Опубликовано: 2231

“Тренер должен быть мамой, папой и поваром!”

“Тренер должен быть мамой, папой и поваром!”

Старший тренер сборной Казахстана по греко-римской борьбе Боратбек Коныратов тренирует более тридцати лет. Его воспитанниками являются серебряный призер чемпионата мира-2011 Алмат Кебиспаев, чемпион Азиатских игр Дархан Баяхметов, а также чемпион Азии Ербол Коныратов.Все должно работать – шея, уши, брови

– Кем прежде всего должен быть тренер?

– Фанатом, который болеет борьбой. У него должна быть тяга к знаниям, ведь борьба – целая наука. На ковер выходит не просто физически сильный человек и толкается с соперником, он обязан быть разносторонне подготовленным. Борец должен и бегать хорошо, и штангу поднимать. Еще у него должны хорошо работать шея, уши и даже брови!

– Кстати, про уши. Вы видели молодых ребят, которые специально ломали уши, чтобы быть похожими на борца?

– Да, я видел таких парней. Но я всегда говорил: хороший борец уши не ломает. Поэтому должен разминать перед тренировкой даже уши и челюсть. Отличная разминка – залог здоровья.

– С каким настроением смотрели прошлогоднюю схватку на Кубке Казахстана, когда за выход в финал боролись ваш сын Ербол и ваш ученик Алмат Кебиспаев?

– Они оба мне сыновья. Я знаю Алмата с детства, мы с ним из одного поселка. А эту схватку смотрел без негативных эмоций: наслаждался тем, какое они показали мастерство. Алмат тогда отличился в стойке, а Ербол проделал колоссальную работу в партере. Никогда не считал их соперниками, и у меня ни разу не было тяжелого выбора: кому ехать на чемпионат Азии или мира. Кто лучше готов, тот и выступал.

Блюдо для похудения: куриный бульон

– Какие сильные стороны Кебиспаева можете отметить?

– Я видел много борцов. Есть, к примеру, талантливый парень, он улавливает все на ходу, и многое ему легко дается. И он не стремится дальше идти. А за ним другой борец – работяга, не такой талантливый, но хочет побеждать. И со временем он начнет выигрывать. А талант уходит из спорта. Алмат же и одарен, и пашет очень сильно. Он знает, что все достается только через труд.

– У многих родителей, кто тренирует своих детей, есть проблема: они или несильно нагружают их, или перетренировывают.

– Так для этого ты и являешься тренером, чтобы знать, как дозировать нагрузки! У нас, повторюсь, – целая наука. Ты должен быть и хирургом, и травматологом, и диетологом, а также отцом и матерью. А когда ребята гоняют вес, то еду им готовлю в основном я.

– Ваше коронное блюдо для похудения?

– Куриный бульон. Легкая, полезная вещь.

Психология – не роскошь

– С большинством успешных борцовских сборных работает научная группа. Как обстоят дела в Казахстане?

– У нас в основном всю эту работу пока делают тренеры. Есть много нюансов: если я по каким-то причинам одно занятие пропущу, то на следующем не имею права спорт­смена грузить, потому что просто не знаю, в каком он состоянии. Нужно смотреть за ним и только потом нагружать. Главный тренер нашей сборной Танат Сагындыков говорит, что в Казахстане греко-римской борьбе нужна комплексная научная группа, и я с ним полностью согласен. Понимаете, мы, тренеры, знаем всего понемногу, и глобальных, фундаментальных знаний в той же биохимии или медицине у нас нет.

– Борцы на тренировке дерутся?

– Бывает и такое. Здесь мужской коллектив, и каждый хочет быть первым. Оттого возникают и конфликты. И тренеру нужно опять же вовремя вмешаться и все погасить. Я почему говорю, что нам нужно быть психологами: когда завершается подготовка, спортсмен находится на пределе и может вспыхнуть от всякой мелочи. Представьте, я гоняю вес, а тут вы приходите довольный и демонстративно пьете воду. Раздражает? Конечно. Тренеру нужно все это учитывать и таких людей в зал не допускать (улыбается).

Доделать до конца

– На Олимпиаду в Лондон Кебиспаев ехал в статусе одного из фаворитов турнира, а в итоге проиграл схватку за бронзу.

– (Очень долгая пауза.) После поражения Алмата за третье место всем нам было очень тяжело. Алмат – лучший борец в мире в своем весе, я уверен в этом и сейчас. Но Олимпиада – совсем другой турнир. Я был на ней впервые и сам ощутил разницу. Может быть, именно у меня не хватило опыта, подходящих слов, чтобы настроить борца.

– Если Алмат пробьется на Игры-2016 в Рио-де-Жанейро, ему будет 29 лет. Не слишком ли это большой возраст для крупных спортивных свершений?

– Это отличный возраст. Алмат окончательно созреет, возмужает. Мы и в Лондоне сознательно шли на медаль, но, видно, было не суждено ее выиграть. Пока не суждено. Теперь я знаю, над чем именно нужно работать.

– Говорят, после Олимпиады вы даже хотели уйти с тренерской работы.

– Да, даже хотел уйти в бизнес. А потом одумался: неужели я не доделаю свою работу до конца? И задача теперь – подготовить чемпиона мира и олимпийского призера.


[X]