Опубликовано: 2018

Таежный аул

Таежный аул

Самая восточная точка на карте страны – аул Арчаты. В затерянном в горных лесах селении, вдали от цивилизации, свой уклад жизни, свои обычаи. И никто не жалуется!

В затерянном среди гор ауле Арчаты трудности и праздники встречают всем миром. Всем аулом, от мала до велика, строят дороги, сажают парки, перевоспитывают лентяев и гуляют на Наурыз.

– Нам не на кого надеяться, – шутят арчатинцы. – Мы – село крайнее!

Крайнее – некуда

Арчаты не просто крайнее село, это самая восточная точка страны. Дальше – только безбрежная тайга и скалы, где сходятся границы сразу четырех государств – Казахстана, России, Китая и Монголии. На карте этот населенный пункт не сразу найдешь среди горных цепей и пиков. “Выше Арчаты только снежные барсы, – заметил как-то знакомый турист. – Будете в ауле, найдите там местных охотников – такие истории про ирбиса услышите!”

Легко сказать “будете там”. По атласу от Усть-Каменогорска до горного аула примерно столько же, сколько, например, от западной до восточной границы Болгарии или от северного до южного рубежа Греции. Вот уж действительно отдаленный аул. Мы доверху наливаем бензобак и жмем на газ.

Шедевры осени

Арчаты – самое сердце Катон-Карагайского национального природного парка, заповедная зона. Дорога к нему – бесконечный пейзаж, возведенный в шедевр золотом осени. Горные хребты выбелены первым снегом, свет фар выхватывает на ночной дороге белые хвостики зайцев. Смена заячьей шубки – верный признак близких морозов. Спасибо катонскому бабьему лету, нам выпали три погожих дня. Задержись мы хоть немного с поездкой, и таежные дожди, распутица и заморозки поставили бы на путешествии крест. У гор ведь свой календарь.

Мы добираемся до аула в субботний полдень. Длинная улица вдоль горных откосов, крепкие дома, новые заборы. Думали, за каждой калиткой можно найти собеседника – все-таки выходной день, обеденный час. Но хозяев нигде не видно.

– Вы не заблудились? – улыбается первая прохожая, девочка-подросток. – Дальше населенных пунктов нет, только погранпост. А если у вас вопросы, то вам нужно в школу.

Умница и красавица Самал трогает своего коня, а мы заводим машину.

– Как вам наша дорога? – останавливается девочка в конце улицы. – Мы сами ее ремонтируем, всем селом. В школе вам подтвердят.

Власть советов

Школа – небольшое двухэтажное здание с двором и приусадебным участком, засаженным овощами. Звонок на урок мигом сдувает с крыльца любопытную детвору, а директор Гульнара Абенова рассказывает нам о местном укладе.

– Мы в самом деле сами, своим селом, привели в порядок дорогу, – подтверждает она слова девочки. – Одни на своей технике привезли гравий, другие – разгрузили, третьи – засыпали ямы. Участвовали все, даже малыши держали лопаты и ведра. Сельский акимат помог соляркой. В Арчаты всегда так: все решаем сообща. Есть совет старейшин и женсовет, и они по-настоящему работают! Собираются в школе и решают абсолютно все вопросы – от проработки пьяниц до организации общих праздников. В этом году совет провел Новый год и Наурыз, все село гуляло. На совете обсуждают, кому помочь сеном и дровами, а кому, наоборот, отказать, чтобы не ленился. По-другому в Арчаты нельзя – наш аул на краю, от власти очень далеко.

– А школе, – интересуемся мы, – совет помогает?

Гульнара Тусеевна с удовольствием показывает здание. Небольшое, нетиповое, работающее в две смены, но очень ухоженное и уютное. Местное лесничество отвечает за запас дров для школы, родители вместе с учителями – за отремонтированные классы и мебель. Получается, опять всем аулом.

– Село нам помогает, – объясняет директор, – а мы – селу. Все дети проводят лето в пришкольном лагере, работают на участке, отдыхают, ходят в школьную столовую, занимаются спортом. Это большая помощь родителям, они могут заняться хозяйством.

Трудись – и точка

Хозяйства в Арчаты крепкие. В самых скромных по две лошади, 3–5 коров и 30–50 баранов. А есть и такие, где отары и стада исчисляются сотнями голов. Бедняков нет. На этот счет у всех арчатинцев одинаковое мнение: если беден – значит ленив. И точка. Молодой парень, колдующий во дворе над сенокосилкой, раскладывает нам все по полочкам. Можно заняться разведением скота. Можно готовить в парке сухостой и валежник на дрова. Можно выписать билет на сбор орехов и ягод. Любой хотя бы из этих трех промыслов дает за сезон заработок на хорошую машину. Правда, если будешь трудиться.

– Вот сегодня суббота, – говорит парень. – Вы много отдыхающих видите? Все мужчины на сенокосе, все женщины в огороде или на заимке. И в деревне работа никогда не кончается. Чтобы хорошо жить, надо круглый год крутиться.

Осенний день – год кормит

Почти все село на сенокосе, и мы решили туда отправиться. Для этого надо подняться по проселку на гору и отмахать еще с десяток-полтора километров. Рядом с аулом много не накосишь.

Все заготовки – с помощью трактора. А с трактором любой житель села Арчаты умеет управляться еще с детства. Трактор ползет то круто вверх, то еще круче вниз. Удобных ровных лугов в Прибелушье нет, кругом тайга. Мужчина должен быть по-настоящему физически сильным и выносливым, чтобы удержать технику. И еще более сильным и выносливым, чтобы вручную сметать копны на косогорах, – машины метать сено пока не обучены. Мы только издали наблюдаем за работой селян, не отвлекая их разговором, им каждая погожая минута дорога. Хороший запас сена, значит, сытый скот зимой, значит, в итоге прибыльное хозяйство. Верно говорят: осенний день – год кормит.

Сами себе АЗС

Какие проблемы аул не в силах решить сам? Этот вопрос, который мы задавали арчатинцам, ставил их в тупик. Жители самого восточного населенного пункта страны давно приспособились жить автономно, не надеясь на чью-то помощь. Никто не жалуется, что все заправки – за сотню с лишним километров, в каждом дворе своя АЗС из нескольких бочек с соляркой. Никто не горюет, что закрыта почта и ради оплаты электричества надо отправляться за 40 километров в сельский округ, – один едет, за десятерых платит. Школа в ауле вообще в числе лучших не только в районе, но и в области, средний балл, с которым ее выпускники сдают ЕНТ, ни одной городской школе не снился. От 90 до 100!

Но молодежь особенно не спешит из родного села: хорошо жить можно и здесь, а природы такой больше нет нигде. Поэтому в Арчаты полный порядок с рождаемостью, в каждой семье по 3–4 ребенка.

– Все-таки есть проблема! – вздыхает директор школы Гульнара Абенова. – У нас нет ни одного казахстанского телеканала, идут только российские. Газеты привозят время от времени. Получается, мы отрезаны от новостей о собственной стране.

Похоже, это вообще единственная проблема, когда арчатинцам нужна помощь из центра. Со всем остальным они успешно справляются.

А рассказов о снежных барсах у таежников самого восточного угла страны действительно немало. Но о них – в следующий раз.

Усть-Каменогорск – с. Арчаты

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, Виктор ВОЛОГОДСКИЙ (фото)

Загрузка...

[X]