Опубликовано: 1518

Трудности перевода

Трудности перевода

Теоретически через два года, в 2010 году, все 15 миллионов граждан Казахстана должны заговорить на казахском языке. Выучить язык по нынешним учебникам практически просто невозможно. Так считают ученые-лингвисты.

Казахстанцы – это 8 миллионов казахов, из которых половина не говорит по-казахски, и 7 миллионов неказахов, из которых язык знают единицы. Сегодня и те и другие одинаково сильно стремятся заговорить по-казахски. Вот такое редкое совпадение интересов государственных и частных.

Мотивация для изучения казахского достаточно сильна. Одни стремятся овладеть языком предков. Вторые хотят понимать язык страны, где живут и откуда не собираются уезжать. Третьи уверены, что без знания государственного языка хорошей карьеры не сделаешь.

Но результаты пока весьма скромные. За те средства, которые тратятся на то, чтобы научить нас говорить по-казахски, китайцы, наверное, обучили бы своей китайской грамоте полмира.

Почему, несмотря на усилия, с одной стороны, и желание – с другой, народ упорно молчит?

Евростандарт по-казахски

Нурсулу Букетова, доктор наук, профессор лингвистики, ректор карагандинского института языка и перевода “Лингва”, говорит, что знает, где кроется ошибка. Потому что казахский язык изучала самостоятельно, уже свободно владея несколькими европейскими языками.

– Самый больной вопрос – отсутствие стандарта. Я уже несколько лет пытаюсь убедить госструктуры: пока мы не примем стандарт изучения казахского языка как иностранного, мы ни на шаг не продвинемся. И не нужно изобретать колесо. Оно давно изобретено и отлично катится.

Ведь как английский язык завоевал мир? Во времена захватнической политики Великобритании, более трехсот лет назад, был разработан первый стандарт английского языка как второго, The Second Language. Впоследствии его стали называть еще колониальным английским. Это был самый простой вариант языка со словарным запасом 800–1000 слов. Шекспира в подлиннике, конечно, с таким запасом не прочтешь, но смысл понять можно. По этому пути пошли все европейские государства. Все приняли единый стандарт.

– Как можно принять единый стандарт для разных языков?

– Речь идет о методике изучения иностранного языка. Любого иностранного. Английского, французского, арабского – без разницы. Стандарт предусматривает пять уровней владения языком. Шестой, последний – уровень носителя, который на этом языке с детства разговаривает. Каждый уровень включает в себя определенный объем знаний. Первый уровень – словарный запас в 300–500 слов. Это уровень выживания. Второй – так называемый элементарный, или туристический. Его вполне достаточно для простого общения, не включающего неординарные ситуации. Ну и так далее.

– А какое все это имеет отношение к казахскому языку и нашей проблеме?

– Во-первых, два года назад Казахстан принял на своей территории европейский стандарт изучения иностранных языков. Во-вторых, казахский язык для большей половины казахстанцев такой же иностранный, как и английский. Английский мы изучаем по евростандарту, и с большим успехом. Что мешает так же изучать казахский?

– Казахский язык признать в Казахстане иностранным? Представляю, какой шум поднимут депутаты!

– Наверное, именно поэтому мы до сих пор не можем добиться внедрения евростандарта. Перед нами стоит задача: вернуть казахскому языку статус государственного! А государственный язык не обязательно тот, на котором ты думаешь, но тот, который ты обязательно понимаешь.

Сейчас у нас ошибочно ставят целью заставить всех казахстанцев одинаково хорошо говорить, читать, писать на казахском языке. Причем чуть ли не одновременно и в короткие сроки. Это заведомо выброшенные в пустоту громадные усилия и средства.

Совершенное владение языком необходимо дипломату, политику, специалистам высоких технологий. Но сторожу, продавцу, фотографу, шоферу, шахтеру, строителю – список можно продолжить на добрый десяток пунктов – не обязательно читать в оригинале Абая. Человек может читать, писать, думать на русском языке или на другом… Но когда к нему обращается глава государства на казахском языке, когда он получает государственный документ, написанный на государственном языке, он должен понимать услышанное и прочитанное. При этом не важна чистота произношения, не важно знание или незнание орфографии. Важен смысл.

Учить и сторожа, и дипломата

– Нурсулу Ибраевна, изучение казахского языка у нас начинается с первого класса. Как же определить, кто станет в будущем сторожем, а кто дипломатом? И по какой методике обучать одного и другого?

– Нет у нас отдельной методики ни для сторожа, ни для дипломата. Каждая школа, каждый учитель преподает казахский язык по своей методике, по своему усмотрению. Каждое ведомство придумывает свои стандарты. При этом дошкольная программа не согласуется со школьной, а вузы идут своей дорогой. Нет преемственности. Учебники издают все кому не лень и как кому вздумается. Я как-то заглянула в учебник казахского языка, по которому учится моя внучка. Задания сложнее, чем сами упражнения. Упражнения для первого уровня, а задания к нему поймет только тот, кто уже прошел второй, а то и третий уровень. И эта неразбериха будет продолжаться, пока мы не примем единый стандарт. Он предполагает и единые требования к учебным пособиям. Их может быть много, разных авторов. Но все они будут соответствовать определенному уровню. И все встанет на свои места.

Для каждого уровня – словарный запас, объем знаний. Первые три уровня – предпороговые. Это позволяет понимать достаточно быструю речь, вести разговор на многие жизненные темы. То есть чувствовать себя уверенно в языковой среде. Если наложить шкалу на нашу систему образования, то три уровня можно уложить в программу средней школы. С четвертого уровня уже начинается дорога к продвинутому этапу. Включается специальная лексика, появляется медицинская, инженерная, научная терминология. Это уже уровень вузовской подготовки. И последний уровень – я в своей работе назвала его KAZTEST. Как в английском языке TOEFL. Этот уровень означает, что человек свободно владеет языком на уровне носителя, свободно читает.

Выбор уровня зависит от целей, желания, задач, которые ставит перед собой человек. А государству главное понять, что первый уровень – это тоже владение языком! Если все жители Казахстана овладеют первым уровнем – можно сказать, проблема решена.

Так что внедрение евростандарта для нас – единственный шанс возродить казахский язык как государственный и развивать казахский как литературный.

Язык Абая должен жить

– Дискуссий по поводу литературного казахского языка сегодня не меньше. Некоторые деятели призывают провести чуть ли не ревизию казахского языка, говорят, что он не успел сформироваться, его нужно развивать.

– Наш язык молодой, но он развитый и органичный. Это образный язык, философский, с глубоким подтекстом. И он потрясающе красивый. Когда мой отец беседовал со своими друзьями, их речь была певучая, плавная, мелодичная. Особое очарование придает специфическая ритмика с ударением на последний слог, как во французском языке. Они правильно интонировали. Мне повезло, я слышала речь настоящих степных ораторов. К сожалению, сегодня гармония языка нарушена. Современный казахский язык кажется резким, обрывистым.

– То есть классический казахский язык потерян для нашего поколения?

– Он не потерян. Он задвинут в дальний ящик. И сейчас мы, профессиональные лингвисты, его оттуда извлекаем. Осторожно, слово за словом, звук за звуком. Как археологи ведут раскопки. И порой делаем свои открытия.

Татьяна Тен, Караганда

[X]