Опубликовано: 6288

СПИД. Открыты все пути

СПИД. Открыты все пути

ВИЧ в Казахстане уверенно переходит в общую популяцию населения. Что делают центры СПИДа, чтобы защитить страну от нависшей над ней угрозы? Оправдывают ли они свое существование? Давайте судить на примере южной столицы.

В начале этого года в Алматы случилось настоящее ЧП: ВИЧ, да еще в третьей, клинически запущенной стадии, обнаружили у 16-летней гимназистки. В ходе опроса испуганная девочка призналась, что имела “взрослые” отношения с двумя парнями. И хотя результат тестирования ее бойфрендов был отрицательным, расследование посчитали законченным, путь заражения признали половым. А где истинный источник инфекции? Ответа нет.

Даже в гимназию работник городского центра СПИДа пришел только через два с лишним месяца после случившегося. И провел лекции почему-то в шестых, а не в старших классах! “Лекционные путевки” заполнены так небрежно, что большинство граф пустует, а вместо адреса учебного заведения на всех листках значится короткое “ул.”.

“В центре стало обычной практикой, когда бакалавров оформляют на ставки врачей. И хотя знаний им явно не хватает, контроля за их работой нет. Эпидрасследование по факту заражения школьницы тоже проводила бакалавр”, – говорит врач городского центра СПИДа Оразгуль ЖУСИЕВА, согласившаяся стать нашим экспертом. Интересно, как она узнала о происшедшем: “Еду в автобусе и слышу, что женщина, сидевшая по соседству, рассказывает о выявленном случае ВИЧ у школьницы, лечившейся в инфекционной больнице. Как результаты анализов девочки стали известны посторонним?”.

Как стали – теперь не узнать. Но очевидно, что люди, ставшие свидетелями разглашения информации, однозначно перестанут доверять медикам и будут всеми путями избегать тестирования на ВИЧ. Что совсем не в интересах общества.

Не научили даже врачей

Четверть века нашей службе профилактики и борьбы со СПИДом, но даже врачам она не дала элементарных знаний. Об этом, кстати, говорит и факт заражения в роддоме молодой женщины и новорожденного ребенка в 2013 году. В ситуации, угрожавшей жизни, 20-летней роженице, вероятнее всего, перелили кровь ВИЧ-инфицированного врача (на эту мысль наводят и материалы анализа РЦ СПИДа, направленного в территориальные центры). Не будем винить медработника: у него и так большая личная драма. Но почему, выступая в качестве донора, он не был обследован на ВИЧ с помощью экспресс-теста?

– Действия врачей в экстренных ситуациях регламентировались на тот период постановлением правительства № 1280 от 3 ноября 2011 года, – говорит Оразгуль Жусиева. – Если бы экспресс-тест у донора (в данном случае оперирующего хирурга) оказался положительным, то переливать его кровь было бы нельзя. Допустим, в силу сложившихся обстоятельств это все-таки сделали. Тогда сразу, в роддоме, исключается грудное вскармливание новорожденного и начинается антиретровирусная терапия для предотвращения заражения матери и ребенка. Но из-за незнания приказов дело не дошло даже до экспресс-тестов. А ГЦ СПИДа еще и скрыл вероятный источник заражения женщины, разрушив тем самым ее семью. Шансов не заразиться при переливании ВИЧ-положительной крови у роженицы было крайне мало. Но они были.

Одно радует: после этого вопиющего случая приказом министерства здравоохранения и социального развития № 508 в Казахстане ввели наконец обязательное ежегодное обследование медицинских работников на ВИЧ…

В протоколе селекторного совещания, проведенного Республиканским центром СПИДа 24 июля 2015 года, алматинский центр упоминается очень часто. И все с плохой стороны. Снижаются качество и эффективность скрининга населения, охват профилактической работой уязвимых групп. В городе в два раза выросло число заражений ВИЧ через гомосексуальные контакты. Выявлено 7 случаев внутриучрежденческого заражения в ЛА 155/1. При растущей актуальности полового пути передачи инфекции уменьшается количество розданных презервативов.

Кому презерватив?

Тут мы немного отвлечемся. Презервативы горцентр СПИДа раздает совсем неплохо. Из представленных г-жой Жусиевой отчетных документов видно, кому, от кого и сколько перепало “резинок”. Безусловное лидерство в раздачах держит работник центра Р. А. Тезекбаев. Из его щедрых рук аудитория из 70 человек в ТОО “Алматы-лифт” с февраля по май 2015 года трижды получала презервативы – по 1 440, 1 000 и 600 штук. Сексуально активные, видать, ребята, раз берут. И бог бы с ними. Только презервативы-то вроде закупались для лиц рискованного поведения – проституток, наркоманов и гомосексуалистов. Вряд ли их столько на одном предприятии!

– Скорее, врач в силу своей занятости (работа плюс дневная учеба в школе общественного здравоохранения) шел по легкому пути. А остановить его не удосужились ни главврач, ни два его заместителя – никто, – говорит Оразгуль Жусиева.

Всего, по ее подсчетам, в феврале – мае работники ГЦ СПИДа раздали в организациях города 11 тысяч презервативов. Хотя нуждающийся в них контингент – 8 300 работниц секса, 11 000 тысяч потребителей инъекционных наркотиков и 4 000 мужчин, живущих с мужчинами, – испытывает, судя по протоколу селекторного совещания, нехватку этих средств защиты.

А вот еще интересные данные из этого документа. Более 30 взятых на диспансерный учет алматинцев имеют III–IV стадии ВИЧ, что говорит о поздней выявляемости инфекции. То есть о том, что больные очень долго не знают своего статуса и, ведя обычный образ жизни, заражают других. На 100 лиц, живущих с ВИЧ, в южной столице больных СПИДом больше, чем в среднем по стране. Умирает их тоже больше. Неудивительно, если даже ВИЧ-положительные роженицы не всегда получают вовремя антиретровирусные препараты.

– Стремительные роды, потужной период, вследствие чего профилактическое лечение не успели провести, – объясняют два недавних прокола алматинские “спидоборцы”.

Интересно, а почему “своевременно не обследованы на ВИЧ два новорожденных”? Может, стремительно появившись на свет, они так же стремительно покинули роддом?

За много-много лет в городе не наладили работу пунктов доверия (ПД). В отчетах перечисляются до боли знакомые недостатки: не развешены санбюллетени, нет журналов учета и раздачи шприцев, нет самих шприцев, не проводятся консультации врачей… А главное, нет в пунктах доверия тех, для кого они созданы, – лиц, употребляющих инъекционные наркотики (ЛУИН). “На момент выхода ни клиентов, ни звонков от клиентов не было”, – говорится в одной справке. “…С 10.00 до 17.30 не было звонков и ЛУИНов”, – отмечается в другой. Написаны бумаги так безграмотно, что невольно начинаешь сомневаться в подготовке специалистов. Цитирую: “В журнале впервые обратившихся в ПД начала года зарегистрировано 7, хотя привлечено новых 69 ЛУИН. В журнале консультаций узкими специалистами подсчитать не удалось, заведены два журнала консультаций, где понять действительно прошедших клиентов. Журнал не совпадает с отчетом за 4 месяцев в отчете 58”.

В другом документе обнаруживается интересная деталь: “У Курбатовой 33 клиента принимают героин 1 раз в день, 30 – 2 раза в день, 7 – 3 раза в день (еженедельная потребность в шприцах – 798 штук), однако раздавала не по потребностям, постоянно по 1 085 шт.”, – пишет работник ГЦ СПИДа.

– Лилия Курбатова, упомянутая здесь, является руководителем союза людей, живущих с ВИЧ, и одновременно аутрич-работником, получающим зарплату в ГЦ СПИДа, – поясняет Оразгуль Жусиева. – Конечно, она будет допускать нарушения, если раздачу шприцев приходится совмещать с работой в союзе и поездками на конференции”.

Врут не только календари

А вот интересный документ, где говорится о работе ГЦ СПИДа с реципиентами донорской крови, органов и тканей. В 2013 году получили донорскую кровь 6 008 человек. Не только по приказам минздрава, но и по житейской логике все они должны быть проверены на ВИЧ. ГЦ СПИДа почему-то посчитал необходимым обследовать через месяц всего 4 005 человек (исполнителя документа эта цифра так изумила, что он поставил в скобках двойной знак – ?!) , а обследовал и вовсе 2 502! Почему же остались без внимания другие реципиенты? Оказывается, 689 дали ложные адреса (зачем бы такая массовая конспирация людям, попавшим в обычную больницу в состоянии, требующем переливания крови?) 542 – умерли (то есть смертность составила больше 135 человек на тысячу!). Придумать причины для еще 272  необследованных у работников ГЦ СПИДа, видимо, просто не хватило фантазии.

Через неделю в РЦ СПИДа поступил другой вариант отчета – улучшенный. Там охват обследованием через месяц после переливания крови составлял уже 90,4 процента. Изменилось число необследованных по причине ложных адресов – его “округлили” до 1 009 (врет каждый 6-й, поступающий в больницу?). А необследованных без причины стало 336. Какую пользу может принести эта неуклюжая игра цифрами в то время, как ситуация с донорством в Казахстане отнюдь не спокойная? Среди лиц, сдающих кровь, выявлено 520 ВИЧ-инфицированных, и 85 из них – в Алматы. Или 82. Или 83. Или вообще на 7 меньше – в электронной базе данных алматинского ГЦ СПИДа тоже, оказывается, бардак?

Ни о каком заслоне смертельной инфекции в сложившейся ситуации говорить не приходится. Угроза заражения висит над каждым жителем города, будь он хоть трижды свят.

Вера ЛАВИНСКАЯ, Алматы

[X]