Опубликовано: 1107

Связанные одной ложкой

Связанные одной ложкой

Есть в некоторых семьях вещи, которые бережно передаются из поколения в поколение. Книги, письма, посуда, фотографии, украшения, предметы быта – они и есть подлинная родовая история.

Жительница Семея Вероника владеет сразу двумя ценными раритетами – старинной деревянной мельничкой для пряностей и позолоченной ложечкой фабрики “ХлебниковЪ” с двуглавым орлом на клейме. В 2008 году мельничке исполнилось 112 лет, а ложечке – 116. Даты изготовления на той и другой видны отчетливо, что отметает сомнения в почтенном возрасте “долгожительниц”. Мельничка, привезенная в Россию из Германии в начале XX века, принадлежала немецкой баронессе, прабабушке нынешней владелицы. Ложечка с интересным уплощенным концом служила той же хозяйке, правда, ложек, говорят, было шесть.

Семейное предание гласит, что в первые годы ХХ века баронесса Анна Остермальм переехала вместе с мужем, инженером-механиком по профессии, в Россию. Здесь ее стали звать Анной Петровной, а ее супруга Михеля Якоба – Михаилом Яковлевичем.

Революция 1917 года застала семью Остермальм в Ташкенте, где муж Анны Петровны руководил монтажом оборудования на одном из заводов, принадлежащих царской фамилии. За полгода до кровавых революционных событий родилась младшая дочь семьи Остермальм Лидия – бабушка Вероники. На скором семейном совете было принято решение уехать в Семипалатинск, искать применение способностям и талантам на службе новой власти. Вернуться в Германию Остермальмы не смогли или не захотели, точно неизвестно – в советское время говорить на подобные темы не было принято даже в кругу домашних.

Несмотря на дворянское происхождение, все члены семьи – мать, отец и пятеро детей – остались в смутное время живы. “Это благодаря удаленности от беспокойных российских столиц”, – говорит, улыбаясь, Вероника, нынешняя хозяйка антикварной утвари.

Но известна в ее семье и другая версия. Якобы мельничка эта не простая, а… волшебная – стоит покрутить ручку старинной кофемолки, загадать желание и, если оно выстраданное, сокровенное, доброе, все, что задумано, непременно исполнится. Как знать, может быть, в смутные времена взялась баронесса Анна Петровна молоть на новенькой мельничке фирмы “Robert Zassenhaus” черный перец, кофейные зерна или гвоздику, наполняя дом ароматным запахом тепла и уюта, да и пожелала, чтобы дети ее, и дети детей, и внуки, и правнуки жили бы счастливо? Загадала, чтобы беды обходили их стороной и никакие силы не могли заставить свернуть с истинного пути?

Так и вышло. Многое пережили потомки немецкой баронессы. И хорошее, и скверное. Как все. И сталинские репрессии не пощадили семью: деду Вероники – мужу Лидии Остермальм и поляку по национальности Яновскому, в 1936 году вменили в вину женитьбу на немке, да еще “голубых” кровей. Чудом он выжил, два года тюрьмы по тем временам – сущие пустяки!

Прожили супруги Яновские в согласии и любви до 1979 года, когда Лидии Яновской-Остермальм не стало.

И мельничка, и ложка всегда были любимы и оберегаемы. Передавались по женской линии – от матери к дочери. Так и оказались у Вероники.

Правда, у самой Вероники нет дочери, только единственный сын, поэтому, когда придет время, семейные реликвии будут переданы ему. И уже он станет хранителем семейных ценностей. А если родится у него в будущем дочь, то ей достанется старинная кофемолка – скрипучее сокровище Остермальмов, и ложечка, которую подают к розетке с вареньем и чаю самым любимым друзьям семьи.

Да-да, ложечка и мельничка все прошедшие годы верой и правдой служили хозяевам, исправно служат до сих пор.

– Конечно, сахарную пудру гораздо быстрее смолоть с помощью кухонного комбайна, – говорит Вероника. – Но запах, который пудра приобретает, проходя сквозь старинные мельничные жернова, и сам процесс, когда сидишь в тишине и мелешь сахар, ни с чем не сравнимы! Кажется, в ящичек тонкой струйкой сыпется не измельченный сахар, а само бесконечное время.

Виктория КУПЦОВА, Семей

Загрузка...

[X]