Опубликовано: 2000

Усть-каменогорские мастера-энтузиасты возвращают к жизни стальных героев войны

Усть-каменогорские мастера-энтузиасты возвращают к жизни стальных героев войны Фото - Фото Виктора ВОЛОГОДСКОГО

Усть-каменогорские мастера-энтузиасты возвращают к жизни стальных героев войны.

По генеральскому счету

Два месяца назад, 9 Мая, на глазах тысяч устькаменогорцев по центральным улицам прошла колонна исторической военной техники. Три десятка легендарных бронеавтомобилей, ижей, эмок, “полуторок”, “катюш” выстроилось у мемориала Славы, и до вечера служили они своего рода музеем под открытым небом. Облепившие технику детвора и родители смогли потрогать своими руками стальных фронтовиков, услышать об их качествах и военных заслугах.

На протяжении последних лет парад исторической техники стал “фишкой” праздника Победы в областном центре Восточного Казахстана. Причем с каждым годом число выставленных машин растет. Все они найдены и восстановлены невероятной командой энтузиастов, умельцев и знатоков истории. Свое хобби они называют данью памяти всем, кто участвовал в войне и приближал Победу. По словам одного из реставраторов Дмитрия ДОБРОДЕЕВА, на постсоветском пространстве сформировалось целое сообщество таких энтузиастов. Они созваниваются, выясняют, у кого что есть. Выезжают, смотрят. Собирают буквально по крупицам. Три года назад возле Алматы, например, повезло найти автомобиль, оставшийся в истории как “генеральская” эмка. В тот момент он представлял собой груду металлолома, которую привезли в двух коробках.

– Собирали год, – рассказал Дмитрий. – Сейчас эмка на ходу, участвовала в параде. К сожалению, на раме и кузове не сохранилось номеров, невозможно установить, какому подразделению она принадлежала. Известно, что в Казахстан автомобиль попал после войны, а до этого был на территории Финляндии. Значит, серьезно помотался по фронтовым дорогам.

 “Генеральской” эту бронированную легковушку, или "ГАЗ-61", прозвали за повышенную по тем временам комфортность. Она была полноприводной, а значит, с высокой проходимостью. Мощный двигатель позволял подниматься по крутым откосам. Сиденья были широкими, мягкими, на них даже можно было спать. В войну именно такими вездеходами пользовались маршалы Тимошенко, Конев, Жуков, Рокоссовский... Холодная эмаль, брутальный облик… В мемуарах знаменитого маршала Ивана Конева есть такой эпизод. Ночь, он на своей эмке едет к переправам через Южный Буг. Машина еле продвигается по грязи и глубокой колее, проделанной танками. Приходится нарушить светомаскировку и включить фары. Тут же налетает вражеская авиация. Вокруг взрывы, свист осколков. “Я сидел на переднем сиденье рядом с водителем, а в кузове – постель и подушка, – говорится в воспоминаниях. – Приказал шоферу выключить свет, но впереди идущий “Виллис” остановился и загородил дорогу. Моя машина наехала на него, от толчка опять включился свет, и новая серия бомб рассыпалась возле наших машин. Наконец свет фар погас. Самолетов в ночном небе уже не было слышно. Осмотрев машины, мы увидели, что у моей эмки пробиты мелкими осколками оба ветровых стекла. В крыше тоже несколько пробоин, одна – значительных размеров. В кузове машины оказался большой осколок бомбы, около 500 граммов, который ударился о подушку и одеяло и застрял. Это спасло меня, он мог угодить в позвоночник”. Армия берет курс на широкое внедрение высоких технологий

Пламенный мотор

Мастера не скрывают, что оригинальных машин в том виде, в каком они сошли с конвейера в 30–40-х годах прошлого века, в коллекции единицы. Сегодня любой сохранившийся самолет, танк или автомобиль – это сенсация. За ними охотятся военно-исторические музеи и частные коллекционеры. Такие экземпляры вытаскивают из болот, поднимают со дна водоемов, откапывают из старых воронок. Но чаще поисковикам удается найти только фрагменты подбитой техники – куски бронированной обшивки или, например, части кузова, мотора. Устькаменогорцы по крохам собирают их везде, где можно. Привозят, раскладывают, находят недостающие звенья, изготавливают по архивным чертежам. И в конечном счете заставляют вновь заработать пламенный мотор.

К примеру, гордость собрания – легендарную “тридцатьчетверку” (танк Победы Т-34-85) – восстанавливали из деталей и фрагментов, привезенных практически со всего бывшего СССР. Где-то нашли бронелист, где-то – ходовую часть. Работа, по словам мастера, была грандиозной. Пришлось поднимать исторические чертежи, продумывать инженерные решения, использовать особую сварку. Учли даже такую деталь, как состав топлива военной поры. По нормативам, в 1938–1939 годах армейскую технику заправляли автобензином с октановым числом "57-59". Понятное дело, такого сегодня нет. Поэтому умельцы нашли способ использовать Аи-80, понизив октановое число с помощью добавок.

По словам энтузиастов, восстановление “тридцатьчетверки” – одного из самых узнаваемых символов победного наступления – стало для них делом чести. Вблизи боевая машина выглядит ошеломляюще. На броне неровности, зазубрины, грубые клепки. Как пояснили мастера, в войну об аккуратной отливке никто не думал, танки с конвейера сразу шли в бой.

– Этот танк на ходу, – пояснил Дмитрий. – Двигатель, силовая установка, тяги и рычаги у него родные. Заново по чертежам пришлось изготовить подкрылки, топливные баки, подшипники и разные мелочи. И всю внутреннюю отделку нам пришлось изготовить заново.

Все шесть колес

– В этом году мы показали еще “катюшу” на базе ЗИС-6, – рассказал мастер. – Этот тягач мог спокойно работать даже на ламповом керосине. Саму огневую установку мы нашли в районе Питера, а автомобиль собрали по частям. Модель очень редкая.

Производство грузовика ЗИС-6 запустили еще в 1934 году специально для “катюш”. Это был тягач на усиленной раме, со 105-литровым топливным баком, трехосный, то есть на 6 колесах. К октябрю 1941-го, когда автозавод экстренно эвакуировали из Москвы, с конвейера сошло больше 21 тысячи автомобилей. И тем не менее, как показал начальный этап войны, машин катастрофически не хватало. Их собирали по всем автобазам страны, вытаскивали со строек, с производств. Часть автомобилей сразу оказалась уничтожена бомбежками, часть сломалась. С середины 1942-го реактивные установки огня стали собирать на американских “Studebaker”, а тягачей ЗИС-6 оставалось всё меньше. К маю 1945-го их вовсе насчитывались единицы. Неудивительно, что сегодня каждый экземпляр военного грузовика на вес золота.  Зачем странам Ближнего Востока казахстанская бронетехника

Кроме того, команда реставраторов восстановила трехосный тягач “Diamond T-980” – их использовали для переброски танков и тяжелой артиллерии. Эти автомобили выпускали с 1940 по 1945 год в Чикаго и ввозили по ленд-лизу. После войны они служили на восстановлении народного хозяйства.

Впервые в этом году энтузиасты показали 9 Мая также невероятно редкий экземпляр бронеавтомобиля БА-10 образца 1938 года. По словам Дмитрия, во всем мире сохранился всего один оригинальный автомобиль, и то не на ходу. Остальные модели так или иначе восстановлены. Перед войной было такое веяние – делать колесные броневики. На Горьковском автомобильном заводе БА-10 выпускали на раме трехосной "полуторки" ГАЗ-ААА и оснащали башней с 45-миллиметровым орудием. Всего их было выпущено около 3,5 тысячи, но до Победы дожили немногие.

– К 1943 году эти машины морально устарели, – пояснил Дмитрий. – Война – это ведь гонка вооружения. Где-то броню добавляли, где-то, наоборот, убирали. Мы всё сделали по чертежам, здесь много оригинальных деталей. Нам очень помогли такие же энтузиасты из других стран. Когда не хватало информации, нам подсказывали, давали советы. Какие-то детали нам отдали безвозмездно. Все ведь знают, что каждый год эта техника участвует в праздновании 9 Мая, что на нее смотрят тысячи людей.

Сложно представить другое хобби, которое бы отнимало столько сил, времени да и денег. Усть-каменогорских энтузиастов, к счастью, поддерживает крупный автохолдинг. Его руководство понимает, что в реконструкции боевых машин нет ни капли корысти. Всё делается ради воспитания у молодежи патриотизма, ради сохранения памяти о главной трагедии минувшего века.

– Когда в праздник движется наша колонна, я чувствую гордость, – признался мастер. – Не каждому дано увидеть такую технику, и уж тем более не каждому дано ее восстановить. Это история. Ты просто касаешься этой машины и понимаешь, сколько эмоций с ней связано. Люди воевали. Одни погибали, другим было дано дожить до Победы. Это самые сильные эмоции. И спустя столько времени машины стоят здесь. Они всё помнят. Пусть они восстановленные, но это те машины, которые были свидетелями войны.

УСТЬ-КАМЕНОГОРСК

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров