Опубликовано: 1370

Спасая людские жизни

Спасая людские жизни

Каждый день в 8 часов утра они приходят на работу. Ничего необычного, работа как работа: спасать жизнь человека, дарить ему частье обладать и наслаждаться ею. Каково это – быть хирургом, видеть боль и страдания каждый день, не зачерстветь душой

и не стать равнодушным к чужой жизни? Чтобы проверить это, мы отправились в нейрохирургическое отделение.

“…Идеальный врач – это человек, обладающий глубинным знанием жизни и человеческой души, который интуитивно распознает любое страдание и боль любого рода и восстанавливает мир одним своим присутствием”.Анри-Фредерик

Анатомия дилетанта

Мое представление о жизни хирургического отделения ограничивалось просмотром популярного американского сериала “Анатомия страсти”. В моих дилетантских мечтах, навеянных художественным вымыслом, картины рисовались одна радужнее другой: хирурги между операциями то и дело снуют из палаты в палату, выискивая, кого бы приободрить. Они участливо интересуются делами своих пациентов, сопереживают им, иногда даже вникают в их личные дела и проблемы, лечат словом. Но реальность оказалось куда прозаичнее...

К слову, нейрохирургия, по моим впечатлениям, – это нечто более закрытое и престижное. Своего рода каста особых, да простят меня остальные хирурги и медики вообще. И чтобы познакомиться с этой кастой поближе, ничего не оставалось, как пойти в операционную. Если раньше при виде крови мне становилось дурно, то теперь предстояло держаться изо всех сил, дабы не ударить лицом в грязь.

В святая святых

Меня охотно препроводили в операционную и нарядили в хирургическое одеяние. На столе лежит 50-летняя женщина. Она уже под наркозом и готова к операции. Выясняется, что в порыве нежных чувств муж сломал ей первый шейный позвонок. Как все произошло на самом деле, осталось “за кадром”. Для нейрохирургов это не главное. Тут стоит другая задача: добраться до черепа и позвоночника, сделать трепанацию и скрепить голову со вторым шейным позвонком. Правда, после операции женщина никогда не сможет повернуть голову ни вправо, ни влево.

Недельный аутотренинг дал хороший результат: в обморок падать не хотелось. Было интересно наблюдать за работой нейрохирургов, операционной сестры, анестезиолога и медсестер. Слаженная команда работала четко. Добраться до черепа человека – дело весьма непростое: примерно час врачи делали надрезы и прижигали сосуды, чтобы не кровоточили. Еще минут сорок делали трепанацию, то есть сверлили трепаном отверстия в черепе, чтобы, протянув проволоку (из легкого, но очень прочного материала), скрепить голову и второй шейный позвонок. Еще минут десять понадобилось на то, чтобы зашить пациентку.

Утюгом в голову

Какие только случаи не приходится наблюдать врачам в больнице! Однажды сюда поступил мужчина. Поссорился с женой, та не удержалась и швырнула в супруга стул. Промахнулась. Тогда схватила утюг и метнула ему в голову. На этот раз бросок оказался удачным и угодил прямо в цель. В итоге мужчина попал в больницу со сломанным черепом. А жена, измученная угрызениями совести, преданно за ним ухаживала.

Летом чаще всего поступают пациенты, которых медики нарекли “ныряльщиками”. Сейчас в одной из палат нейрохирургического отделения лежит 19-летний парень: нырнул в Иртыш, ударился головой о дно, сломал позвоночник и теперь будет обездвижен до конца жизни. В этой же палате уже год находится бомж – человек, абсолютно никому не нужный. Пытаясь заработать денег, он разбирал кирпичное здание, когда на него вдруг обрушилась стена. Позвоночник сломан, а мужчина прикован к постели.

Нет места для жалости

– Вы жалеете своих пациентов? – задала я вопрос врачу-нейрохирургу высшей категории Рашиду Ишмухаметову.

– Здесь не может быть места для жалости, – ответил он, – иначе мы не сможем нормально работать.

– Если мы будем всех жалеть, – добавил другой нейрохирург Наиль Смаилов, – у нас не останется времени на работу. И вообще можно сойти с ума.

Кстати, отпуск у нейрохирургов длится 70 дней. И понятно, почему так долго. От всего, что происходит в отделении, какие бывают случаи и какие порой попадаются тяжелые пациенты, действительно можно сойти с ума. Однажды Наиль Смаилов принес на работу шагомер. Под конец дежурства выяснилось, что врач, спускаясь в приемный покой и поднимаясь обратно, “намотал” 11 километров! К тому же часто приходится работать сверх нормы. Я сама была свидетелем того, как врач, отдежурив сутки, остался еще и на следующий день и провел две сложные операции. А ведь им за это никто не платит…

Проблемы, как везде

Нейрохирургам жилось и работалось бы намного проще и эффективнее, если бы система здравоохранения уделяла им больше внимания. Например, в виде финансовых субсидий. Иногда врачи действительно творят чудеса в операционной, работая, к примеру, со старым оборудованием. Хирургические инструменты не обновлялись уже много лет. Та же операция по трепанации черепа заняла бы гораздо меньше времени, если бы трепан был новый, электрический, каким пользуются давно во всем мире.

А недавно в Семее произошла и вовсе парадоксальная ситуация: теперь в городе попросту нет отдела здравоохранения! Его упразднили. И медики вместо того, чтобы заботиться о своих пациентах, вынуждены мотаться к начальству в Усть-Каменогорск с отчетами.

Оксана ПРИВЕДЕННАЯ, Семей

Загрузка...

[X]