будет 50–60 гектаров, чтобы избавить Казахстан от импорта этой продукции. А дальше – отправлять на экспорт готовый продукт.

– А сколько мы сегодня импортируем и почем?

– В среднем 50–70 тонн натурального каучука где-то по 7–8 долларов за кило. Мой, выращенный здесь, будет дешевле. И лучше по качеству. Потому что кок-сагыз – это наш эндемик. На родине его новые обогащенные сорта лучше приживаются и дают большее содержание резины в корнях. Несколько лет назад была сформирована международная группа – компании, которые готовы инвестировать в мой проект. Но пока нет гарантий от нашего правительства. А они ждут именно этих гарантий. Это же стратегически важный материал для экономики страны, создания новой отрасли. А там, где речь идет о стратегическом сырье – будь то нефть, газ, любые другие ресурсы, поддержка государства критически важна. Не буду же завтра я одна развивать эту промышленность… Да с одного корня одуванчика можно, как с барана, содрать три шкуры.

– Ого! И какие именно?

– Первая – латекс. Вторая – инулин и сахар. Ну и каучук. А самый первый продукт, пока одуванчик на поле цветет, – это мед очень высокого качества и не вызывающий аллергию. Я несколько раз просила акимат Алматинской области “закрыть” регион – чтобы никто не лез на ареал произрастания кок-сагыза. Потому что его уничтожают и воруют!

– Кто? Как?

– Коровы и лошади его не едят. А вот бараны с корнем выдирают!

– Враги…

– Самые страшные враги – двуногие! По полям шастают китайцы, канадцы, американцы. А потом пытаются культивировать у себя и выращивать в промышленных объемах.

– Откуда вы знаете?

– Знаю! В 2010-м в Монпелье – это во Франции – была международная конференция по одуванчикам. Нас на этой “поляне” не так много – все друг друга в лицо знаем. Выступает канадский узбек, не хочу упоминать его имя (а в редакции есть), об исследовании кок-сагыза. Я поперек протокола выхожу на трибуну. Кричу: ты где наш одуванчик взял? А тот в ответ гордо: ходил-копал. Загрузил корни в чемодан. Таможня и пограничники ничего не сказали… Следом выступает американец. И заявляет, что его контора приступила к коммерциализации проекта по кок-сагызу!

– А он как отмазался?

– Тут проще. По ленд-лизу в годы Великой Отечественной американцы поставляли нам самолеты, танки и прочее вооружение. И в 1944-м попросили несколько мешков семян кок-сагыза. Как-то с ним работали, районировали… Ладно, время прошло. Но кто и как защищает наш рынок сегодня? Нет ответа.

Справка “КАРАВАНА”

Одна известная американская автокомпания провела тест: сделала шины из кок-сагыза и из мексиканского аналога – кустарника гваюла. Через 8 тысяч миль “мексиканки” развалились. “Казахстанки” продолжили свой бег и после 23 тысяч миль без потери качества.

– Камила, а сколько триллионов тенге вам нужно, чтобы наладить производство отечественного каучука?

– Одного миллиарда хватит (смеется). И для строительства здания, и для установки линии, которая и каучук даст, и латекс, и сахар, и инулин. Только наша просьба пока так и гуляет по министерским кабинетам. 200 миллионов – на этой цифре остановились. Причем порезали расходы именно на установку линии по экстракции каучука. Сейчас выживаем за счет собственных средств. Вкладываем и зарплату, и кредиты под залог своих квартир. А бросить-то нельзя. Спасибо Асету Орентаевичу и НАТРу, который выделил нам три года назад инновационный грант, благодаря чему у нас сейчас есть собственный семенной фонд. Просить деньги у кого-то со стороны неудобно. Я же вижу, что все хотят получить свою прибыль. Если бы дали мне сегодня грант, я бы уже к концу года производила каучук. А через три года мы бы потребности казахстанских предприятий в каучуке удовлетворили.

– Китайцы могут дать?

– Еще как могут! Моим правнукам хватит…

Китайский синдром, или Кто тянет резину

В 1956 году в виде гуманитарной помощи СССР передал Китаю семь мешков семян кок-сагыза. Там сразу же создали специальный НИИ – чтобы вырастить у себя нечто подобное: регион-то по климатическим условиям похож! Но потом в КНР началась “культурная революция”, погромы хунвейбинов, расстрел воробьев в чистом поле… На время соседи про одуванчики забыли. Сейчас, когда перспектива видна, интерес реанимировался.

– Камила, что-то вам сулят оттуда?

– Да пусть сулят. Боюсь только, если они у нас все наладят – продукт уйдет в Поднебесную. Вместе с прибылью. Потому что у них автопром сейчас на подъеме. И шины будут делать для себя, не для нас. Тут есть еще три момента. Первый обидный: мои казахи-агрономы столько лет ковырялись в земле, чтобы вырастить нормальный здоровый корень, – и отдать кому-то? По сантиметру же копали!

Второе: да, китайцы звонят чуть ли не каждую неделю. Они готовы весь наш урожай скупать. Чтобы там районировать и генномодифицировать. А наш кок-сагыз – можете смеяться – модифицированию не поддается. Корень будет мочковатым и вялым. А у нас – им на зависть – твердая морковка! Здесь огромное достижение наших агрономов.

Ну и третье: ДНК наших семян маркированы. Мы же работаем с лучшими в мире производителями семян, нашими партнерами из Голландии, “АгроБизнесПарком KeyGene”. Если где-то выскочит какой-то подозрительный одуванчик, похожий на наш, будем знать, с кого спрос учинить! И всемирно известная шинная компания “Пирелли” нас поддержит.

– Она-то с чего?

– Есть предварительная договоренность. Как только мы запускаемся – они первые покупатели. Кстати, у нас есть договоренность на поставку латекса с известной в Казахстане компанией по производству перчаток. Результаты нашего проекта с европейцами через Седьмую Рамочную программу ЕС отличные. Есть высококачественные семена, есть установки для экстракции каучука и получения сахара и инулина, есть экономический анализ. Осталось только внед­рить. Казахстан номер один в этом списке. Но если немцев и голландцев поддерживают их правительства, я пока только пороги обиваю…

Камила Магзиева готова поставить рядом со своим полем сертифицированную в Европе линию по производству каучука и сопутствующих продуктов. По ее словам, она проста и очень похожа на ту, которая добывает сахар из свеклы. Но личных денег уже не хватает. А в ее плане на 2019 год стоит задача – засеять минимум 50 гектаров. Продукции с этих плантаций уже достаточно, чтобы вывести казахстанский натуральный каучук на мировые рынки.

***

Дней десять назад алматинские дворы начали желтеть: пришел сезон диких одуванчиков.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров