Опубликовано: 1600

Унесенная ветром

Унесенная ветром

Жить в этом мире и оставаться собой, не прогибаясь до коренного перелома, редко кому удается. У этой молодой женщины получилось.

Ее зовут Инна. В зеркальном повторении звуков имени слышится характер: кошачья грациозность, независимость, устойчивость к стрессам и умение приземляться на четыре лапы при неизбежных встречах с землей.

В дружбе с собой

Жизненный путь Инны Клименко извилист и непостижим. Училась на филолога, работала журналистом – это в Костанае, где родилась и выросла. А потом на фоне абсолютного благополучия внезапно отправилась в Питер. Тогда говорила нам, ее знакомым: не знаю, может, в отпуск, а может, и навсегда. Через некоторое время вслед за ней уехал муж Александр и кот Рэй, крошечным котенком подобранный в костанайском подвале.

Мы тогда все еще удивлялись: куда, зачем?

Ее вообще болтало по миру. Едва выйдя замуж, она уехала в Болгарию, где жила ее бабушка. И вернулась-то она на время, паспорт переоформить – но два года проработала в Костанае. “Ин, ты чего не едешь-то?” – спрашивали мы ее. “Не знаю, не время еще, наверное”, – отвечала она беспечно. И вот – на тебе, Питер. Да еще и работа такая... Наша артистичная Инка, вечная Снегурочка на капустниках, в Питере начала... продавать рыбу.

– Я с утра выходила из дому и колесила по городу на своих двоих, – вспоминает она сейчас поиски работы в мегаполисе. – Из офиса в офис, теряя градус настроения от вопроса, есть ли у меня прописка. А потом нашлась эта работа. За нее неплохо платили. А нам нужно было вставать на ноги. Так и стала менеджером по продажам.

Усталый менеджер

Ну стала и стала – мало ли наших переквалифицировались на 180 градусов, чтобы держаться в те годы на плаву? Но Инке понравилось. Она говорит, такого азарта от убойных переговоров с элементами блефа, от меняющейся каждую минуту ситуации на рынке она сроду не испытывала. Драйв! Адреналин! Бонусы!

Так прошли семь лет. Инна доросла до начальника отдела сбыта. И... заскучала. Или устала? Или перегорела? Депрессия накрыла ее мягким душным колпаком. Цейтнот стал противен. Начались проблемы со здоровьем, мелкие, но нескончаемые. И в какой-то момент она поняла, дело не в физиологии. В другом. И тогда, вспомнив все прочитанное по практической психологии, решила лечить себя сама.

Она пробовала все: усиленную любовь к себе с повышенным вниманием к нарядам, спа-процедурам и прочим женским штучкам, путешествие. А потом, чувствуя, как чавкающая трясина депрессии медленно отпускает ее, Инка села за книгу. Так родилась исповедь усталого менеджера. Написанная, чтобы восстановить душевное равновесие. Изданная в надежде помочь другим замотанным жизнью трудоголикам.

Женщина как протест против здравого смысла

Мы все вышли из своих семей. И все, что имеем, берет начало оттуда, из родовых гнезд. Какое гнездо, такие и птенцы.

У Инки в родне много людей талантливых, но есть одна особинка, где, пожалуй, и нужно искать истоки ее характера. Женщины в ее роду отличаются совершенно особенным, отчаянным авантюризмом. И потрясающей, ничем не разрушаемой женственностью.

Ее бабушка Мария еще в советские времена под косые взгляды и перешептывание соседей отбыла в Болгарию, хотя за несколько лет до этого перенесла операцию по поводу рака груди. Ей тогда было под пятьдесят. Едва очухавшись после операции, она отправилась в Тюмень зарабатывать себе пенсию. Там и познакомилась с болгарином, с которым случилась у нее большая любовь.

Инкина мама, Наталья, уехала к матери в Болгарию в годы самого страшного развала. Планировала помочь матери поднять небольшой бизнес, оставшийся той после смерти мужа. А тут – великий перелом. На бизнес государство наложило лапу. Две женщины бедствовали. И в какой-то момент Наталья отправилась в Турцию. Туда в то время ехали многие болгары: на заработки. Но иностранка, без языка, в туфельках, купленных еще в Костанайском ЦУМе?!

Она поехала. И случилась цепочка чудес. Первое – ее взяли домработницей. Второе – она попала в дом к отставному турецкому генералу. Третье... ну вы догадались. Они поженились и живут счастливо в Измире по сей день. Полностью унаследовала семейный характер и младшая Инкина сестра Марина. Еще в школе она твердила как заведенная: “Все равно поеду в Америку”. Она учила английский до опупения, брала призовые места на олимпиадах. И, окончив школу, получила-таки шанс провести в США год по программе обмена.

За этот год Марина умудрилась окончить там школу и вернулась домой, уже зная, что успешно сдала экзамены и принята в колледж штата Нью-Гэмпшир.

У всплеснувшей руками мамы денег хватило только на билет и визу. Все остальное костанайская золушка делала сама: платила за учебу в колледже, потом в университете. Работала на заправках, в пиццериях, в социальной службе. Сейчас Марина – мать двоих детей, детский психолог, защитила докторскую.

Оптимистическая  симфония

Они очень дружны сегодня – женщины одной семьи, унесенные ветрами перемен в разные страны и города. Каждая ведет в жизни свою партию, но если прислушаться, их голоса сливаются в одну гармоничную песню. Оптимистическую, прошу заметить.

В своей книге Инна Клименко написала: “Кто-то из великих, явно мужчин, сказал, что мужчина принадлежит к тому полу, который миллионы лет был разумен. А история женщины иная. Женщины всегда были наглядным протестом против самого существования здравого смысла”. Меня это и восхищает!

Костанай.

[X]