Опубликовано: 1500

В гостях у Бубы

В гостях у Бубы

Самый известный певец и грузинский актер Вахтанг Кикабидзе пригласил нас к себе домой, в Тбилиси. Его истинно кавказская внешность, сильный голос, очаровательная щербинка – все это богатство не только Грузии. Главный Мимино страны остается по сей день любимым артистом на постсоветском пространстве.

Все предметы в доме Бубы – так его называют самые близкие – говорят о том, что здесь живут ценители искусства.

– Позади нас висят картины армянского художника Габо, – представляет Вахтанг Константинович.

Он признается, что компьютером пользоваться не умеет. А если не поет, значит, рыбачит, любит застолья и сигареты. Тема августовских событий в Грузии звучала в нашей беседе постоянно, тогда российская пресса буквально закатала имя Кикабидзе в асфальт. Оказалось, что ни заслуги, ни авторитет не стоят ничего, когда в жизнь вмешивается политика…

“В мае зовут в Шымкент”

– Хотелось первым делом узнать, как ваше здоровье. Недавно писали, что вы в больницу попали.

– Делали телемост с Москвой, в городе был сильный грипп. Я сказал, что не могу прийти, к сожалению, потому что неважно себя чувствую. Начали передавать это сообщение, добавлять и получилось, что я лежу в госпитале, чуть не умираю! Мне звонили из Австралии… Из Алматы – тоже, кстати. Спрашивали о самочувствии.

– Не так давно вас приглашали с концертом в Казахстан, но он так и не состоялся …

– Были большие неудобства с рейсом, тогда я не смог поехать. Я часто бывал в Казахстане, у меня много друзей в Алматы, Астане, Шымкенте. Позавчера звонили из Шымкента, в мае хотят пригласить. Кстати, когда выбирали Президента Назарбаева первый раз, я участвовал в артистическом туре, объездил почти все города на поезде, был в Туркестане. Казахи и грузины чем-то похожи, казахи – очень гостеприимный народ.

“Не могу делать вид, словно ничего не случилось”

– Насколько активна сейчас ваша гастрольная деятельность?

– Недавно прилетел из Еревана, потом лечу в Киев. 6 июня у меня начинаются гастроли в Америке. Из России есть много предложений, но пока там ситуация не изменится, я не могу приехать, делать вид, что со мной ничего не случилось (имеются в виду августовские события. – Прим. авт.), и петь.

– Вахтанг Константинович, к нам недавно приезжала Елена Проклова со спектаклем, вы поддерживаете отношения с напарницей по “Мимино”?

– На Кавказе другие обычаи, чем в Средней Азии. Мы так воспитаны, что, когда человеку трудно, надо быть рядом, а когда праздники – все хорошие. Поэтому многие мои коллеги, когда началась война, исчезли.

“Я что, похож на Пиночета”?

– Вы имеете в виду, что они исчезли из вашей жизни?

– Я не звонил, естественно, что, мне звонить и спрашивать: “Почему не звонишь?”… Интересная статья с Басилашвили была, Козаков очень смело высказался… Сейчас очень много журналистов “развелось” (есть такое плохое слово)… Дело в том, что, когда началась заварушка, у меня брали интервью наши журналисты, и я сказал на грузинском фразу, означающую “отойти”. Кто-то сделал перевод, как “надо покончить с Россией”. Покончить – совсем другое слово. Я что, похож на Пиночета? Как я мог так сказать? И вот тогда Проклова сказала: “Знаю Вахтанга, он не сказал бы такого”…

Они не знают, что здесь произошло, честно говоря. Несколько дней назад была заметка с режиссером Станиславом Говорухиным “Русской интеллигенции нечего ответить Вахтангу Кикабидзе”. Он видел мой клип “Разочарование”, где я говорю от своего лица: “Вы нас не обидели, вы нас разочаровали”. Там видео показано, как в прежние годы в Грузию приезжала русская интеллигенция – литераторы, музыканты. Как Дни культуры России у нас проходили. Тогда всем это нравилось. А когда случилась война, ни единого слова интеллигенция не сказала…

– Наверное, в таких ситуациях и познаются друзья?

– Люди действительно познаются в трудных ситуациях. Вот Кобзону нет никакого резона получать дополнительные баллы от правительства России. Мы с ним ровесники, и вдруг он какие-то фразы произнес, мне было очень обидно. Лещенко сказал: “Если Вахтанг такой патриот, пусть берет автомат и воюет”. Что это такое? Несколько дней назад звонили из передачи “Человек и закон”. Хотели прислать группу, чтобы взять у меня интервью по поводу того, что происходит. Я говорю: “Вы сначала поезжайте в район Цхинвали, снимите, как наращиваются базы, сожженные пустые дома, места, где живут полмиллиона беженцев. После этого сядем и поговорим”…

Когда идет отторжение территории – это страшная вещь, такое не прощается. А мы – маленькая страна, и у нас отняли 20 процентов, внаглую отняли. Когда я был маленьким, говорили “немецкие оккупанты”, это была для меня очень плохая фраза, сегодня говорю “российские оккупанты” как простую вещь… Наше молодое правительство максимально старается что-то сделать, люди должны это понимать. Самое главное, чтобы дом изнутри не сломался, я имею в виду оппозицию. Потому что этого и ждет та большая страна, которая хочет все погубить…

“Внучки точно не хватает!”

– Давайте отойдем от политики. В прошлом году у вас был большой юбилей – 70 лет. Этот год прошел как-то особенно?

– Он очень плохо прошел, я все время об этом (о войне. – Прим. авт.) думал. Юбилей – это хорошо, когда тебе 20, 30, ну 40 лет, а в 70 лет – уже одной ногой там, у Всевышнего.

– Вахтанг Константинович, считаете ли, что песню “Мои года – мое богатство” заранее спели про себя?

– Не про себя, это были просто хорошие стихи. И теперь все время ее просят… Факт только один – человек с годами мудреет.

– Сегодня кто и что ваше богатство?

– Это, конечно, моя семья, внуки, друзья.

– Кто-то из внуков похож на вас?

– Старшему уже 30 лет (Георгий как раз зашел домой. – Прим. авт.), младшему – 14, среднему – 22 года. У нас демократичный дом, друг от друга секретов нет, внуки – очень близкие мои друзья. Знаю одно: им нравится, что я их дед! И, что мне нравится, они все очень порядочные ребята. Я знаю, что они любят родину, уважают старших, поэтому команда хорошая.

– У вас в доме много мужчин…

– Конечно, хотелось бы, чтобы бегала маленькая девочка. Сейчас надежда на Георгия, как он женится, посмотрим.

“Я должен или рыбачить, или петь”

– Чем занимаете себя вне съемок и гастролей?

– Люблю рыбачить. Даже в поездках рыбачу. Уже все знают, что для меня самый большой отдых – рыбалка.

– Вы рыбачите ради процесса или ради результата?

– Рыбу есть не люблю. Отдыхаю, тихо сидя в лодке. Нас двое: я и мой товарищ – известный режиссер, это наша бригада.

– Самая невероятная рыбалка в вашей жизни?

– Это было в Мексике! Кто читал “Старик и море” Хемингуэя, знает: там описывается огромная рыба-меч – марлин. Меня на нее возили в город Кабо-Сан-Лукас. Георгий был со мной на той рыбалке. Стоял маленький шторм, а эта рыба ловится на ходу. Когда мы ее зацепили – было ощущение, что поймали дом. Час пытались ее поднять, руки сбили в кровь, поднимали, она уходила. Позеленели от качки, и только мы остановились – она сорвалась! У меня было страшное горе! Когда вернулись в гостиницу, вдвоем с другом выпили три бутылки водки и не смогли опьянеть, все на нервной почве! Это была самая трагичная и эмоциональная рыбалка. Вообще я отдыхать не умею, я должен или рыбачить, или петь.

– Во время пения тоже отдыхаете?

– Во время концерта – да. Но это непросто – держать два часа зал. После концерта валишься с ног. Я с 1959 года на сцене и всего только раз сорвал концерт – у меня температура была 41о. А когда выходишь с температурой в 39о, после концерта она нормализуется до 35–36о, нервы все снимают (смеется).

Замечательное средство от похмелья

– Вы голос как-то оберегаете?

– Я с 9 лет курю! Мы сейчас разговариваем, я уже четыре штуки выкурил. Я вообще не режимный человек. Пью всю жизнь воду из морозилки.

– В Тбилиси горы практически из города вырастают. Вы в горы ходок?

– Я человек не дышащий, не здоровый и не смотрящий за собой, к сожалению. Я люблю застолья, у меня много друзей. Как только свободный день, мы собираем мальчишник, готовим и говорим. Люблю ходить на базар за овощами. Не умею торговаться, и мои домочадцы злятся. Но когда тебя узнают, как тут торговаться? Я часто вижу, что меня обманывают, но ничего сказать не могу.

– А что вы любите готовить?

– Как-то был конкурс на готовку ухи, и я его выиграл. Придумал свой вариант. Один раз даже в программе “Смак” готовил уху.

– Из какой рыбы ваш рецепт?

– Рыба чем лучше, тем вкуснее. Я готовлю на курином бульоне, моя уха рыбой не пахнет. Сначала варим бульон. Потом курицу убираем. Рыбу варим отдельно, потом кладем в бульон. С помидорами, со специями – вообще супер! Особенно после похмелья.

“Вы почему кефир не кушаете?”

– Картину “Мимино” растащили на крылатые выражения. Интересно, какая ваша любимая фраза в этом фильме?

– В Грузии есть такая фраза “сад даикарге” – мол, “куда ты пропал?”. Но после выхода фильма начали говорить: “Вы почему кефир не кушаете? Что, не любите?”. Мол, почему ты со мной не связываешься?

– А сами “Мимино” пересматриваете?

– Фильм часто крутят по ТВ, смешно до сих пор. Вообще себя смотреть – всегда неприятно, зная, как все это делалось.

– А у вас сохранились реквизиты с этого фильма?

– Была смешная кепка, но кто-то стянул ее у меня...

“Порой думаю: лучше бы я рисовал!”

– Вахтанг Константинович, есть вещи, о которых жалеете, что не сделали?

– Есть две такие вещи. Одну уже невозможно сделать. Я очень хотел сыграть Хаджи-Мурата – эта книга Льва Толстого у меня всегда была настольной. Когда я пришел к Данелии, он собирался экранизировать ее. Пришел с бородой, сбрил волосы – мне как раз было 40 лет, как и Хаджи-Мурату. Он на меня посмотрел, сказал, что еще ничего не решил: “Но Шамиля точно будешь играть!”. Россияне картину не пустили, там тема аннексии Северного Кавказа.

Вторая вещь: я с детства хотел рисовать, везде у меня были какие-то рисунки. Моя мама все беспокоилась, что у меня нет места для рисования, мы жили тяжело. Меня жена до сих пор уговаривает: “Научись разводить краски, для себя рисуй!”. Я прихожу к друзьям-художникам, они выползают с похмелья, рисуют, и перед тобой происходит чудо. Я говорю: какие вы счастливые люди, лучше бы вы пели, а я рисовал!

Марина ХЕГАЙ, Тбилиси – Алматы, фото автора

[X]