Опубликовано: 1241

В этой войне – мы все проигравшие

В этой войне –  мы все проигравшие

До “Другого берега” Георгий Овашвили снимал только короткометражки, но дебют его полнометражного фильма получился поистине впечатляющим!

С одного из последних кинофестивалей – в Гранаде – он увез главный приз. Весь год у грузино-казахстанской ленты “Другой берег” проходит очень насыщенно, фильм уже принял участие в десятке кинофестивалей.

Георгий Овашвили предложил встретиться в литературном кафе в центре Тбилиси, где мы и поговорили о его ключевом на сегодня проекте и о сотрудничестве с казахстанским продюсером. Режиссер с именем главного святого Грузии – безусловно, яркий представитель современного художественного кино своей страны.

Когда дерутся два брата, не может быть победителя

– Почему вы решили снять кино об абхазско-грузинских отношениях?

– Я очень много раз ездил отдыхать в Абхазию в студенческие годы. У нас есть огромная любовь к Абхазии и огромный долг. И тема этой войны очень близка и грузинам, и абхазцам. До сих пор считаю, что мы все – жертвы этой войны. Когда дерутся два брата, не может быть победителя. Мы все – проигравшие. Этим фильмом я хотел передать ту боль, которая есть во мне. Фильм не был конкретно об этой войне, об этом конфликте: я хотел показать, что любая война делает с детьми.

– Вам было сложно работать с детьми?

– С ними сложнее, чем со взрослыми. Во всех моих фильмах главный герой – маленький ребенок. Я никогда не думаю, когда начинаю новый проект, что главным будет именно ребенок. Из моей практики: начало всегда трудное, когда работаешь с детьми. А потом, если они тебя принимают, уже легко, они тебе доверяют, они свободны и, что самое главное, не закомплексованы, когда видят камеру.

– А какая тема в кино для вас самая важная?

– Самое интересное для меня – одиночество человека, потому что все люди одиноки. И не имеет значения, есть ли у них рядом родственники, близкие. Все равно человек одинок. Чем шире окружение человека, тем сильнее его одиночество, мне так кажется.

Воспитанный на Чаплине

– В советское время в Грузии была мощная режиссерская школа. Осталось ли что-то от старых традиций?

– Вы же понимаете, что после развала СССР во всех странах случилось одно и то же. Развитие остановилось, начались очень страшные годы. Где-то 15 лет назад, с начала 90-х и до 2003 года, ничего не делалось, не развивалось. И кино остановилось тоже. Профессионалы высокого уровня стали искать другую работу, чтобы как-то существовать. А новые режиссеры не воспитывались. Поэтому у нас образовался вакуум. Не знаю даже, как я до сих пор работаю в кино. Потому что это была очень большая борьба. Много энергии и нервов ушло. Были длительные периоды, когда я ничего не мог, – не то что снимать, думать о кино. В 2003-м я снял одну короткометражку – “Над уровнем глаз”, которая в 2005 году получила приз на Берлинском кинофестивале. После выхода “Другого берега” были попытки представить этот фильм как политический. Хотя я политикой не интересуюсь. Если кому-то фильм кажется антироссийским – это их личное мнение и восприятие. Мы постарались рассказать реальную историю.

– Вы сами выросли на чьих картинах?

– До сих пор номер один для меня – это Чарли Чаплин, уважаю Феллини, Бергмана, Луиса Бунюэля. Из того, что создано на бывшем советском пространстве, мне больше нравится классическое кино – Отар Иоселиани, Сергей Параджанов, братья Шенгелая.

– Вы относите себя больше к режиссерам авторского или коммерческого кино?

– Думаю, я режиссер некоммерческого кино. Но если люди ходят на твой фильм, если он им нравится, значит, у твоего кино есть и коммерческий потенциал. Если на твое кино не ходят – это не значит, что ты режиссер арт-хауса.

Контактам с Казахстаном помог случай

– В Казахстане не все фильмы доходят до нашего зрителя. А у вас как с этим?

– Грузинский зритель очень любит смотреть отечественные фильмы. Я видел статистику, самые большие доходы на этом рынке приносят грузинские фильмы. Даже у американских блокбастеров показатели хуже. Но у нас, к сожалению, очень мало грузинских фильмов – несколько штук в год. Кинорынок тоже очень маленький. В Грузии около 12–13 кинотеатров: в Тбилиси – четыре, в Батуми – два и так далее. Но все грузинские картины, которые выходят, обязательно попадают в грузинские кинотеатры.

– Вы стажировались в Голливуде…

– Я прошел практику на “Юниверсал Студио”. Мы работали каждый день, снимали в голливудских декорациях… Думаю, что, пока я могу что-то сделать для моей страны, я буду находиться на родине. Когда пойму, что не могу, тогда буду искать другие места и пути на Земле.

– Как ваши пути пересеклись с казахстанским продюсером Саином Габдуллиным?

– В 2004 году мы встретились на международном фестивале в Марокко, в городе Ассилах. Он представлял свой фильм с Маратом Сарулом. Тогда началось наше знакомство, которое вскоре перешло в дружбу. Мы часто встречались на разных фестивалях. Когда я начал работу над “Другим берегом”, то сообщил Саину – может, у него будет какой-то интерес поучаствовать. Но на тот момент Саин был занят в другом проекте и не смог. После того как я уже закончил съемки и был в Алматы в качестве члена жюри “Звезд Шакена”, мы опять встретились. Саин спросил, как идет проект. Проект был приостановлен, так как не было больше денег. Саин прилетел в Тбилиси, просмотрел весь материал и решил завершить фильм как продюсер. Надеюсь, мы сможем сделать премьеру в Казахстане осенью. Это было бы очень хорошо!

Награды грузино-казахстанской картины “Другой берег” на международных кинофестивалях 2009 года

– Гранада, Гран-при за лучший художественный фильм.

– Висбаден, Гран-при за лучший фильм; приз Международной ассоциации кинокритиков.

– Сиэтл, главный приз жюри в секции “Новые режиссеры”.

– Белград, приз за лучшую роль – Тедо Бекаури.

– Ереван, Гран-при за лучший художественный фильм.

– Париж, Гран-при за лучший художественный фильм.

Марина ХЕГАЙ (фото автора), Тбилиси–Алматы

[X]