Опубликовано: 3760

Уроки Жанаозена

Уроки Жанаозена

Почти два года назад, в декабре 2011 года, весь мир узнал о казахстанском Жанаозене. Трагедия, которая здесь разыгралась, обсуждалась мировыми СМИ. Сейчас же мало кто знает, чем живет город. Что изменилось? И какие уроки извлекли из этой трагедии?Болезни роста

В советские времена Жанаозен выстроили при нефтяном месторождении – типичный городок для одного предприятия. Еще лет двадцать назад здесь было 40 тысяч жителей – и город создавался именно на это количество. Сейчас, только по официальным данным, тут живут 127 тысяч человек. Неофициально называют разные цифры – от 135 до 170 тысяч.

В последние годы людей приезжало все больше – а город не рос. По населению сравнимо с областным центром. По развитию, да и по внешнему виду – с поселком городского типа. Всего один кинотеатр. Всего один ФОК – физкультурно-оздоровительный комплекс.

Зато много банковских отделений – почти все банки здесь представлены.

И, как и везде, – нехватка школ, детсадов и жилья. До областного центра, где есть хоть какие-то развлечения, – километров двести по почти безжизненной пустыне. Добираться трудно – дорога скверная. Надо бы построить хорошую, но, как всегда, денег негусто.

“Даже у Советского Союза, с его-то неограниченными возможностями, средств на это не хватило! А сейчас тем более…”  – говорили нам местные чиновники.

Два варианта квартирного вопроса

Когда я попросила акима города Серикбая ТРУМОВА назвать самые, на его взгляд, серьезные социальные проблемы города, он сказал: жилищный вопрос и… всеобщее желание работать в “ОзенМунайГазе”.

С желанием устроиться только в нефтянку справиться можно только одним способом – создавать здесь столь же привлекательные рабочие места. Правда, сказать это легко, а вот сделать сложно. В планах запуск заводов – цементного, битумного. Но для запуска производства нужно не просто цеха построить. Вода требуется. А ее здесь нет. Электричество. Вопросы логистики опять же – расстояния огромные.

И жилищный вопрос тут гораздо сложнее, чем в других городах. В свое время сюда стали направлять на место жительства оралманов – из Узбекистана, Туркмении. Сейчас уже все понимают – не самое правильное было решение. Люди, увидев возможность хороших заработков, стали подтягивать родственников. Сегодня, по словам акима, около 70 процентов жанаозенцев – оралманы. Были предложения закрыть город, ограничить прописку. Для переселенцев ее ограничили. Но оралманы все равно приезжают сюда, когда официально становятся гражданами страны. И потому имеют право жить, где хотят – а хотят жить здесь.

Тогда решили не строить там жилья вообще: таким образом, дать своеобразный посыл людям – мол, не стоит сюда перебираться, ничего здесь не светит. Не сработало. Сейчас, наоборот, планируют возвести несколько домов.

В очереди на жилье стоят полторы тысячи человек. Мы спросили, сколько стоят квартиры? Двухкомнатная, например? Ответили – около 7 миллионов тенге. Примерно 45–46 тысяч долларов.

Когда спрашиваешь, что же изменилось за два года, люди задумываются. Изменения – вещь такая, не всегда на виду. Поменяли, например, коммуникации, не ремонтировавшиеся с советских времен. Потому этим летом тут впервые за всю историю города была горячая вода.

С надеждой на нефть

Безработных официально – 900 человек. На центральных улицах мы увидели женщин, старательно подметавших дороги. Конечно, проще было бы купить одну-две чистящие машины. Но тогда эти женщины остались бы без заработка.

Возможностей найти другую работу немного. Слишком тут все завязано на нефтянке. Рабочие места – в основном на месторождении (куда принять всех желающих просто невозможно) и сервисных организациях, обслуживающих его.

Есть, разумеется, малый бизнес, как и везде, – парикмахерские, магазинчики, СТО. Прибыль которых тоже напрямую зависит от нефтянки – потому что обслуживают они, опять же, тех, кто работает в “ОзенМунайГазе”, посторонних здесь нет, не добираются они в эту глушь.

– А что будете делать, когда нефть кончится? – спрашивали мы жанаозенцев – и нефтяников, и чиновников, и обычных людей.

– Не кончится! – убежденно отвечали все.

“Шикарных решений нет”

Аким Мангистауской области Алик АЙДАРБАЕВ в разговоре с журналистами честно признался: “Шикарных решений для Жанаозена нет”.

Сейчас городу выделяются миллиарды тенге – на строительство дорог, школ и детсадов  (а в год тут рождается примерно 3 500 детей!). Суммы, превышающие бюджеты иных областных городов. С одной стороны, давно пора было приводить тут все в порядок. С другой – только деньгами всех проблем не решить.

Просто мы так привыкли к фразе “Народ хочет хлеба и зрелищ”, что даже не задумываемся – действительно ли хлеб на первом месте?

И можно ли всерьез полагать, что любую проблему легко потушить деньгами?

Местные власти говорят: криминальная обстановка стабильно тяжелая. На первой строчке в полицейской статистике – драки. В Комплексном плане социально-экономического развития города Жанаозена на 2012–2020 годы кроме коммуникаций, школ, поликлиник записано еще  строительство и оборудование участковых пунктов полиции, а также строительство двух общежитий квартирного типа для сотрудников органов внутренних дел. Тоже о многом говорящий факт.

Выход из стресса

Так или иначе, любой разговор о Жанаозене сводится к событиям почти двухлетней давности. Напряжение остается.

Город до сих пор пытаются вывести из стресса. Весь город,  не только тех, кто пострадал в 2011-м. Потому что, по большому счету, – все пострадали. Шок был у всех. Сейчас – афтершоки.

С людьми постоянно работают психологи. Серьезно, плотно. Сначала приглашали московских конфликтологов. Сегодня – наших, казахоязычных и знающих особенности менталитета.

Мы разговаривали с руководителем этого проекта – Абылайханом РЫСДАУЛЕТОВЫМ. Спрашивали: с какими проблемами приходится работать? Он ответил, что у многих еще остался страх – перед полицией, властями.

Психологам, кстати, тоже пришлось перестроиться. Обычно они не навязывают своих услуг, считают – человек сам должен осознать, что ему нужна помощь, и обратиться к специалисту. Тут же пришлось самим стучаться в каждую дверь. И эти двери долго не открывались.

Сейчас, говорит Абылайхан, люди уже сами приходят к психологам, советуются, говорят о своих проблемах, даже не связанных с теми, декабрьскими событиями. После той трагедии многие семьи распадались – слишком велико было психологическое напряжение, не все выдерживали. Сейчас некоторые вновь воссоединяются. Специалисты говорят – это очень обнадеживающий факт.

Создать комфорт в городе на самом деле не так уж и сложно – нужно немножко времени и много денег. Вернуть комфорт в души – задача неимоверно трудная.

Уроки надо учить

Трагедия Жанаозена стала шоком для всех. И – страшным уроком. Теперь от всех, и в первую очередь от властей, требуется детальный анализ всего происшедшего, чтобы больше такое не повторялось. У нас ведь не только Жанаозен – город при предприятии. Таких моногородков немало. И в каждом свои особенности ситуации.

Не замечать этого – уже нельзя. Предотвратить трагедии – можно, нужен взвешенный и грамотный подход. Казахстан совсем не уникален в этом вопросе, подобные проблемы есть во многих странах, в том числе и развитых. И есть технологии их решения. Хорошо бы учиться на чужих ошибках. А не на своих.

Просто цифры

Когда здесь жили 40 тысяч человек, добывалось 40 миллионов тонн нефти в год. Сейчас официально – 127 тысяч человек. Добывается 14 миллионов тонн нефти.

Вот такая разница.

Еще цифры: на предприятиях “ОзенМунайГаз” трудится около 16 тысяч человек. В отделе кадров лежит пять тысяч заявлений о приеме на работу.

Жанаозен – Алматы

Загрузка...

[X]