Опубликовано: 1262

Тайны следствия

Тайны следствия

Истории, имевшие место в карагандинской области, поневоле заставляют задуматься, прежде чем обращаться в полицию за защитой и помощью

В 2002 году Уголовный кодекс РК был дополнен статьей 347-1. Согласно которой применение пыток следователем или лицом, ведущим дознание, отнесено к разряду тяжких преступлений. Мера наказания – лишение свободы до десяти лет.

За пять лет казахстанские правоохранительные и судебные органы обратились к этой тяжкой статье Уголовного кодекса РК, пожалуй, не более десятка раз. “Умышленное причинение физических и психических страданий”, а также “деяния, повлекшие причинение тяжкого вреда здоровью и смерть потерпевшего”, в большинстве случаев остаются безнаказанными.

"Вы сами упали на стол и сломали три позвонка"

Одного жителя Балхаша ограбили. Вынесли телевизор, холодильник и прочее добро. Потерпевший, как законопослушный гражданин, сразу заявил в полицию.

Время шло, а полиция его не беспокоила. И история закончилась бы вполне благополучно для пострадавшего, если бы с течением времени преступление перешло бы в разряд нераскрытых и там бы зависло. Бог с ним, с добром, новое нажить можно.

Но, к огромному сожалению, однажды телевизор все-таки нашли. И, что еще более печально, нашел его сам хозяин. Случайно он стал свидетелем того, как его родимый “ящик” перепродавали чужие люди. Он побежал в полицию и с порога объявил: “Ребята, я знаю, у кого мой телевизор. Пойдемте арестуем грабителей”.

Но полицейские отреагировали неадекватно. Послали заявителя по конкретному непечатному адресу и выставили за дверь, чтобы не мешал работать. Ему бы уйти подобру-поздорову. Но в тот момент гражданин потерпевший еще свято верил в закон и порядок. Он возмутился и продолжал настаивать на выезде опергруппы на место преступления. Тогда полицейские пригласили настойчивого заявителя войти в кабинет и закрыли за вошедшим дверь.

Из этого кабинета несколько часов спустя его вынесли с тремя переломами позвоночника, внутрибрюшинной гематомой, многочисленными ссадинами и кровоподтеками.

Полгода он провел на больничной койке. Вышел из больницы безработным инвалидом. Человек уже не верил ни в закон, ни в порядок. Но еще надеялся на справедливость. Свои немногие силы и осташееся здоровье решил положить на то, чтобы наказать людей, сломавших ему жизнь.

Он прошел, прополз, проехал все мыслимые и немыслимые инстанции в попытке привлечь своих обидчиков к уголовной ответственности.

Дело в отношении двух полицейских, избивших его, как возбудили, так и прекратили в связи с отсутствием состава преступления.

Но человек упрямо писал жалобы и ходатайства. Прикладывал к заявлениям акты судмедэкспертизы. И даже предоставлял расписку, написанную собственноручно одним из полицейских. В этой расписке избивавший его человек, по сути, делает признание. “Я, такой-то, обязуюсь выплатить такому-то деньги на лечение нанесенных мною ему побоев в сумме 28 тысяч тенге. Подпись, дата”. Но потерпевший так и не добился, чтобы этот любопытный документ был приобщен к делу.

Он написал десятки, сотни писем, жалоб и заявлений во все мыслимые и немыслимые инстанции. И на все свои жалобы получал отказы. Последний ответ мы хотим привести дословно, не называя фамилии полицейских, ведь их так и не признали виновными: “Ваше обращение нами рассмотрено с изучением дела. Уголовное дело в отношении сотрудников полиции А. и Б. прекращено в связи с отсутствием доказательств. Они категорически отрицают факт нанесения вам телесных повреждений. Что касается заключения судмедэкспертизы, обнаружившей у вас кровоподтеки на спине, закрытый компрессионный перелом 2-го поясничного позвонка, закрытые переломы правых поперечных отростков 1–4-го поясничных позвонков, внутрибрюшинную гематому, то перечисленные травмы могли быть вами получены при обстоятельствах, указанных сотрудниками полиции А. и Б. А они утверждают, что эти травмы получены вами при падении на стол. Согласно показаниям А. и Б., они видели, как вы сами упали на вышеуказанный стол”.

…Психологи говорят, что, написав 10 жалоб и не получив ожидаемого ответа, человек рискует навсегда остаться в рядах хронических жалобщиков. А 99 процентов хронических жалобщиков – люди с явными отклонениями в психике. Вполне вероятно. Получив ответы, подобные этому, трудно сохранить способность трезво мыслить.

Полицию боятся, но не уважают

Несколько лет назад в многопрофильной больнице Караганды скончался 25-летний парень. Смерть наступила от обильной кровопотери вследствие разрыва селезенки, причина которого – закрытая тупая травма живота. Перед смертью молодой человек успел сказать врачам, что его избили в отделении полиции. Его слова были занесены в больничную карту. Но полиция не проявила к этому факту ни малейшего интереса. Никакого дела по факту смерти не возбудила.

Отец похоронил сына и пошел по следам преступления. Он провел колоссальную работу. И восстановил хронику последнего дня жизни его сына.

Как он выяснил, молодой человек вышел из дома около часу дня. Встретился с приятелем. К несчастью, они беседовали у крыльца отделения полиции. Может быть, громко смеялись, может, курили, а может, просто не повезло: оказались не в то время и не в том месте. Свидетели уже видели, как сына и его друга полицейские затаскивали в отделение полиции. Через несколько часов жители ближайшего дома видели, как те же сотрудники полиции выволокли окровавленное и бесчувственное тело, оттащили подальше на пустырь и бросили там.

Случайные прохожие вызвали “скорую помощь”. На следующий день 25-летний здоровый молодой парень скончался.

Отец погибшего, бывший летчик, проделал всю работу, которую должен был проделать следователь. Опросил людей, восстановил события дня, собрал свидетельскую базу. И даже записал показание главного свидетеля на видео. Главным свидетелем выступал приятель сына, которому повезло выйти из стен полицейского участка живым. Избитым до полусмерти, запуганным и затравленным, но живым. Он согласился дать показания на видео, назвал фамилии полицейских, которые избивали их в участке. Он здорово рисковал, но, наверное, надеялся вместе с отцом погибшего друга добиться справедливости.

Но ничего из этого не вышло. А отцу прислали такой ответ: “Ваша жалоба нами рассмотрена с изучением дела. Уголовное дело по факту причинения тяжкого вреда вашему сыну, повлекшего его смерть, расследовалось следователями следственного управления ГУВД Карагандинской области и ДКНБ области. В ходе следствия были проведены все оперативно-следственные мероприятия для установления лиц, виновных в совершении данного преступления. Однако следователями принято решение о прекращении производства по делу в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого”.

Отец прекратил собственное расследование только после того, как его второго сына задержали прямо на улице, доставили в отделение полиции и продержали там три часа без объяснения причин. А главный свидетель вскоре уехал из города. Никто не знает куда. Адреса не оставил даже самым близким друзьям.

Факт пыток доказать не удалось

Комментарии директора Карагандинского филиала бюро Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Юрия Гусакова:

– Статья 347-1 “Пытки” появилась в Уголовном кодексе РК в декабре 2002 года. Но еще в 1995 году Казахстан принял Конституцию, где статья 17 содержит запрет на пытки. То, что статья пополнила Уголовный кодекс, – сам по себе факт значительный. Казахстан официально признал существование и возможность применения пыток в правоохранительной системе. Правда, привлечь виновных по этой статье трудно.

Как правило, следователь или оперативный работник применяет недозволенные методы допроса, находясь с задержанным наедине. В закрытом служебном кабинете или на конспиративной квартире. Свидетелей нет. И происходит это до того, как в деле появляется адвокат. Задержанный находится наедине с представителем власти, бесправный, часто запуганный, морально сломленный. Но даже когда расследование неизбежно и к проверке подключается управление собственной безопасности ДВД, полицейские не хотят привлекать своих коллег по этой тяжкой статье – каждый думает о том, что может оказаться на их месте.

Подозреваю, что порой сами подследственные или задержанные провоцируют сотрудников полиции на неправомерные действия. Но это никаким образом не снимает ответственности с представителей власти.

Очень показательный пример – дело гражданки Г. Этот шумный громкий процесс над наркоторговкой из города Шахтинска примечателен тем, что женщина утащила за собой на скамью подсудимых весь отдел по борьбе с наркобизнесом Шахтинского ОВД. Подследственная обратилась за защитой в ДКНБ и к нам. Она заявила, что полицейские применяли к ней настоящие зверские пытки и издевательства, насилие и избиения. Эта гражданка не вызывает у меня никаких положительных эмоций, она наркоторговка с большим стажем. Но не вызывает уважения и поведение полицейских, которые не смогли представить суду материалы расследования по такому явному делу без каких-либо недозволенных методов.

Шахтинские полицейские были осуждены, получили большие сроки. Но обвинение по статье 347-1 в деле так и не появилось. Они пошли под суд за превышение власти, за вторичный оборот наркотиков, вымогательство и так далее. Факт пыток не удалось доказать. Я подозреваю, что ни у кого и не было желания доказывать. Сегодня методы уголовной разведки, технологии следствия позволяют раскрывать преступления по анонимному звонку, при самых загадочных обстоятельствах. А здесь было все: свидетели, потерпевшие, подозреваемые, место предполагаемого преступления… И при таком богатом материале профессиональные следователи не могут доказать? Не могут определить лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого?

У правоохранительных органов есть отработанный прием, когда факт уже скрыть невозможно, незаконные действия переквалифицируют на другие статьи, менее тяжкие. Или вовсе игнорируются судом и следствием. В Караганде была убита девушка. Обвинения на основании показаний свидетеля предъявили ее парню. Уже в ходе судебного заседания судья вскрыл факт, что показания свидетеля были получены под пытками. Суд оправдал парня. Но дальнейшей оценки зафиксированный факт пыток не получил! Следователь, который выбил ложные показания из свидетеля дубинкой, по-прежнему работает, получил очередное звание и недавно повышен в должности!

После "допроса" подследственного не смогли привести в чувство

В практике Карагандинской области имеется только один прецедент осуждения по статье 347-1. Наша газета уже рассказывала об этом вопиющем случае применения пыток сотрудниками полиции города Сатпаева. Во время допроса следователь и оперативник избивали задержанного, надевали на голову противогаз и перекрывали доступ кислорода до тех пор, пока человек не терял сознание. И вскоре задержанный потерял сознание окончательно. Врачи не смогли привести его в чувство. Уже четвертый год пострадавший находится в состоянии комы. Сатпаевские полицейские получили наказание от трех до шести лет лишения свободы. Приговор вступил в силу. Однако для того, чтобы справедливость восторжествовала, потребовалось более трех лет упорной работы правозащитников, прокуроров и родственников пострадавшего. Дело несколько раз прекращалось все по той же причине: в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Из статистики Верховного суда РК следует, что за период с 2004 по 2007 год в Казахстане зарегистрировано всего 10 (!) преступлений, наказуемых по статье 347-1.

Татьяна Тен, Караганда

[X]