Опубликовано: 290

Удаленная медицина

Удаленная медицина

Узнав, что в одном из отдаленных районов местные жители заготавливают лекарственные травы сотнями (!) тонн, а в соседнем ищут в горах мумиё и там же есть шаманский центр, я перекрестился и отправился в обычную районную больницу.

Чужие здесь не ходят

Первым делом попадаю в реанимацию. Туалет внутри здания. Это большая редкость для любого райцентра в Казахстане. Хорошо хоть, в больницах клозеты в каждом отделении.

– Один и для вас, и для пациентов? – спрашиваю у реаниматолога Мурата БУЛЕГЕНОВА.

– Наши пациенты сами в туалет не ходят, – улыбается тот в ответ.

– Ну да, видимо, недаром в медицинской среде считается, что, если отправили в реанимацию – это всё, родственникам можно смело готовиться к похоронам…

– Считается не совсем без оснований, ведь к нам попадают только или в тяжелом, или крайне тяжелом состоянии. Вот сейчас у нас пациент, у которого половина мозга не снабжается кровью. То есть ее просто нет. Он в коме, операция бесполезна, не факт, что помогли бы в Алматы или Астане. Он ни на что не реагирует, отключишь аппаратуру – тут же умрет. Ситуация безнадежная, и нам, врачам, остается только ждать, когда у него остановится сердце. Это может случиться уже скоро. Но далеко не всегда реаниматологи, тем более после первого осмот­ра, могут дать гарантию, что тут уже ничем не поможешь. Кто знает резервы организма? Поэтому работаем без разговоров.

– В сельскую реанимацию попадает еще кто-то, помимо жертв аварий и других несчастных случаев?

– Процентов сорок наших пациентов перенесли инфаркт или инсульт. Но есть пациенты, которых, в каком бы они ни были состоянии, в реанимацию никогда не примут, хоть в Астане, хоть в райцентре. Это цирроз печени или онкология. То есть заболевания, с которыми на последней стадии медицина пока еще справиться не в состоянии. Это люди, которых все равно уже не спасешь. Будут просто занимать место.

А в реанимации всегда обязательно должны быть свободные койки – в любую секунду где-нибудь что-нибудь случится, не положишь же нашего пациента в какое-нибудь другое отделение!

А вот к нам попасть хотели бы многие – все-таки в реанимации на порядок больше сил и средств для излечения, чем в любом другом отделении.

Не так уж страшен черт

– В мединституты поступают только отличники, очень редко – хорошисты, потому что выдержать семь лет такой учебы может только тот, кто в школе реально напрягался, – говорит директор Сарканской районной больницы Алтай ШУЛГАУБАЕВ. – Медицина – это призвание. В большом городе ты отдежурил ночью раз в неделю – и всё. А здесь дежуришь сколько надо. Плюс среди ночи в любой момент могут позвонить – мы за вами машину выслали, и без всякого ворчания поедешь в стационар и будешь работать. Анатомия безразличия: какой ужас творится в больнице в селе Шелек

– Ну да, вы начальник – и то продолжаете оперировать. И люди только хорошее говорят. Почему даже начальники в райбольницах работают еще и простыми врачами?

– Лишиться кресла можно в любой момент, а профессионализм выручит всегда. Я хирург прежде всего, и практика нам нужна постоянная. Процентов 50 главных врачей в больших городах в Казахстане – бывшие сельские врачи. Выдержит не всякий, здесь нужно не отбывать положенное время и бежать домой, а именно работать. Поэтому людей и не хватает, но те, кто все-таки работает в районах, – настоящие профессионалы.

– А врачей и техники у вас хватает? Или фельдшер до больного сутки будет ковылять?

– Врачи основных специальностей у нас есть, потому что у меня работает много пенсионеров. Возраст в медицине роли не играет, а вот опыт, который не получишь в мединституте, просто неоценим. Но ЛОР у нас один. Его хватает. А когда начинает работать призывная медкомиссия, а это два раза в год, то и ЛОРа больше нет. И ничего тут не сделаешь. Но совсем недавно приехали три молодых врача. Так что справляемся. Насчет оборудования – имеется не всё, что всегда было в больших городах. Ну нет у нас аппарата “искусственная почка” – так он здесь практически и не нужен. Два-три пациента в год едут в Талдыкорган, который рядом. Зато у нас есть компьютерная томография, и больных довольно много. И “скорая” у нас есть. Это несколько бригад на хороших машинах, естественно, круглые сутки. И приедет она гораздо быстрее, чем по алматинским пробкам.

– Но вот точно, кому не повезло, так это жителям аулов. По любой надобности, пусть даже замучавшем насморке, как хочешь, так и добирайся до райцентра.

– В зависимости от численности населения там есть или фельдшерско-акушерские пункты, или сельские врачебные амбулатории (СВА). В них работают уже врачи. При каждом есть санитарная машина.

Даже если в ауле только фельдшер, он всегда окажет первую помощь. Поставит хотя бы предварительный диагноз и сможет по назначению врача сделать уколы или капельницу.

Если что-то серьезное – сразу же отвезут в райцентр на санитарной машине. И это не какие-то исключительные случаи, существуют нормы, по которым человека обязательно нужно доставить в стационар. Они всем медработникам прекрасно известны. И не стоит забывать, что у нас в стране работает санитарная авиация. Пациента из любой глуши доставят в любой город Казахстана. Кстати, из-за надбавок сельские врачи получают ощутимо больше городских – под 200 тысяч. На селе это хорошие деньги.

Шок в глубине

Километров восемьдесят от райцентра. Большой одноэтажный дом. Слушаю заведующую и не верю собственным ушам.

В малюсеньком ауле работают педиатр, терапевт и стоматолог (!), плюс восемь медсес­тер.

Здесь восемь кабинетов, частная аптека, ничуть не меньше, чем в райцентре, уютный дневной стационар на пять коек. Это же настоящая мини-больница! И среди бела дня ни одного пациента. С крыши упал, бык забодал, лошадь укусила: какие травмы получают люди в сельской местности

– Нет, мы не имеем права никого госпитализировать, даже если человек сломал палец, мы можем ему наложить гипс, но по правилам с любым переломом пациент обязательно должен быть доставлен в райбольницу, – говорит заведующая СВА Салима УТЕУЛИНОВА, – для этого у нас есть машина.

Хроники и здесь в наличии. Взрослые страдают от сердечно-сосудистых заболеваний, а дети – от легочных. В этом виноват, по мнению заведующей, слишком влажный климат. Наверное, недаром в дневном стационаре, рядом с двумя термометрами, висит… гигрометр (прибор, измеряющий влажность). Сельская специфика также присутствует. Здесь не редкость – укусы змей, клещей и собак.

И если сельчане колотящееся сердце, постоянный кашель или насморк никогда не считали болезнями, то за беременными и только что родившими медперсонал, бывает, в прямом смысле бегает по аулу.

И даже… Спустя 40 дней после родов каждой настоятельно порекомендуют воспользоваться противозачаточной спиралью. Боишься? Не хочешь? Ну тогда пиши на листочке отказ, и вот тебе презервативы. Бесплатно. Дело в том, что для сохранения здоровья мама должна вторично забеременеть не раньше чем через три года после родов. И вот именно с этими тонкостями в сельской глубинке обычно всегда возникают большие проблемы.

… Читаю найденную в Интернете официальную информацию пятнадцатилетней давности о здравоохранении в селах, где живет половина Казахстана, и ужасаюсь. Поверьте, за эти годы очень многое изменилось…

АЛМАТИНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи