Опубликовано: 1200

Упавшего с 9-го этажа спасли врачи

Упавшего с 9-го этажа спасли врачи Фото - Нэля САДЫКОВА

О том, как травматологи седьмой городской клинической больницы Алматы спасают безнадежно больных и к чему приводит беспечность, рассказывает врач травматолог-ортопед, заведующий отделением ортохирургии городской клинической больницы № 7 Арнат БАЙЗАКОВ.

– Недавно из вашей клиники выписали 23-летнего пациента, который упал с 9-го этажа и не только остался живым, но и ушел домой на своих ногах...

– Да, он отлежал у нас 2,5 месяца. В апреле у него случилась высотная травма, он упал с 9-го этажа. Белил там или что-то еще делал. Когда “скорая” привезла его к нам, давление у него было 40 на ноль. Он был в коме, на грани жизни и смерти. На каталке его сразу завезли в операционную и стали проводить противошоковые мероприятия, поднимать давление. Бригада специалистов: нейрохирурги, хирурги, травматологи, анестезиологи, терапевты – сразу осмотрела его. Сделали клинические обследования, выявили повреждения: ушиб головного мозга, множественные переломы ребер, ушиб сердца, ушиб легкого, гемопневмоторакс (это скопление воздуха и крови в легких с нарушением дыхания), множественные повреждения верхних и нижних конечностей, открытые переломы.

Хирурги сделали все, чтобы его жизнь не угасла, “собирали” парня, как говорится, по частям. Накладывали специальные конструкции, чтобы вывести пациента из шока и срастить кости, выкачивали сгустки крови из легких. Сам парень тоже цеплялся за жизнь и этим в какой-то степени помогал врачам. Сейчас ходит с помощью костылей, но он уже на пути к полному выздоровлению.

– В вашей больнице не так давно организовано крупное отделение ортохирургии, оттого, что растет число людей с проблемами опорно-двигательной системы?

– Да, проблемы с заболеваниями суставов и костей у нас увеличиваются с каждым годом. Существует много теорий о факторах их возникновения. Кроме того, сейчас все больше появляется новых видов транспорта и спортивных устройств, как, например, мотобайки, квадроциклы, моноциклы, электроскейты, гидроскутеры, сноуборды. Все это интересно, нужно и современно. Но бывает, что люди пользуются ими без соответствующего инструктажа, а в результате получают травмы. Бурно развивается и строительный бизнес, случается много производственных травм по неосторожности. Бывают спортивные травмы в футболе, в борьбе, баскетболе, волейболе, теннисе. Особенно часто спортсмены травмируют колено и плечо. Это наиболее сложные суставы, где много костей и мягкотканых структур: связки, мениски, складки, мышцы, сухожилия. “Коньком” нашего отделения сейчас стало лечение травм плечевого сустава. Пока мало кто его оперирует, поскольку это довольно сложная процедура.

– Раньше все это лечили консервативно, при помощи инъекций и таблеток?

– Да, а сейчас появились новые виды обследований. Например, с помощью магниторезонансной томографии (МРТ) мы имеем больше возможностей выявлять изменения в суставах, повреждения мышц и сухожилий, отложение солей, так называемых остеофитов. Появились и новые методы операций, когда под контролем видеоаппаратуры мы заходим в сустав и делаем, например, пересадку здорового хряща из нерабочей зоны на область, где есть повреждение. И он приживляется на 100 процентов.

Инфекционный фактор

– А вот иммунологи и инфекционисты утверждают: когда у человека болят кости или суставы, стоит поискать инфекции в организме...

– Вы правильно заметили. Потому что есть категории пациентов с заболеваниями суставов, которые на самом деле страдают либо бруцеллезом, либо туберкулезом костей, либо ревматоидным артритом. Такие системные заболевания чреваты нарушением обмена веществ. И тогда сустав воспаляется, кости худеют, из них вымывается кальций, появляются ограничения в движении, нарушается работоспособность. Если такие заболевания находятся на начальных стадиях, их лечит профильный специалист. Если ревматоидный артрит – то ревматолог, если инфекции – инфекционист, потому что без устранения этого основного заболевания наше лечение может быть малоэффективным. К нам же пациенты поступают уже в более поздних стадиях, когда происходит деформация костей и суставов. Когда болевой синдром наступает не только при больших нагрузках, но и в покое, например, в ночное время. Это уже при артритах и артрозах III–IV степени. Тогда пациентам необходимо оперативное вмешательство.

– Значит, перед каждой операцией вы тщательно обследуете пациента на инфекции?

– Да, например, сейчас поступает много пациентов с урогенитальной инфекцией. Это микоплазма, хламидии, уреаплазма, которые подавляют обмен веществ в области тазобедренного сустава. В нем идет воспалительный процесс, нарушается кровоснабжение, лимфоток, венозный отток, поражаются сосуды, идет омертвение костной структуры. Часто при этом гибнет именно головка бедренной кости, идет так называемый аваскулярный некроз. И все из-за того, что человек заразился урогенитальной инфекцией где-нибудь в бане или сауне, потом занимался самолечением. Через полгода-год у него начинают болеть суставы. А потом он может поиграть в футбол или переохладиться, дать нагрузку на сустав. Боли увеличиваются, отдают в ногу, появляется хромота или прихватывает поясницу. И когда он обращается к врачу, делает рентген или более углубленную компьютерную томографию, доктор видит, что идет поражение головки бедра. С таким диагнозом к нам часто поступают мужчины в возрасте 35–40 лет. То есть в самом расцвете сил.

А бывает инфекция где-то, допустим, в легких, а проявиться может там, где есть слабое место в организме. Например, в суставе. Чуть вывихнул, дал нагрузку или перегрузку, и он может заболеть.

Движение есть жизнь

– А в каких случаях вы ставите искусственный сустав, эндопротез?

– Вот мы поставили искусственный тазобедренный сустав одному из наших пациентов 60 лет, который работает водителем-дальнобойщиком, из-за того что у него развился двусторонний коксартроз. Это разрушение обоих тазобедренных суставов IV степени. Причины, скорее всего, связаны с его работой. Он постоянно за рулем, идет застой кровообращения, отеки в ногах. То в холоде, то на жаре, то на ветру, вспотел, замерз. К тому же пять лет назад из-за бурана он на 14 часов застрял в степи в сильный мороз. Едва не отморозил ноги. Потом, видимо, недостаточно эффективно лечился. И через несколько лет организм дал ответную реакцию на это. Больше жидкости попало в сустав, нарушились обменные процессы, и пошло воспаление. В данном случае мы не можем говорить о какой-то конкретной причине заболевания. Здесь роль сыграла совокупность многих факторов. Конечно, предрасполагающими были малоподвижный образ жизни и переохлаждение. Еще есть теория, что к развитию артроза может приводить курение. Никотин и смолы из табака, которые оседают в легких, ведут к нарушению обмена веществ, сужению сосудов и влияют на развитие остеоартроза и остеопороза. Но об этом лучше расскажут пульмонологи или онкологи.

– В случае с этим пациентом можно ли было избежать эндопротезирования? Все-таки это крайняя мера...

– Только если бы он раньше обратился к врачам и прошел интенсивный курс лечения. Часто еще к нам приходят спортсмены, молодые ребята, и говорят: “У меня нога не держит, неустойчивая. Подкашивается, когда иду по лестнице, падаю, когда бегу. А хотел бы вернуться в спорт”. Это говорит о том, что у него нестабильный сустав. Мы делаем МРТ, выявляем повреждение. Бывает, что у спортсменов это разрыв мениска. А порванный мениск в 90 процентах случаев приводит к артрозу и через некоторое время к протезированию, если мениск не восстановить. А восстановление его возможно не всегда. Если это зоны, где мениск кровоснабжается, мы стараемся его ушить. И так избежать развития артроза. Если мы аккуратно все уберем, то процентов на 30 мениск восстанавливается, происходит его регенерация. Но это не всегда. Если поражение большое, а мениск размозженный, ушить его невозможно, то тогда приходится его удалять. И мы говорим пациенту, что его травма настолько серьезна, что в будущем придется делать эндопротезирование.

– А бывает остеопороз у мужчин в 40 лет?

– У молодых остеопороз бывает только, если есть системное заболевание, или у тех, кто перенес серьезные травмы. У тех же, кто много ходит, двигается, остеопороза практически не бывает. Ведь основная профилактика остеопороза – это движение в суставах и мышцах. Ограничение движения и нагрузок необходимо только, если у пациента идет воспалительный процесс, нарушение обмена веществ и вымывание кальция из костей.

А при повреждениях или заболеваниях хряща на ранних стадиях мы применяем консервативное лечение препаратами, так называемыми хондропротекторами, которые приостанавливают его разрушение. Кроме того, сейчас широко применяются инъекции в суставы, которые снимают воспаление, болевой синдром и улучшают восстановление хряща. Но такие процедуры нужно применять с осторожностью, и только у хорошего специалиста.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи