Опубликовано: 1608

Учет контроля

Учет контроля

И контроль учета нефти!

Недра Республики Казахстан принадлежат государству, а следовательно, являются общенародной собственностью. Соответственно все граждане должны точно знать, кто, как и на каких условиях распоряжается их достоянием.

Отстаивающий этот принцип Малик Исабеков, член Национального совета по реализации Инициативы прозрачности, считает себя прагматиком. Ведь доходы от использования недр – это не только будущее, но и нынешнее, вполне осязаемое благосостояние казахстанцев.

Его бывший соратник по борьбе за прозрачность Кайрат Амандыков, заместитель председателя Федерации профсоюзов Республики Казахстан, утверждает, что полезное и важное начинание “заболтали” чиновники и представители добывающих компаний. Маулен Намазбеков, представитель ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса, уверен, что настало время более активных действий по распространению идеи Инициативы прозрачности.

Прагматичный интерес

Феномен “проклятия ресурсов” открыт не так уж давно и до сих пор не вполне изучен. Суть в том, что некоторые страны, несмотря на наличие баснословных природных богатств, остаются бедными. Почему?

Во-первых, высокие доходы от освоения природных богатств приводят к тому, что инвесторы неохотно идут в другие отрасли. К тому же цены на сырье на мировых рынках обычно нестабильны. В результате во время финансовых кризисов страны с преимущественно сырьевым хозяйством оказываются в незавидном положении. Кредиторы требуют с них деньги, выданные взаймы в период благоприятной ценовой конъюнктуры, а неразвитая промышленность не может обеспечить большую часть граждан работой. Поступающая в страну выручка от продажи ресурсов за рубеж толкает вверх курс национальной валюты. Из-за дорогой валюты ряд отраслей промышленности, особенно экспортоориентированных, становятся неконкурентоспособными. Это симптомы так называемой “голландской болезни”.

Избавиться от “проклятия ресурсов”, по мнению экономистов, можно лишь активно развивая другие, несырьевые отрасли экономики. А для этого нужно знать, куда поступают доходы от экспорта сырья.

С инициативой по развитию прозрачности в добывающих отраслях промышленности первым выступил бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр. Британское правительство обеспокоилось судьбой доходов таких гигантов, как “Бритиш Гэз” и “Бритиш Петролеум”, не из соображений бескорыстной помощи развивающимся странам. Недостатком прагматизма Лондон никогда не страдал. Просто знание об истинных размерах прибыли с нефтяных месторождений поможет, например, установить точный размер налогов, которые этим компаниям следует внести в британскую казну.

– Вполне нормально, когда правительство хочет знать, сколько компания, выплачивающая налоги в его страну, получает прибыли на самом деле, – объясняет директор Центра анализа общественных проблем Канат Берентаев. – Эта инициатива выгодна и нам.

– Как ни странно это звучит, но до сих пор у экспертов нет точных данных, какова истинная себестоимость добычи нефти в ряде стран. Соответственно очень трудно рассчитать прибыль, которую следует обложить налогом, – говорит ведущий научный сотрудник Института экономики Министерства образования и науки, автор труда “Нефтегазовый комплекс Казахстана” Олег Егоров. – Правительства развитых стран подозревают, что их добывающие компании утаивают часть прибыли. И что часть прибыли оседает в карманах местных чиновников.

Маулен Намазбеков, главный менеджер казахстанской ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса “Kazenergy”, полагает, что британское правительство с помощью Инициативы способствует снижению политических рисков в сфере произвоственной деятельности.

– Крупные британские добывающие компании работают в том числе и в бедных странах, которые с трудом преодолевают хаос в экономике и политике. Яркий пример – Африка. Компании, получающие месторождения в концессию, готовы закрыть глаза на то, что творится в стране, сотрудничать с любым режимом, что в долгосрочной перспективе может привести к обнищанию населения и усилению нестабильности. Инициатива прозрачности помогает определить реальный вклад компании в экономическое развитие стран, что содействует укреплению политической стабильности.

К слову, от участия в успешном проекте успешно уклоняется союзник Великобритании – Соединенные Штаты Америки.

Что оставим детям и внукам?

Пока полнотой информации о том, сколько в денежном и натуральном выражении приносит работа иностранных инвесторов, не обладают не только рядовые граждане, но и парламентарии.

– Парламент до сих пор не знает, как на практике действуют Соглашения о разделе продукции – контракты с инвесторами, в которых прописано, сколько нашей стране причитается в натуральном и денежном выражении за предоставление права работать на наших недрах, – говорит Малик Исабеков, являющийся также участником коалиции “Нефтяные доходы – под контроль общества!”.

В рамках борьбы за прозрачность нефтяных доходов он намерен поставить вопрос и о прозрачности Национального фонда, называемого также Фондом будущих поколений. В нем, как известно, аккумулируются как раз нефтедоллары. По его убеждению, народ Казахстана должен знать, кто и как управляет его деньгами.

По мнению Кайрата Амандыкова, заместителя председателя Федерации профсоюзов Республики Казахстан, также являющегося членом Национального совета по реализации Инициативы прозрачности, это полезное начинание превратилось в очередную говорильню. Но саму идею профсоюзный лидер считает правильной.

– Честно говоря, я перестал посещать заседания Национального совета, потому что не вижу перспектив в этой работе. Основные претензии не к иностранным инвесторам – они-то как раз готовы предоставлять свою отчетность, а к национальным компаниям. Почему-то наши добывающие гиганты крайне неохотно передают сведения о своей работе. Не знаю, с чем это связано, – вполне может быть, с низкой активностью тех, перед кем должны отчитываться компании, – парламентариев, работников контролирующих органов.

Маулен Намазбеков же полагает, что получить ответ на вопрос, куда уходят прибыли от добычи нефти, – дело техники. Гораздо важнее поставить перед необходимостью участия в Инициативе иностранные компании.

– На мой взгляд, сейчас надо в первую очередь стремиться к тому, чтобы все добывающие компании подключились к Инициативе прозрачности. Нужно понимать, что здесь не следует ни на кого давить. Присоединение к Инициативе дело сугобо добровольное. Что касается компании "ТенгизШеврОйл" (которую часто критикуют за отказ принять участие в Инициативе прозрачности. – Прим. авт.), то ее подключение требует одобрения со стороны акционеров. Хотя сами акционеры уже присоединились к Инициативе.

В настоящее время в среде экономистов, представителей правительства и руководителей институтов развития развернулась дискуссия – что же делать с Фондом будущих поколений? Продолжать вкладывать его средства в надежные, но низко- и среднедоходные ценные бумаги за рубежом или использовать на стратегические цели – энергетику, здравоохранение, образование – внутри страны?

Дискуссия ведется пока только в узком кругу экспертов и “командармов” отечественной экономики. Кстати, за рубежом вопросы использования ренты тоже почти не волновали народные массы до тех пор, пока население не начинало получать прямые выгоды от использования “нефтяных” денег. Например, в Норвегии дивиденды от “работы” денег Фонда будущих поколений на биржах идут на оплату отпусков, больничных листов, помощь детским дошкольным учреждениям, выплаты материальной помощи матерям-одиночкам, финансирование бесплатного образования. В американском штате Аляска каждый житель ежегодно получает на руки чек с дивидендами. Естественно, для граждан Норвегии и упомянутого штата Америки вопросы, кто и как распоряжается их деньгами и сколько страна получает от добычи нефти, являются далеко не праздными.

Благотворительность – не по карману

Иностранные инвесторы в регионах добычи нефти оказывают помощь населению – строят дороги, больницы и школы. Но строят они, исходя из собственного разумения – что, на их взгляд, необходимо сейчас жителям поселков или городов, находящихся в нефтяных областях.

– Мы не можем тут руководствоваться принципом “дареному коню в зубы не смотрят”, – убеждает Малик Исабеков. – Дескать, облагодетельствовали, и спасибо. Размеры этой помощи – это часть нефтяных контрактов, иностранные инвесторы по соглашению обязаны помогать местному населению.

В качестве примера он привел строительство больницы в Атырауской области на деньги одной западной нефтяной компании. Больница была построена в срок и даже оснащена дорогостоящим, но… ненужным оборудованием. В области не оказалось медиков, умеющих с ним обращаться. Да к тому же местные жители жалуются не на те болезни, для диагностики которых нужны полученные недешевые аппараты.

– Или, скажем, устанавливают систему очистки воды – нужное и важное дело. Но потом получается, что цена на воду поднимается настолько, что жителям такая “благотворительность” становится не по карману. Было бы, конечно, неправильно утверждать, что вся помощь иностранных инвесторов уходит впустую – они сделали и делают очень много полезного. Но вот если бы они еще прислушивались к действительным нуждам местного населения...

Резюмировать разговор с экспертами можно давно известной формулой классика: “Учет и контроль, учет и контроль! И учет контроля!”. Простая истина, но простые решения обычно самые верные.

– Ответственность за судьбу страны и гражданская активность, которые сегодня стали смешны и непопулярны, опять появятся только тогда, когда люди поймут, что и они тоже причастны к происходящему. А ощущение причастности придет тогда, когда каждый гражданин будет знать, что его при распределении природных богатств никто не обманывает, – считает Исабеков.

Антон ЛИСИЦЫН

[X]