Опубликовано: 990

Столкновение и последствия

Столкновение и последствия Фото - Тахир САСЫКОВ

В июле 2002 года в небе над немецким городом Юберлинген столкнулись грузовой “боинг” компании DHL и самолет “Башкирских авиалиний”.

Большинство пассажиров ТУ-154 были дети, которых наградили поездкой в Барселону за отличную учебу. Машины столкнулись почти под прямым углом, не выжил никто. У Виталия Калоева в авиакатастрофе погибла вся семья – супруга и двое детей. Он единственный из родителей, кто принимал участие в поисковой операции на месте крушения. Спустя время Калоев убивает швейцарского авиадиспетчера Питера Нильсона, дежурившего в момент столкновения самолетов. Книга Ксении Каспари, выпускницы журфака КазГУ, ныне шеф-редактора вечернего выпуска “Вестей” на канале “Россия-1”, написана при непосредственном участии Виталия Калоева.

– Я много писала о его истории как журналист и понимала, что она меня цепляет, не оставляет равнодушной. История очень противоречивая, невозможно однозначно ответить, кто этот человек, которому довелось пережить такую трагедию, – сказала на презентации в Алматы Ксения Каспари. – Калоев – из интеллигентной семьи, архитектор, человек, который прежде не нарушал закон, главной ценностью для него были его близкие. И вдруг он совершает неоднозначный поступок. Многие, особенно в западных СМИ эта версия была популярна, говорили “о кровной мести с Кавказа”. Так сложились обстоятельства, что на меня вышли люди, которые хотели снимать фильм об авиакатастрофе, в итоге они его сняли (фильм “Последствия” с Арнольдом Шварценеггером вышел на экраны этой весной. – Прим. авт.). Я выступала посредником и так познакомилась с Калоевым, предложила написать его историю. Он согласился. Прилетела к нему во Владикавказ, неделю там жила, мы с ним разговаривали, он на работу – я с ним. Видела, в каких условиях вырос этот человек, какие у него ценности. Потом я полетела в Германию на место столкновения самолетов, там пообщалась с другими участниками этой истории, затем – в Швейцарию, поговорила с переводчиками по этому процессу, с прокурорами, адвокатами, теми, кто мог чем-то дополнить рассказы Калоева. Все это легло в основу книги. Я пытаюсь рассказать о жизни человека и подвести читателя к тому, что же произошло, что его заставило прийти к тому, к чему он в итоге пришел, и могло ли это закончиться по-другому, а оно могло… Говорить, что эта книга об убийстве авиадиспетчера, – это неправда.

Изначально в этой трагедии, по словам автора, очень много пугающих деталей и совпадений. Башкирских детей сначала доставили не в тот аэропорт, они должны были вылетать из московского Домодедова, их привезли в Шереметьево, самолет улетел без них. Специально для них создают чартерный рейс, малое количество билетов продается. На этот рейс покупает билеты семья Калоевых, которая в пик туристского сезона уже несколько дней не может улететь.

– В аэропорту Диана, дочка Калоева, теряется, ее находят, они бегут к закрывающейся стойке регистрации, успевают, садятся в самолет. Он выруливает на взлетно-посадочную полосу и снова возвращается, оказывается, забыли загрузить на борт питание. На это уходит еще минут двадцать, – продолжает Ксения.

В итоге, чтобы развести эти два самолета в небе, не хватило толики времени, исчисляемого в секундах… Столкновения избежать не удалось.

– Калоев не жаждал мести, он прошел все круги, чтобы восстановить справедливость, обращался в российскую прокуратуру, несколько раз ездил в “Скайгайд” (швейцарская авиадиспетчерская компания), но расследование катастрофы явно затянулось, – говорит автор. – Самое главное, что не было простого человеческого сочувствия, извинений от авиадиспетчерской компании. Любое извинение – это косвенное признание вины. Калоев на годовщине подходил к президенту “Скайгайда”, которого лично я считаю главным виновником происшедшего – и авиакатастрофы, и дальнейших событий, просил о встрече с авиадиспетчером Питером Нильсоном. Они явно его прятали, потому что он мог рассказать об условиях труда, которые там существовали. Возможно, некоторых из ошибок, которые он совершил, не было бы, если бы вся техника была исправна. Калоев возвращается домой, через месяц ему приходит письмо с предложением денег за погибших членов семьи в обмен на отказ от всех претензий. Человеку, у которого все отняли, говорят: расследования не будет, бери деньги и все. Калоев собрался и полетел туда, он не знал, чем закончится эта встреча. Нильсон была на голову его выше и моложе, он не шел с намерением убивать. Если бы были произнесены элементарные извинения... От момента убийства и до задержания Калоева прошли сутки, у него был билет в Испанию, он мог сбежать, но это был его осознанный выбор. Сидел в отеле и ждал, когда за ним придет полиция, это тоже характеризует его определенным образом.

Калоева приговорили к 8 годам, половину срока он отсидел в швейцарской тюрьме, был выпущен досрочно, вернулся в Северную Осетию.

– Я много общалась и продолжаю общаться с Виталием Константиновичем, но у меня до сих пор нет однозначного ответа, как же я отношусь к совершенному им поступку. Не могу его осудить, но и принять то, что он сделал, тоже не могу. Когда вы прочтете книгу, то поймете, почему однозначного вывода здесь не может быть, – завершила Ксения Каспари.

КОММЕНТАРИИ

[X]