Опубликовано: 4740

Татами судьбы

Татами судьбы

В его карьере не было ни чемпионатов мира, ни Олимпийских игр. Тем не менее понятия “дзюдо” и “Казахстан” у поколения 80-х прочно ассоциируются с Али Хамхоевым. Его спортивный век оказался очень короток – карьеру спортсмена он завершил в 26 лет. Однако многое можно вспомнить.

Назрань – Москва – Алма-Ата

– Хотя на Кавказе, откуда я родом, очень много самых разных видов борьбы, дзюдо я выбрал сразу, – рассказывает чемпион Европы-84 среди молодежи и победитель Игр доброй воли-86 Али Хамхоев. – Может, это произошло потому, что в Назрани, которая располагалась в 12 километрах от нашей деревни, была очень хорошая секция дзюдо. Ездить на тренировки было непросто, автобусы почти не ходили, но зато было огромное желание чего-то добиться. Бывало, выйдешь зимой поздно вечером из зала и ждешь на дороге попутку час, а то и два.

– Перед любым юным спортсменом, у которого появляются результаты, рано или поздно встает вопрос переезда в более крупный город…

– Когда мне было лет 15, я поехал тренироваться в Москву. Сначала выиграл городскую спартакиаду школьников. Затем в составе сборной столицы поехал на Всесоюзную спартакиаду и стал третьим. После этого мне предложили учебу в столичном интернате, но у меня к Москве душа не лежала. Тогда тренер предложил поехать в Алма-Ату. Родители меня поддержали. Тем более что они там родились. Старшие братья и сестры (а в семье у нас было десять детей) – тоже из Алма-Аты, в этом городе живет много родственников. Поэтому сюда я попал будто домой, и всех своих успехов добился, будучи алмаатинцем.

– Вашей первой крупной международной победой стала золотая медаль чемпиона Европы среди молодежи 1984 года. Как к ней шли?

– Вообще, первым моим успешным турниром стало молодежное первенство Казахстана в Семипалатинске в 1981 году. Тренеры отправили меня туда набираться опыта, никто не ожидал, что я выиграю дебютный свой старт. После этого я стал призером уже всесоюзного первенства в Челябинске. Так потихоньку и пошло.

В 1983 году на Спартакиаде народов СССР Казахстан показал первый выдающийся результат в дзюдо: наша сборная вошла в тройку сильнейших. А я впервые стал бронзовым призером на взрослых соревнованиях в весе до 60 кг. После той спартакиады мне даже не дали вернуться в Алма-Ату – сразу вызвали в молодежную сборную СССР. В сентябре мы поехали на Кубу на молодежные соревнования “Дружба”, и там я стал победителем. В том же году выиграл серебро на молодежном первенстве Европы, а в 1984-м выиграл чемпионат Старого Света.

Семь лет в сборной СССР

– Почему вам так отчаянно не везло на взрослых чемпионатах СССР: столько медалей и ни одной золотой?

– Каждый раз были свои причины. К примеру, в 1985 году в Челябинске я, выступая в весовой категории до 65 кг, выиграл у многих сильных соперников и вышел в финал. Там со мной боролся Юрий Соколов, который в том же году затем станет чемпионом мира. Честно говоря, меня прижали судьи: видимо, решили, что я молодой и свое еще успею выиграть. Финальная схватка завершилась вничью, но двое судей из трех отдали победу Соколову. Хотя судьи поначалу мне показались нормальными. Но едва началась схватка, как арбитров поменяли на других. Такого, честно говоря, я не припомню. Я понял, каким будет судейство, но все равно старался победить.

– Вы семь лет входили в состав сборной СССР, но так и не поехали ни на чемпионат мира, ни на Олимпиаду. Свой едва ли не единственный шанс выступить на крупном международном турнире вы использовали, став победителем Игр доброй воли 1986 года в Москве…

– Этот турнир стал первым, объединяющим атлетов разных видов спорта, после двух Олимпиад, которые бойкотировали сначала западные страны, а затем социалистические. Так что Игры доброй воли 1986 года были приравнены к Олимпийским играм. Самой тяжелой для меня стала схватка за выход в финал. Я боролся с двукратным чемпионом мира, японцем Мотохиро Кога, и победил его. Конечно, титулы соперника психологически на меня давили. Но из-за того, что я хорошо “стоял”, не давал японцу поймать себя на бросок, выиграл. В финале же победил партнера по сборной СССР Игоря Глывука. Вообще, середина 80-х была моим самым удачным периодом в спорте.

“Такие вот дела”

– Через два года после Игр доброй воли, будучи в расцвете сил и являясь первым номером сборной СССР, вы пропустили Олимпиаду в Сеуле…

– За год до Олимпиады мы поехали на турнир в Корею, и там я получил серьезную травму – разрыв мышцы на ноге. До Игр я бы наверняка восстановился, но в январе в Алма-Ате проводился чемпионат СССР. Его, если честно, взяли под меня, чтобы я в нем победил. Тренеры сборной убеждали не бороться с такой травмой, так как я все равно буду претендовать на место в олимпийском составе. Но мы с моим тренером решили, что надо выступить. Перевязали ногу жгутом, и вперед – на татами.

Со мной в весе до 60 кг был чемпион мира Хазрет Тлецери, но он уже завершал карьеру, поэтому на поездку в Сеул претендовали двое – я и Игорь Жучков из Челябинска. Его я победил иппоном в полуфинале. Из другой подгруппы в финал вышел Амиран Тотикашвили, которого никто на тот момент не знал. Меня, если честно, “подвел” зал. Болельщики хотели, чтобы я победил досрочно. До конца схватки оставалось всего 19 секунд, я выигрывал, надо было просто довести дело до победы. Однако зал шумел, и я полез вперед, а соперник схватил мою больную ногу и “выдернул” ее. Так я проиграл самый важный для себя чемпионат СССР – предолимпийский. Тотикашвили поехал на чемпионат Европы и выиграл его, потом стал бронзовым призером на Олимпиаде в Сеуле, а в 1989-м – чемпионом мира. Такие вот дела.

Пять костюмов и бег по коридору

– Вам в каком весе было комфортнее выступать – 60 или 65 кг?

– В 65 кг. Но в этой категории была очень высокая конкуренция, и тренеры предложили мне попробовать себя в другом весе. Наверное, стоило все же определиться с одной категорией, а не менять ее постоянно. Это стало основной причиной того, что я уже в 26 лет завершил карьеру. Не зря говорят, что мухачи долго не борются. Это тяжи могут выступать до 35–40 лет.

– Самая жуткая сгонка веса?

– Скажу, не раздумывая, – это было выигранное мною молодежное первенство Европы в Испании. Там я гонял килограммов семь. Для тех, кто весит под 100 кг, это и не так много, но для легковесов… Обычно на ночь перед взвешиваем полкило оставляешь – за ночь эти граммы сгорают. Я оставил где-то 300 лишних граммов. Проснулся рано утром, в половине шестого, встаю на весы, а у меня ни один грамм не слетел. На обычных весах с гирькой точный вес не поймаешь, а электронные, которые я как раз в Испании впервые увидел, все с точностью до грамма считают. На улице шел сильный дождь с ветром, а мне надо было хорошо побегать, чтобы вес согнать. Я надел на себя костюмов пять, несколько носков и начал бегать по коридорам гостиницы. Из номеров стали выглядывать сонные иностранцы, кричать на меня. Я разбудил Башира Вараева (многократный чемпион Европы, бронзовый призер Олимпиады-88. – Прим. автора), начал на нем отрабатывать приемы. Прибежал на взвешивание самым последним, минут за 5–10 до его окончания. Скинул с себя все костюмы, снял абсолютно все – даже попросил тренера выйти, неудобно было перед ним. Весы показали ровно 60 кг. После таких случаев обычно хорошо борешься, потому что появляется злость на то, что ты себя так мучил, столько согнал. Обидно проиграть, когда неделями так вес гоняешь.

Как родители невесту “искали”

– Чем занимались после окончания спортивной карьеры? Многие, к примеру, идут тренировать…

– Я сначала тоже хотел быть тренером, даже получил предложение из Ирана. В этой стране были мои последние соревнования, которые я выиграл. Там познакомился с местными тренерами, сказал им, что заканчиваю. Они предложили мне поработать у них. Мы почти договорились. Я уже должен был лететь в Иран на заключительные переговоры, но в последний момент так сложились обстоятельства, что я остался дома. Считаю, хорошо, что не уехал. Годик походил, начал бизнесом заниматься. Ближе к концу 90-х вернулся в спорт, стал президентом Федерации дзюдо города Алматы, а потом гостренером и вице-президентом республиканской федерации. Последнюю должность занимаю до сих пор.

– Слышал, что женились вы по ингушским обычаям, и невесту вам нашли родители…

– Да, когда пришло время жениться, родители предлагали мне обратить внимание на ту или другую девушку. Такого, чтобы я женился, не глядя, конечно, не было, и никто нас насильно не женил. Супруга моя из Грозного. У нас четверо детей: двое сыновей и две дочери. Старшему сыну – 12 лет. Он занимается дзюдо и в прошлом году выиграл первенство Алматы.

[X]