Опубликовано: 4893

Так хочется что-нибудь продать

Так хочется что-нибудь продать

По уверениям чиновников, вступление в Таможенный союз открывало перед казахстанскими предпринимателями сказочные перспективы – помимо 16 миллионов отечественных покупателей еще и более 150 миллионов потенциальных клиентов!Но почему-то бойкая торговля казахстанскими товарами так и не началась. Неужели нам нечего предложить, кроме полезных ископаемых?Любопытные итоги подвели эксперты по торговле в Таможенном союзе.

Они сравнили, на какие суммы страны-участницы продали товары друг другу. Понятно, что Казахстан активно торгует нефтью, зерном, – но это крупный бизнес. А вот как себя чувствует наш обычный предприниматель?

Выяснилось, что почти по всем позициям товаров первой необходимости Казахстан ведет торговлю робко, а некоторые ниши вообще отечественными предпринимателями не освоены. И это несмотря на то что в советские времена в Казахстане производство отдельных видов товаров было поставлено на широкую ногу.

Кто одевает Таможенный союз?

В гардеробе каждого человека, согласно расчетам, должно быть минимум два трикотажных изделия. Значит, чтобы скромненько одеть жителей Таможенного союза, нужно как минимум 340 миллионов обновок. Казалось бы, очень выгодная ниша!

Сегодня в производстве трикотажа в ТС лидирует Беларусь. В год она продает изделий на 178 миллионов 89 тысяч долларов, Россия – в три раза меньше, а Казахстан – в 17 раз меньше! Есть ли возможности для нас при таком положении дел?

Оказывается, огромные!

Беларусь, несмотря на лидерство, производит лишь 50 миллионов трикотажных изделий, а все вместе мы едва покрываем треть потребностей населения, одевают нас в основном китайцы и турки.

Впрочем, о возрождении трикотажной отрасли в Казахстане эксперты говорят без большого энтузиазма.

– Отрасль погубил наплыв импортных изделий по очень низким ценам, в результате предприятия разорились и закрылись, – говорит председатель Ассоциации предприятий легкой промышленности РК Любовь ХУДОВА. – Перспектива развития, конечно, есть, сейчас идет разговор о создании шерстяного кластера, пряжа нужна для развития трикотажных производств. Ведь парадокс: у нас есть шерсть, но мы импортируем пряжу из Киргизии. Сейчас Казахстан производит около 98 тысяч трикотажных изделий, по одной вещи на одну тысячу казахстанцев. Говорить об экспорте, конечно, не приходится. Я вообще удивлена, как мы смогли еще что-то продать… – сетует эксперт.

Такая же вопиющая ситуация с мехом. Дамы Таможенного союза обожают шубки, спрос на нашем общем рынке – колоссальный. При этом Казахстан демонстрирует такие низкие продажи меха, что за державу обидно становится, – в 2010 году мы продали на экспорт меха всего на 72 тысячи долларов. И это при том, что именно из Казахстана вывозится практически даром ценное сырье – шкуры для будущих модных “мутонов”.

У кого аппетит больше

А теперь разберемся, есть ли перспективы на рынке пищевой продукции для отечественного бизнеса. Про парадокс с мясом, когда мы умудряемся экспортировать говядину, а потом вынуждены закупать ее, мы писали уже не раз. В результате этой кампании наша страна продала мяса на 581 тысячу долларов. Для сравнения: Беларусь заработала на нашем аппетите 849 миллионов 526 тысяч долларов, Россия – в 20 раз меньше.

Более удачными оказались для нас продажи овощей и корнеплодов, мы продали их соседям на 1 миллион 23 тысячи долларов, но это в десятки раз меньше, чем белорусы и россияне…

Впрочем, президент Алматинской ассоциации предпринимателей Виктор ЯМБАЕВ считает, что Казахстану надо делать упор именно на развитие сельского хозяйства. Ведь в советские времена наши поля и фермы кормили миллионы человек!

Впрочем, “подсластили” ситуацию казахстанские кондитеры. Наши конфеты успешно продаются в супермаркетах России. Потому, наверное, президент Союза пищевой и перерабатывающей промышленности и президент конфетной фабрики Анатолий ПОПЕЛЮШКО считает, что Таможенный союз расширил возможности для производителей пищевых продуктов:

– Просто нужно, чтобы продукт был востребован, привлекателен и по вкусу, и по цене. Мы видим перспективы. За этот год у фабрики выросли объемы продаж.

Всех вылечат!

Панацеей для Казахстана в Таможенном союзе должна стать и фармацевтическая отрасль, по крайней мере чиновники заложили эти радужные надежды в долгосрочные программы.

Сегодня же ситуация на рынке лекарств следующая: Казахстан продал в 2010 году союзникам фармацевтической продукции всего на 3 миллиона 775 тысяч долларов. Для сравнения: Россия “вылечила” нас и белорусов заодно на 172 миллиона 990 тысяч долларов. Однако некоторые эксперты считают, что уже в скором будущем мы поправим свои дела.

– Потенциал есть, иначе бы мы не строили 10 фармацевтических заводов в Казахстане, – уверен президент Ассоциации производителей фармацевтической и медицинской продукции РК Серик СУЛТАНОВ. – Раньше работать на наш небольшой рынок было неинтересно. Сейчас ситуация изменилась. Мы выпускаем дженерики и будем выигрывать по цене. В Налоговом кодексе у нас есть статья, освобождающая от НДС не только лекарственные средства, изделия медицинского назначения, но и оборудование для производства лекарств. В России этого нет. Еще у нас дешевле электроэнергия…

Пока же работают шесть заводов, которые производят шприцы, системы для переливания крови, и о завоевании рынка Таможенного союза идут только разговоры. Но потенциал у нас – о-го-го!

Чистолюбивые планы

Еще весьма любопытные цифры касаются производства товара, на который всегда существует спрос, – это производство мыла и моющих средств. Даже все вместе взятые страны – участницы Таможенного союза, как выяснилось, не перекрывают потребности нашего “чистолюбивого” населения. Может быть, стоит взяться за производство мыла? Оказалось, что и над этой отраслью можно рыдать похлеще, чем над мыльной оперой. Производство обычного кускового мыла у нас – на уровне хобби отдельных творческих личностей.

– Мы производим мыло, но даже на внутреннем рынке оно не пользуется спросом, о каком экспорте можно говорить? – посетовал предприниматель Андрей КРОПОТКИН.

Впрочем, мы отыскали отечественную мыловарню. В Шымкенте работает мощный завод, правда, о нем знают лишь хозяйки, которые по старинке доверяют лишь хозяйственному мылу.

– Мыловарение мы запустили в 70-х годах, сейчас модернизировали оборудование и входим в пятерку крупнейших заводов по СНГ по объемам производства, – сообщили нам на предприятии. – Но в основном снабжаем Центральную Азию, в страны Таможенного союза мыло не поставляем и даже не рассматриваем этот рынок.

Игрушечные амбиции

А может, стоит круто пересмотреть свои привычные планы и взяться за отрасли, в которых мы себя еще не проявляли? Например, заняться производством игрушек. В этой нише все три страны показывают невысокие продажи. В последние годы за производство игрушек серьезно взялась Россия, но ее объемы не перекрывают запросы наших карапузов. В основном дети играют с китайскими игрушками. Казахстан, по статистике, продал игрушек на 4 миллиона 407 тысяч долларов, но, скорее всего, здесь речь идет о реимпорте, ведь производства как такового у нас нет.

В Казахстане развивать эту отрасль недавно взялся известный продюсер Кадырали БОЛМАНОВ.

– Оказалось, что в Казахстане нет производства игрушек, хотя когда-то у нас делали куклы, – рассказывает он. – Так что наши игрушки производятся в Китае. Но мы планируем построить именно завод по производству игрушек, нам важно, чтобы мы сами их производили. Думаем работать и на экспорт. Это очень важная сфера деятельности, и касается она не только бизнеса, но и культуры…

Планов – громадье...

Как видим, планы у наших предпринимателей есть, и нешуточные.

Сейчас, конечно, трудно представить, что где-то на Дальнем Востоке будут есть алматинский апорт, в больницах Минска ставить уколы казахстанскими шприцами, а московские карапузы станут играть нашими куклами…

Поживем – увидим.

[X]