Опубликовано: 1539

Страну усадят на “табуретки”?

Страну усадят на “табуретки”?

На днях министр индустрии и торговли Владимир Школьник заявил о повышении пошлин на ввоз иномарок, как о деле решенном. Это заявление прозвучало в стенах “Азии Авто” – небольшого завода в Усть-Каменогорске, который с установкой “железного занавеса” на импорт машин становится монополистом на авторынке Казахстана. Этот факт только укрепил вывод: эпопея с пошлинами затеяна для поддержки предприятия, чьи возможности минимальны, а продукция не

пользуется спросом.

Ну очень заботливое отношение…

Сразу и не вспомнить, какое еще производство получило бы от государства столько преференций, как усть-каменогорский завод “Азия Авто”. Сначала учредителю завода – автодилерской фирме “Бипэк Авто” – дали эксклюзивное право на торговлю российскими автомобилями. Дальше на блюдечке преподнесли производственные корпуса. Следом освободили от НДС, закрыли глаза на то, что комплектующие ввозятся по тем же тарифам, что и обычные запчасти… Такую заботу об “Азии Авто” чиновники из года в год объясняли стремлением развивать отечественный автопром. Однако за 7 лет (!) завод так и не вырос в реальное автомобильное производство.

По данным Казахстанской фондовой биржи (KASE), в 2007 году на отверточном конвейере было собрано чуть больше 6300 машин, в прошлом – вдвое меньше. Хотя мощность “Азии Авто” – 45 тысяч (!) авто в год. Этой зимой, по словам рабочих, сборочный цех вообще был остановлен. Во всяком случае, отчетность за три месяца, которую ждали на фондовой бирже, пока так и осталась закрытой. Наверное, нечего показывать?

Усть-каменогорские “клоны”

Красноречивей всего о спросе на продукцию “Азии Авто” говорит статистика. В 2007 году государство купило почти 20 процентов собранных в Усть-Каменогорске машин. Еще 45 процентов продаж пришлось на неких корпоративных клиентов (уж не госучреждений ли?). И только треть покупок сделали “обычные” казахстанцы. Другими словами, в экономически благополучном 2007-м завод реально на рынке продал чуть больше 2 тысяч своих автомобилей! Чего же тогда ожидать в условиях сегодняшнего экономического кризиса? А сейчас, по признанию министра Владимира Школьника, усть-каменогорский автозавод от затоваривания спасает только госзаказ. Рядовых покупателей на устаревшие и неоправданно дорогие модели практически нет.

Завод “Азия Авто” не раз заявлял о планах завоевать рынки Урала, Сибири и Средней Азии. Помнится, один из экс-акимов Восточно-Казахстанской области с серьезным видом рассказывал журналистам о грядущем экспорте усть-каменогорских “Нив” в… КНР. Сегодня даже вспоминать смешно. Но это далеко не все: прошлой осенью, например, завод огорошил всех заявлением о готовности выпустить и продать 120 тысяч “Лад”! И даже подписал соответствующее соглашение с АвтоВАЗом.

Сейчас нет никаких сомнений: громкое заявление казахстанского отверточного “флагмана” – не более чем химера. По разным экспертным оценкам, доля автовазовских моделей на российском рынке в целом занимает от 10 до 13 процентов. А самые популярные марки на Дальнем Востоке и в Сибири – “японки”. Кроме того, “жигуленок” российского исполнения почти на 20 процентов дешевле усть-каменогорского “клона”. И вообще, с какой стати России уступать свои рынки казахстанским авто?

За кого бьется министр?

Вывод напрашивается сам собой: чтобы оправдать хотя бы отчасти свои наполеоновские планы, “Азии Авто” необходимо срочно остановить доступ иномарок на отечественный рынок. Стать монополистом. И самое удивительное, что чиновники так близко к сердцу принимают желания отверточного производства. В феврале просьбу завода ограничить ввоз иномарок и поднять таможенные пошлины с пониманием выслушал вице-премьер Умирзак Шукеев. В марте министр индустрии и торговли Владимир Школьник заявил, что “Казахстан ввозит машины, не соответствующие никаким правилам, нормам и ГОСТам”. Хотя он не мог не знать, что таможенному оформлению подлежат только сертифицированные автомобили.

А на днях все тот же министр в Усть-Каменогорске сказал буквально следующее: “Отечественный автопром не удается развить из-за тех, кто… пишет, что это не нужно людям. На самом деле нужно внушить, что это нужно людям. Страна, которая имеет атомную энергетику… имеет космодром и участвовала в создании космической техники, делала оружие, с точки зрения машиностроения способна делать автомобили и обязана это делать. И когда я в прессе читаю, что мы не можем создать автомобили, это значит унижать свой народ и свою страну”.

Из всей этой тирады понять можно одно: министр готов не на жизнь, а на смерть биться за сверхпошлины на импортные автомобили.

Нас заставят покупать?

Экономический кризис уже ударил по казахстанскому авторынку. Если два года назад, по данным зампредседателя независимого Автомобильного союза Григория Кременецкого, было продано примерно 250 тысяч автомобилей, то в прошлом году рынок сжался наполовину. При этом 80 процентов от всех продаж составили подержанные иномарки (читай – машины по доступным ценам). Не секрет, что подавляющую часть казахстанцев все еще нельзя отнести даже к среднему классу. В Усть-Каменогорске – центре цветной металлургии (!) – средняя зарплата не дотягивает до 50 тысяч тенге. Чуть больше 300 долларов. На селе заработки еще ниже. Ввоз иномарок по доступным таможенным пошлинам открыл возможность населению сменить советские “табуретки” на нормальные автомобили. Поэтому что будет, если завтра ввести ограничительные меры? Или что произойдет, если цены, как прогнозирует большинство автодилеров, поднимутся на 50–60 процентов? Ответ очевиден. Для простых людей автомобиль снова станет недоступной мечтой.

Цены взлетят, а выбор уменьшится

Есть и другой вариант. По мнению руководителя Astana Group Нурлана Смагулова, размещенном на интернет-ресурсе “Авторевю”, официальные дилеры вынуждены будут сократить число своих сотрудников, а рынок уйдет в тень, используя “серые” схемы:

– Руководство автосборочного завода в Усть-Каменогорске заявляет, что через 10–15 лет у нас в стране будет ездить 80 процентов казахстанских автомобилей. Это не так. С повышением таможенных пошлин импортные автомобили не исчезнут. Просто их заменят те же иностранные машины, ввезенные монополистом и собранные в Усть-Каменогорске. Мы не производим казахстанский автомобиль, а завозим машинокомплекты по льготным таможенным тарифам. Если на авторынке появится монополист, то потребители получат не самые лучшие автомобили по ценам выше, чем до введения пошлин. И при этом выбор моделей будет небольшим…

Не с того конца взялись

Основной аргумент чиновников, оправдывающих необходимость ограничений на ввоз подержанных иномарок, – это забота об экологии. Мол, сильно они загрязняют воздух. Но вот экологи совсем иного мнения: виноваты не столько “старые” авто, которым по 6–7 лет, сколько качество отечественного бензина. По информации, размещенной 4 мая республиканскими информ­агентствами, Международный центр по надзору за качеством горючего (The International Fuel Quality Center, IFQC) определил Казахстан на 90-е место среди 100 стран в рейтинге по качеству бензина! На одной ступеньке с нашей республикой оказались Таджикистан, Туркмения и Шри-Ланка. По сравнению с предыдущим рейтингом позиция Казахстана понизилась на 24 пункта.

Так, может, улучшение экологии стоит начать не с “драконовских” непопулярных мер? А, например, научиться делать качественное горючее?

P.S. Не далее как во вторник, 5 мая, министр Владимир Школьник сделал очередное “автомобильное” заявление. Он сообщил о неких предложениях от “Nissan, Renault и частично АвтоВаза по созданию новой линейки автомобилей в Казахстане”. Цена машины, по словам министра, будет примерно 10 тысяч долларов. “Мы никого не лоббируем, – приводят слова Школьника республиканские информагентства. – Но если мы хотим что-то производить, мы должны… защитить эту нарождающуюся продукцию”.

Интересно, а кто защитит от таких инициатив министра простое население Казахстана?

* * *

Пошлинами – по потребителю

Свое отношение к намерению увеличить пошлины на ввозимые автомобили (в том числе на новые) в этом году высказали автодилеры и эксперты, выступавшие на “круглом столе” “Авторитейл в Казахстане: вчера, сегодня, завтра”. Сейчас самое время напомнить их слова.

Какую цель преследует правительство?

Президент “Астана Групп” Нурлан СМАГУЛОВ:

– Когда мы вводим новые таможенные пошлины для подержанных машин, это еще как-то можно объяснить. Но если мы одновременно повышаем пошлины и на старые, и на новые автомобили, тогда возникает вопрос, какую цель преследует правительство, идя на такой шаг? Мы не против развития в Казахстане собственного автопрома. Но мы считаем, что в республике нет отечественного автопроизводителя. Завод в Усть-Каменогорске трудно назвать отечественным производителем. Откровенно говоря, там прикручивают колеса и ставят руль. Это предприятие занимается так называемой крупноузловой сборкой чешских, российских, американских автомобилей из комплектующих, которые завозятся по низким таможенным пошлинам.

Чьи интересы мы защищаем?

Коммерческий директор “Арыстан Авто” Канат САРСЕНБАЕВ:

– Мне непонятна позиция тех, кто лоббирует введение новых пошлин… Нет ясности и вокруг того, кого именно мы защищаем. На сегодняшний день казахстанский автомобильный рынок нормализуется и становится цивилизованным. Все компании, которые здесь присутствуют, абсолютно прозрачны, работают официально. Совершенно нелогично заживо хоронить то, что создавалось на протяжении 10 лет.

Негосударственное решение?

Юрист Национальной лиги потребителей Казахстана Наталья КОНОВАЛОВА:

– Во-первых, троекратное увеличение таможенных пошлин помимо прочего снизит конкуренцию на авторынке. Во-вторых, в определенном смысле это ограничит право потребителей на выбор и качество автомобиля, так как хорошо известно, что машины, которые собираются на пока что единственном в Казахстане автомобильном заводе, не всегда отвечают по качеству требованиям потребителя. В-третьих, повышение таможенных пошлин на импорт автомобилей спровоцирует переход потребителя с первичного рынка на вторичный, что также отразится на экологической обстановке и безопасности дорожного движения.Подготовила Анна ПАВЛОВА

Россия уже обожглась

Любопытней всего, что разговоры о введении сверхпошлин наши чиновники активизировали на фоне красноречивой картины в России. Там пошлины повысили в январе, а в феврале уже получили падение продаж ведущих японских моделей на 46 процентов. В целом же российский авторынок в феврале – марте просел на 38–40 процентов.

При этом цены на российские модели буквально подпрыгнули. И, по мнению экспертов, в ближайшее время повысятся еще – когда будут распроданы все остатки ввезенных в 2008 году машин.

“Прогноз, о котором с таким восторгом говорили в правительстве, себя не оправдал, – приводит российское агентство “Новый Регион” слова руководителя приморской ассоциации автомобилистов Анастасии Загоруйко. – По Дальневосточному таможенному управлению таможенные сборы значительно упали. И при этом показатели продаж отечественного автопрома, давно ставшего частным бизнесом, так и не возросли. Сколько можно поддерживать автопром, который ничему так и не научился за 20 лет?”.

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, Виктор ВОЛОГОДСКИЙ (фото), Усть-Каменогорск

Загрузка...

[X]