Опубликовано: 967

Точка замерзания

От нуля до десяти градусов показали термометры в помещениях четырех школ Байзакского района Жамбылской области. За такую “готовность” к зиме ученики расплачиваются своим здоровьем. В районе отмечается рост простудных заболеваний среди детей школьного возраста.

Прокуратура предложила закрыть четыре школы: имени Гагарина, Гоголя, Уалиханова и Туймекент. Школа имени Гагарина расположена в районном центре – селе Сарыкемер. Это старое одноэтажное здание 1961 года постройки. Окна затянуты… пленкой. Так руководство школы попыталось ее утеплить. Ученики, садясь за парты, не снимают пальто и куртки.

– Стараемся, чтобы было тепло, все предписания выполняем, тепловикам вовремя платим, но школа не протапливается, – объяснила директор Дарига Демешева.

А вот директор школы в селе Туймекент ничего объяснять не стал. Он предпочел “красиво” избавиться от корреспондента. Сказал, что ему нужно готовиться: с минуты на минуту здесь по вопросу тепла будет областная комиссия. Когда прошел почти час, а комиссия так и не прибыла, директора найти уже не удалось. Пришлось осматриваться на местности самостоятельно.

В классах батареи были едва теплые, в коридорах – и того хуже. Учителя уверяли, что не знают, почему так холодно. А ученики рассказали, что на неделе им отменяли занятия – ремонтировали батареи. И это, заметим, среди зимы.

Перед котельной у кучки с угольной пылью сидел истопник.

– Вы вот этим топите? – удивляюсь.

– Нет, наоборот, мы это убираем, – отвечает. – Уголь слишком мелкий. Поэтому мы через сито его просеиваем. Крупными кусками топим. А пыль – в сторону.

В этот момент к нам присоединился завхоз. У него удалось узнать, что система отопления еще ни разу капитально не ремонтировалась, а на зиму школа выписывает 170 тонн угля. В угольном сарае на данный момент осталось около 60 тонн. Интересно, уголь покупали сверх нормы, с вычетом “пыли”, или нет? Спросить это было не у кого. Зато завхоз поделился своим видением проблемы: в школе холодно потому, что рамы одинарные.

Мне хотелось узнать, сколько в прошлом году выделили на ремонт школ в целом и этих четырех “мерзлых” в частности? Как высчитывают потребности в топливе, как проводят его закупку? Как оценивали готовность школ к зиме и проводили приемку объектов? Увы, ответы на эти вопросы получить не удалось…

Информация по результатам прокурорской проверки была обнародована 23 января. Неделю спустя в районном управлении образования не нашлось специалиста, который мог бы что-то рассказать о сложившейся ситуации. Заведующий же управлением был на похоронах. В такие моменты жизнь в районном образовании, видимо, замирает.

Оставалась надежда на областной департамент образования, но там тоже никого не оказалось на месте – все, мол, в командировках. “Вы к акиму Байзакского района обратитесь, это он должен про школы все знать”, – перенаправил меня не пожелавший представиться работник наробраза.

Между тем пришло сообщение из прокуратуры Тараза. В областном центре тоже проверили температурный режим объектов образования: из 13 проверенных 12 не соблюдают нормативы. Хотя здесь показания градусника не падают до нулевой отметки, прокуратура считает, что учреждения не обеспечивают школьникам условий для учебы.

Потом выяснилось, что похожая ситуация еще в нескольких районах области. В связи с этим аким области на одной из встреч с населением грозно поругал директоров школ “и других виновников”. При этом он поделился информацией, что 20–25 процентов директоров школ совершают коррупционные правонарушения. Более того, он даже сообщил о своем решении отобрать у директоров право проведения тендеров на закуп топлива и проведение ремонта и передать его районным отделам образования. А пока ученикам только и остается, что ждать потепления.

Индира БОТАШЕВА, Тараз

[X]