Опубликовано: 7200

Солнце не светит. “Казатомпром” продает ненужный ему завод фотоэлементов

Солнце не светит. “Казатомпром” продает ненужный ему завод фотоэлементов

НАК “Казатомпром” намерена продать первое в Казахстане производство солнечных батарей – завод ТОО “Астана Солар”. Уже больше года это предприятие фактически простаивает, не имея больших заказов.

Первая публикация о “зеленой экономике” (“Девальвация уничтожила “зеленую экономику” Казахстана”, “Караван” №31 от 12 августа 2016 г.) показала, что наша газета вскрыла очень больную проблему. Войдя в эту среду, сразу можно обзавестись массой контактов со специалистами. В этой сфере множество предприятий. И все они более открыты для прессы, нежели “традиционные” энергетики. И вот в ходе бесед выяснилось, что НАК “Казатомпром” ищет покупателя для своего дочернего ТОО “Астана Солар”.

“КАРАВАН” обратился за разъяснениями в само ТОО “Астана Солар”. Нас интересовали экономические результаты предприятия. Судя по информации, размещенной на сайте компании, последний раз она продавала свои фотомодули в августе 2014 года. Больше в крупных проектах завод не участвовал.

Хотя надежд было много. Завод открывали пышно. В декабре 2012 года. “Астана Солар” был включен в ФИИР и Карту индустриализации Казахстана. На него потратили 35 миллионов долларов.

После отправки письма прошло больше недели. Ответа мы так и не получили. Более того, создалось впечатление, что заместитель директора завода Жанат БАГАЙДАРОВ скрывается от журналистов: он постоянно находится на совещаниях, на выездах и производстве. И ему недосуг сделать один звонок по мобильному телефону.

Пришлось проверять информацию среди энергетиков-альтернативщиков.

– Да продавать этот завод хотят. Вроде как, – сказанул один наш собеседник. – Но только давайте без имен. Хорошо?

В итоге мы узнали следующее. У самого завода сразу несколько проблем. Во-первых, производство построено по старой технологии. Он использует метод поликристаллического кремния. Это уже вчерашний день. В мире уже отказываются от этой технологии и переходят на монокристаллический кремний. Почему было выбрано именно это направление, сказать не могу. Видимо, просто дешевле.

Во-вторых, фонд “Самрук-Казына” сам не знает, что делает. В прошлом году он построил гелиостанцию “Бурное” в Жамбылской области. По логике ему нужно было использовать собственные мощности для оборудования станции. Выгода двойная – и станцию строим, и завод поддерживаем. Нет. Так не получается. “Самрук” на “Бурном” работал с английской UnitedGreen. А те, конечно, привезли свои фотоэлементы из Европы и из Германии, кажется. Это, кстати, подтвердил генеральный директор ТОО “Бурное Солар-1” Нурлан КАПЕНОВ. Сразу после девальвации тенге он просил правительство установить специальный тариф для Бурненской СЭС – в 60 тенге за киловатт-час без НДС. Из-за “вынужденного импорта оборудования и запчастей”.

Общий объем инвестиций в проект составляет 122 миллиона долларов. Собственное участие UnitedGreen, “Самрук-Казына Инвест” и СПК “Тараз” – 30,5 миллиона долларов. Заемное финансирование – 91,5 миллиона долларов. Заем был получен по проектному финансированию ЕБРР и Фонда чистых технологий. Разумеется, под гарантии государства.

– Вы же знаете, что в Казахстане утверждены фиксированные тарифы для ветровой и солнечной энергетики? – спросил меня наш анонимный собеседник. – Тариф для солнечной – 34 тенге за киловатт-час. Так вот, правительство даже пошло навстречу “Астана Солар” и утвердило норму, по которой те станции, которые будут использовать их панели, получат тариф в 70 тенге. Но никто так и не рискнул связываться с ними. Себе дороже.

В итоге завод в Астане стоит. Может, другие гелиостанции в Казахстане используют отечественные солнечные панели? Нет. Станция в Капшагае закупила панели в Словении. Другие – в Китае.

Почему так? Ответ в экономике. КПД солнечных батарей “Астана Солар” – 15 процентов. КПД фотоэлементов из Китая – 16 процентов. Разница вроде небольшая, но когда этот процент проецируется на 1 мегаватт установленной мощности, то речь идет уже о миллионах тенге в месяц.

Другая особенность технологии поликристаллического кремния: сама панель быстрее стареет физически. Уже через год работы фотоэлемент начинает “уставать”. Его отдача падает. У поликристалла устает не только сам фотоэлемент, но и соединения между ними. У монокристалла таких соединений нет. Поэтому риск выхода из строя нашей батареи выше.

Из-за технологических особенностей “Астана Солар” дает только 1 год гарантии на свои панели. Обычный срок гарантии – 5 лет. Понятно, что никто не хочет через год менять фотоэлементы. Они слишком дороги. Обычный срок окупаемости солнечной станции – 7–10 лет. С такими элементами никто в ноль не выйдет. С другой стороны, понятно, почему наш астанинский завод не дает гарантию больше года, – у него нет свободных денег, чтобы покрывать риски от увеличенной гарантии.

В общении с компаниями по продаже солнечных батарей также удалось узнать следующее. Конкуренции на внутреннем рынке “Астана Солар” импорту составить не в состоянии. Да, предприятие выпускает мини-станции для частных домов. И в принципе неплохие. Но цена за такой товар выше, чем у конкурентов. Казахстанские панели стоят минимум на треть дороже, чем недорогие китайские аналоги. Но просто панель никому не нужна. К ней надо подключать инвертор и аккумулятор. В сборе цена станции может превысить импортные аналоги в два раза.

Но, как оказалось, и тут государство сделало поблажку для “Астана Солар”. На сайте министерства энергетики помещена инструкция, по которой любой человек может купить станцию мощностью до 5 МВт и продавать ее в энергосеть страны. Причем правила эти распространяются только на владельцев станций производства столичного ТОО.

С точки зрения обычного человека, все эти проблемы достаточно нормальны. Любое новое производство сталкивается с такими проблемами. И ему нужно дать время для раскрутки. Решаются они просто: государство должно взять на себя заботу о новом производстве, защитить рынок от дешевого импорта. Если мы хотим, чтобы в Казахстане развивалось собственное производство, надо учиться применять весь обширный арсенал по защите от импорта, который разработали наши западные партнеры. Тем более само производство на 100 процентов принадлежит государству через НАК “Казатомпром” и фонд “Самрук-Казына”.

Однако здесь есть одно большое “но”. Все это требует затрат из бюджета, который и так ужался со всех сторон. Поэтому правительство изобретает фантастические схемы с компенсационным тарифом, по которым за развитие альтернативной энергетики должны платить тепловые электростанции. Причем откуда-то появляются лишние структуры, вокруг которых вертятся миллиарды тенге. Отсюда постоянные конфликты между энергетиками, очернение друг друга и нежелание платить.

Когда верстался номер

В редакцию “КАРАВАНА” позвонил коммерческий директор ТОО “Астана Солар” Жанат БАГАЙДАРОВ. По его словам, минувший год действительно стал тяжелым для предприятия. Фактически он выпал для завода. Но компания сумела заключить 2 крупных контракта на поставку фотоэлементов. Поэтому руководство завода уверено в его будущем. Об этом читайте в следующих номерах “КАРАВАНА”.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи