Опубликовано: 3803

Тело – в дело. Исповедь путаны

Тело – в дело. Исповедь путаны

Корреспондент “КАРАВАНА” встретилась с опытной жрицей любви и расспросила: каково это – зарабатывать деньги собственным телом?

Всегда думала, что женщины легкого поведения выглядят вульгарно, вызывающе одеваются: носят мини, чулки в сеточку, ботфорты на высоченных шпильках, яркий макияж. Но Ирина – назову мою собеседницу так – стереотипы развеяла.

Выглядела моя собеседница скромно. Ни грамма косметики, простое черное платье, удобные туфельки на невысоком каблуке. Самая обычная молодая женщина. Встретила бы ее на улице, в магазине или кафе – ни за что бы не подумала, что это, как говорится, работница сферы интим-услуг. Она много шутила и смеялась приятным смехом – такой, наверное, нравится мужчинам.

Мы сразу же перешли на ты: общительная Ира была весьма откровенна, но поглядывала на часы. Дело в том, что она сразу предупредила – ее время стоит денег. Хочешь поговорить – раскошеливайся.

Вот и вся романтика…

Ее мобильник то и дело звонил – по работе, уточняла она, и, извинившись, отвечала на звонки, договаривалась о встречах.

– Ирина, вижу, ты востребованна?

– Да, желающих весело провести время всегда хватает. Хотя зимой доходы падают процентов на тридцать. Морозы, мужчины сидят дома у телевизора в обнимку с женами, на приключения их тянет редко.

– Как давно ты занимаешься проституцией?

– Лет семь, наверное. После того как вышла из мест не столь отдаленных, пыталась найти работу, но везде судимых просят не беспокоить. Полы мыть в подъездах не хотелось, а детей нужно обувать, кормить, в секции спортивные водить…

– У тебя есть дети?

– Двое близнецов, им сейчас по девять лет. Хорошо в школе учатся. Один мальчик занимается борьбой, другой – боксом. Им нравится. Единственная их слабость – это компьютер, и самое серьезное наказание – когда мама прячет его в шкаф.

– Одна их воспитываешь?

– Тетя помогает, я ей за это благодарна, она любит меня и детей, заботится о нас.

– А муж как же? Помогает?

– Я замужем не была. В юности, как и всем девочкам, очень хотелось – белое платье, семью… Не получилось. А вот любовь была. Витя! Я его как увидела, сразу влюбилась. Мы встречались долго, первый год у нас даже интима не было, он не настаивал, говорил: все случится, когда ты будешь готова. И случилось после просмотра фильма “Девять с половиной недель”. Просто любопытно стало: почему бабы так тащатся? А через пару месяцев я забеременела. Вите рассказала, он промолчал, а потом принес деньги на аборт. Я их даже в руки не взяла, просто встала и ушла. Романтика закончилась.

Мама Виктора была против наших отношений. Вот так мы и разошлись, а я родила своих малышей…

– И после этого вы не встречались?

– Слышала, Витя женился, после развелся. Алкоголиком стал, хотя руки у него золотые, в технике разбирается. Видеть его не хочу, да и не за чем. У него своя жизнь, у меня своя!

Товарный вид – не роскошь

– Это ж сколько тебе получается лет?

– 35! Уже не молодка, но за собой ухаживаю, вид должен быть всегда презентабельный – работа обязывает. В салон хожу, к гинекологу стабильно раз в два месяца, слежу за здоровьем.

– Ты сказала, что судима, за что сидела?

– За кражи, разбойные нападения. Я была пацанкой в юности. В общей сложности отсидела 11 лет. В первый раз чужую вину на себя взяла, очень мне был симпатичен один мужчина в нашей компании, вот и села за него. Потом был случай – оскорбил один урод, не выдержала, разозлилась и в мягкое место ему вилку воткнула…

– Но решиться стать проституткой… Нелегко, наверное?

– До сих пор себя ловлю на мысли, что мне стыдно и неприятно. Клиенту в глаза никогда не смотрю. Пришла, сделала свое дело, плату взяла и ушла. Никаких лишних разговоров по душам и без души, все по графику и распорядку.

Подруг тут не бывает

– С “коллегами” по работе общаешься?

– Да, но мы не подруги. Иногда можем “мясом” поделиться, если у одной очередь образовалась, а у другой тишина. Случаются и разборки, недавно был разговор с одной дамой. Она называлась моим именем и мужчин обворовывала, несколько раз полиция приезжала ко мне домой. Но пострадавшие меня не могли опознать, говорили: “Не она”. Я потерпела с недельку, а потом строго с ней поговорила: волосы у той заметно поредели.

– В Петропавловске много путан?

– Хватает.

– Сколько берете за услуги?

– У всех разные расценки, в среднем 5–10 тысяч тенге, в зависимости от предпочтений клиентов.

– Ты работаешь на кого-то или на себя?

– Сутенера у меня нет, работаю на себя. Но есть человек, который меня защитит, если вдруг возникнет форс-мажорная ситуация или меня кто-то обидит без повода…

– Есть постоянные клиенты?

– Человек двадцать – сформированная клиентура.

– Бывают среди них любимчики?

– Есть. Например, один дедушка – 72 года, три минуты потерпеть – и готово. Когда ему особенно хорошо, накидывает сверху еще пару-тройку тысяч.

– А ты удовольствие получаешь от работы?

– Нет обычно, но, бывает, нежные клиенты попадаются. Умеют расположить к себе.

Мужчины бывают разные

– Говорят, твои коллеги мужчин не любят? А у тебя какое к ним отношение?

– Клиенты всякие бывают, есть “культур-мультур” (расшифровывать не надо), “крупнорогие” (дяди в погонах), “мелкорогие” (с заработком около 50 тысяч, “фантики” (сказки рассказывают о будущей совместной жизни, когда хорошо выпьют). Есть жадные – их не грех наказывать. А мне, веришь-нет, нравятся работяги, у которых руки в мозолях. Они честные, не обманывают никогда, не унижают, не обзывают, не грубят.

– А бывало, что за особенную нежность ты отказывалась от гонорара?

– Нет, деньги я возьму всегда! Мне детей поднять надо, романтика в прошлом, сейчас реальная жизнь.

– Проститутки обычно в группе риска. У тебя случались опасные ситуации?

– Мужчины разные. Есть такие, с кем приятно общаться, ведут себя вежливо. А есть уроды. У меня был случай в прошлом феврале, когда я прыгала с третьего этажа в снег. Сначала клиент был один, а потом приехали еще восемь человек. Они мучили меня всю ночь, до шести утра. Еле вырвалась.

Однажды восемь часов били за то, что бумажник попыталась украсть.

Каждый раз, когда идешь на встречу с клиентом, есть какие-то опасения… Выше второго этажа на съемную квартиру не иду. В гостиницы или квартиры с незнакомцами тоже не соглашаюсь, колющие и режущие предметы, заходя в помещение, убираю. И вообще не с каждым клиентом соглашусь на интим – “чуйка” есть…

Два года назад был случай. С одной своей приятельницей, Веркой, сидели в парке. Там компания мужчин была, подсели к нам, начали уговаривать продолжить дальше совместное веселье. А я чувствую, не хочу идти с ними. И не пошла, уехала от них. А подруга осталась с той компанией. На следующий день мне звонит приятельница и говорит: “Верку нашли на съемной квартире с перерезанным горлом…”.

Обыкновенная мечта

– Как ты приходишь в себя после таких ситуаций?

– У меня бывают депрессии, на два-три дня закрываюсь дома и не хочу никого видеть и слышать. Одной надо побыть.

– Неужели твоя работа стоит таких жертв?

– Не вижу другого выхода… Образования у меня нет, да и судимости мешают нормальную работу найти. Поздно что-то менять.

– Твои родственники знают о том, чем ты занимаешься?

– Мама не знает, она правильная.

– У тебя есть мечта?

– Хочу, чтобы дети ни в чем не нуждались.

***

Только деньги. Ничего личного

Психология типичной путаны проста: желание зарабатывать быстрые и легкие деньги без особых хлопот, так утверждают психологи, работающие с данной категорией женщин.

А вот полицейские говорят, что иногда женщин на торговлю телом толкает нелегкая жизненная ситуация: больная мать, дети, которых приходится растить в одиночку.

Однако сами же потом добавляют: чаще это оправдание себя, нежели реальная причина. И дело, скорее всего, все-таки в легких деньгах.

По рассказам местных таксистов, которые доставляют дам легкого поведения до места работы – популярных злачных мест в Петропавловске наберется около десятка (сауны, увеселительные заведения, ночные клубы), – проститутки особо несчастными не выглядят. Хотя такой заработок совсем уж легким не назовешь.

Нередко водители за дополнительную плату ждут путан неподалеку. Случаются ведь и форс-мажоры, когда девушки выбегают из саун чуть ли не голышом, чтобы спастись от клиентов-извращенцев.

Есть в Петропавловске и своя “Тверская” – улица Осипенко, где даже в полдень рядками стоят девицы разных возрастов и комплекции, на выбор.

Один нюанс, о котором упомянула моя собеседница, – когда денег у мужчин ввиду экономических кризисов становится меньше, спрос на интим-услуги падает. Да и конкуренция становится жестче, постоянно появляется “свежее мясо”.

К слову, проституция в Казахстане по законодательству – дело не наказуемое, предусмотрены лишь штраф и профилактическая беседа. Только вот никто не припомнит, чтобы после разговоров по душам “девочки” бросили работу.

По данным уголовных дел, расследованных управлением дознания ДВД, молодые девушки, желающие подработать натурой, обращаются к администраторам саун, оставляют свои телефоны и по звонку приезжают на вызов, когда находятся клиенты, желающие развлечься.

Часть заработка путана отдает своднице, остальное забирает себе. Цена услуги от 8 до 15 тысяч тенге, в зависимости от предпочтений клиента.

К слову: за сводничество предусмотрено наказание по статье 309 УК РК – лишение свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества.

Три факта сводничества с начала года выявлены в Северо-Казахстанской области. Виновные привлечены к уголовной ответственности, сообщило на наш запрос управление по борьбе с организованной преступностью департамента внутренних дел Северо-Казахстанской области. В прошлом году таких случаев было шесть.

Петропавловск

Загрузка...

[X]