Опубликовано: 19499

Сыну казашки и казака генералу Корнилову не могут поставить памятник в Омске

Сыну казашки и казака генералу Корнилову не могут поставить памятник в Омске

Легендарному русскому генералу Лавру КОРНИЛОВУ уже шесть лет не могут установить памятник в Омске

Сын казашки и казака

Верховный главнокомандующий Русской армией (август 1917 года), участник Гражданской войны, один из организаторов и главнокомандующий Добровольческой армии, вождь белого движения на юге России, государственный и военный деятель Лавр Корнилов (1870–1918) – родом из казахских степей. Удивительно, что о его жизни еще не снят фильм – могли бы получиться как военно-историческая драма, так и шпионское кино. В ближайшем будущем восполнить этот пробел намерен один из потомков Корнилова, президент фонда “Евразия-мир”, общественный деятель Мухамет Хаджи САДЫКОВ. Во время своего приезда в Алматы он рассказал, что и открытие памятника, и съемки фильма – не за горами:

– Сам памятник уже готов, постамент 6 метров, в длину – 15 метров, выполнен из бронзы, он уже несколько лет хранится в ангаре моего родственника. Из-за административных препон не могу купить землю под него. В Омске есть улица Мартынова, там стоят памятники всем великим людям области, там же я хотел бы установить монумент Корнилову. Я человек настырный – сначала там поставлю, потом обязательно в Каркаралинске, на меня уже выходили местные жители.

Корнилов – вдохновитель и лидер контрреволюции, был одним из самых знаменитых генералов Русской армии. Биография этого необычайно харизматичного военачальника начинается под Карагандой. Хотя некоторые источники приписывают ему рождение в станице Усть-Каменогорской. Лавр появился на свет в Каркаралинске в семье казашки из рода керей Гульшары и казака Георгия. Там по сей день находится Дом-музей Корнилова. Этот межэтнический брак заключался по расчету, как своего рода залог мира и безопасности.

– Всякое в те времена бывало, казаки пьяными приезжали, угоняли скот, беспредельничали, – продолжает Садыков. – Наш прапрадед был волостной, его предки друг другу передавали волость Сарыколь, которую позже переименовали в Полтавский район. Рядом Исилькуль и Шербакуль – районы в Омской области, которые до сих пор существуют. Там жила до замужества мать Корнилова – Гульшара Баимбет-кызы. Однажды был такой страшный случай, брат Гульшары, Нугурбек, ему тогда было 12 лет, читал вечерний намаз, в это время приехали казаки. Зашли в дом, подросток не бросил молиться. Тогда один из казаков за то, что он не поднялся, отрубил мальчику голову… После этого мой прапрадед Баимбет вынужден был свою дочку отдать за сына Корнилова, они и раньше просили породниться. Благодаря этому браку Баимбет сохранил свой род и свое поголовье, у него было 16 тысяч лошадей. Каждый год порядка

30 лошадей он отдавал царской армии. Лошади были необычной породы, кучерявые. Когда последний раз Николай II приезжал в Омск, свой фаэтон запрягал этими красавцами, а потом эту карету подарил моему прапрадеду. Мы ее хранили. В фильме о Корнилове эта карета обязательно появится. Там внутри гламур: велюр, зеркала, очень богатое убранство.

Другая вера

У Садыкова хранится доверенность, в которой говорится, что маленького Лавра отдают на воспитание деду – отцу матери, Баимбету. В ауле под Омском Корнилов рос до поступления в кадетский корпус. Там у него была любимая лошадь по кличке Дилдаш. Внешне Лавр Георгиевич был типичным выходцем из казахских степей – материнские гены возобладали. Его азиатская внешность порой становилась предметом для пересудов и комментариев. Уже в наши дни, опять же из-за внешности, пошли разговоры, что Корнилов – калмык. Мухамет Хаджи Садыков посчитал делом чести навсегда закрыть вопрос о происхождении легендарного предка и в 2003 году даже судился в Москве с теми, кто не признавал казахские корни генерала.

– Корнилов родился в Каркаралинске, у нас есть документы, это подтверждающие. Сейчас уже все сомнения на эту тему отпали. То, что главнокомандующий российской армией был наполовину казах, кому-то, возможно, не нравится, но это правда. У меня дядя возле Кокшетау живет, ему сейчас 92 года, так они с Лавром Георгиевичем похожи как две капли воды.

Многие пишут, что мать Лавра Корнилова была крещеной, как и он сам.

– Наоборот, Гульшара хотела, чтобы Георгий, ее супруг, принял ислам. Мой прапрадед дал Лавру второе имя – Лекер – и сделал обрезание. Деды и прадеды его были глубоко верующими, думаю, что он знал все суры. Считаю, что с ним так жестоко поступили в том числе из-за того, что он был другой веры…

Военная карьера

Корнилов получил превосходное военное образование – в Омске и Санкт-Петербурге, знал множество иностранных языков – китайский, английский, французский, фарси. После учебы служил в Туркестане, выполнял различные дипломатические и разведывательные задания в Афганистане, Иране, Кашгаре, Индии. Эти экспедиции всегда были рискованными – Корнилову приходилось менять облик, выдавать себя за купца или путешественника и вести конкурентную борьбу с английскими разведчиками. Есть сведения, что он не раз посещал город Верный. Им были подготовлены обзоры стран Среднего Востока, а работа “Кашгария и Восточный Туркестан” была издана книгой. В 1907 году служил военным атташе в Китае.

После русско-японской войны получил чин полковника. С начала Первой мировой в 1914 году Корнилова назначают командовать 48-й пехотной дивизией. Впоследствии эта дивизия получила название “Стальная” за свои боевые качества и бесстрашие, став лучшей в русской армии. В эти годы ему было присвоено звание генерал-лейтенанта. Во время отхода армии, который прикрывала “Стальная” дивизия, в Закарпатье Корнилов был ранен и вместе со своими бойцами попал в плен к австрийцам. Он несколько раз пытался бежать, но только через год попытка обернется удачей. По возвращении в Россию летом 1916 года о нем говорили и писали все газеты, он стал самым популярным генералом армии. Уже в сентябре Лавр Георгиевич возвращается на Юго-Западный фронт и командует 25-м армейским корпусом. Далее он назначается на пост командующего войсками Петроградского военного округа. Вскоре Николай II отрекается от престола, и именно на плечи Корнилова, согласно занимаемой им должности, легла участь произвести арест царской семьи.

Ни тела, ни праха

В июле 1917 года популярного военачальника назначают Верховным главнокомандующим. В августе глава Временного правительства Керенский приказывает Корнилову сложить с себя полномочия Верховного главнокомандующего, обвинив генерала в заговоре. Генерала и его ближайших соратников помещают в тюрьму, откуда он сбегает. Корнилов отправляется на Дон, где становится соорганизатором Добровольческой армии для борьбы с большевиками.

Но 31 марта (13 апреля) 1918 года его убивают при штурме Екатеринодара (ныне Краснодар). В дом, где находился Корнилов, залетел единственный снаряд и убил только его. Генерала тайно похоронили, но большевики нашли могилу и опознали умершего по погонам. А затем изощренно измывались и глумились над безжизненным телом белого генерала – протыкали шашками, бросали камни, кидали на землю, плевали в лицо и в конце концов сожгли. Всё это делалось красными командирами при попустительстве толпы.

– Ни тела, ни праха, ничего не осталось от Корнилова. Я несколько раз ездил в Краснодарский край, на место, где была станица, искал хоть какие-то следы. Вдруг кто-то знает, слышал, где могут быть захоронены хоть какие-то останки. Это вообще не люди, столько ненависти было к нему, – говорит Садыков.

Если бы Лавр Корнилов не погиб, то коммунисты, возможно, и не пришли бы к власти, и вся дальнейшая история Страны Советов была бы под вопросом…

– Я благодарен генералу Деникину, который во время революции отправил многих детей, в том числе детей Корнилова, в Европу. Они там и остались. Сейчас его правнучки живут в Каннах и в Брюсселе, – завершает Мухамет Хаджи Садыков.

[X]