Опубликовано: 1003

Спор по переписке

Больше месяца парламентарии пытаются понять, что все же происходит в атомной промышленности? Спор ведут два депутата – Нурбах Рустемов и Валерий Котович. Причем похож он больше на игру в шахматы по переписке. Мажилисмены сражаются запросами.

Первый ход сделал Рустемов и привел факты, свидетельствующие о разграблении национальной отрасли, о продаже урана за бесценок и обогащении за счет этого некой офшорной компании.

Ответный шаг последовал через неделю – со стороны депутата Котовича. Он зачитал письмо работников Степногорского горно-химического комбината (СГХК), суть которого можно изложить лозунгом: “Руки прочь от Казатомпрома!”. 2000 авторов (именно столько подписей стоит под петицией) выражают “недоумение и возмущение” по поводу выступления депутата Рустемова. Считают, что коллектив “облили грязью”, что еще мажилисмен Жалыбин в свое время обвинял руководство и коллектив в “разных темных делах”. А на деле, утверждают, все как раз наоборот: Казатомпром – спаситель комбината. И даже зарплаты в два раза (по сравнению с 2004 годом) выросли.

“Чего добивается депутат? Закрытия предприятия? Мы прямо заявляем: если Казатомпром откажется от управления СГХК, то предприятие снова погрузится в хаос… Оставьте нас в покое”. Вот так, ни больше ни меньше.

Правда, ни один факт, приведенный депутатом Рустемовым, в письме не был опровергнут. Не коллектив он “обливал грязью”, а прямо указывал на использование национальных ресурсов для обогащения офшорной компании.

Прошла еще неделя – и мажилисмен делает ответный ход. Вновь приводит факты и только факты, опираясь на данные финансовых проверок Казатомпрома. Его руководство утверждает, что продает уран только конечным потребителям? А почему же по случаю трансфертного ценообразования штрафы и пеня вылились в сумму, превышающую 23 миллиарда тенге? И почему 30 процентов доли ТОО “Кызылкум” продали австралийской офшорной компании всего за 15 миллионов тенге, тогда как мировая цена исчисляется миллионами долларов? И что интересно, сделку провели без одобрения совета директоров.

Свой очередной запрос депутат адресовал Генпрокуратуре, КНБ и финполиции. И пояснил, чего добивается, – снятия с результатов проверок грифа секретности.

Его оппонент, народный избранник Котович, молча выслушал все это в зале и, надо полагать, свой ответный ход сделает через неделю, на следующей пленарке.

Впрочем, после заседания комментарии журналистам все же дал. Фактов, правда, не опроверг, зато высказал предположение, что депутат Рустемов “выполняет чей-то заказ”.

А вот с его определением, что СГХК сегодня “лакомый кусочек”, вряд ли поспоришь. Одно непонятно: почему “откусывает” от него австралийская компания, а в казну падают лишь крошки в виде штрафов и пени, и то с недавнего времени. Непонятно и другое: почему точку в этом споре не спешат ставить ни финансовые, ни правоохранительные органы.

Наталия БУРАВЦЕВА, Астана

Загрузка...

[X]