Опубликовано: 440800

Собянин назвал преемника Нурсултана Назарбаева

Собянин назвал преемника Нурсултана Назарбаева

Имя преемника Нурсултана НАЗАРБАЕВА уже известно, в ближайшие два года будет образовано новое государство – Евразийский союз, исламский экстремизм – самая большая опасность для Казахстана. Такие заявления сделал в интервью “КАРАВАНУ” руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр СОБЯНИН.

Без вариантов

– Александр Дмитриевич, эксперты говорят об активной подготовке Казахстана к транзиту власти. Предстоящие парламентские выборы, передел собственности, приватизация гособъектов и другие кампании указываются как часть данного процесса. Какие главные риски в связи с этим вы видите для нашей страны и насколько, по-вашему, безболезненно пройдет этот этап?

– У действующего Президента есть преемник, и его имя – Нурсултан Абишевич. Это не юмор. Транзит власти произойдет с сохранением капитана. В Казахстане очень грамотная и ответственная элита – и политическая, и управленческая, и научная, которая понимает, насколько серьезные события происходят в мире. И это далеко не колебания тенге – доллара или еще что-нибудь. Период 90-х, когда страна была безопасна, когда она получала бесконечные кредиты от Запада, которых не имела Россия, то есть период, когда все шло отлично, заканчивается: идет подготовка к другому Казахстану – более сосредоточенному, более сплоченному, с немного иной политической системой и другой экономической системой, и возглавлять его будет только Нурсултан Назарбаев. Никаких вариантов со сменой власти, с передачей ее преемнику не будет. Много лет назад такой шанс был, в одном из своих интервью я говорил по этому поводу, что есть несколько возможных сценариев преемственности власти, и они в том или ином формате реализуются: вариант власти с родственниками, вариант власти с неким советом ближайших соратников, который сохранит курс Назарбаева.

То, что сейчас такого шанса нет, хорошо для казахов и для Казахстана, поскольку Назарбаев имеет настолько богатый и разнообразный опыт – управленческий, идеологический, индустриальный, что, кроме него самого, никто больше не приведет страну к благополучию. Под благополучием я имею в виду не богатство страны, а здоровых людей, довольных своей жизнью и своей страной.

Каток по нам не проедет

– Обе наши страны переживают не лучшие времена: постдевальвационный период, кризис, социальное самочувствие ухудшается. Как вы оцениваете градус протестности в нашей стране?

– Намного ниже, чем перед Жанаозеном. Надо понимать: люди выходят на протест не тогда, когда недовольны властью, а когда готовы рискнуть, бросая вызов власти. Сейчас таких дураков нет. Все, кому надо, сели в тюрьму; те, кто представлял угрозу, видят, что сажают легко и быстро, и не рискуют. А народ, из-за того что хуже стало жить, на площади не выйдет. Это все наивно, что ипотечники выйдут, вкладчики банков или еще кто-то. Чтобы появился протест, помимо интересантов нужны другие факторы. Интересанты есть – на Западе, и, может быть, у вашего северного соседа какие-то группы такими интересантами являются. Но, помимо этого, нужны еще деньги и организация. Деньги есть, а организация невозможна. Поэтому думать, что в Казахстане есть сколь-нибудь серьезный протестный потенциал, – это путать недовольство людей жизнью с протестным потенциалом.

– Вопрос еще в том, что мы, казахи, – долготерпеливый народ…

– Русские тоже долго терпят, но быстро запрягают. Казахи долго терпят и быстро откочевывают. Это же разное поведение. Для казахской семьи исторически было важнее сохранить не родину, а род: откочевал – род сохранил. Для русского человека важнее сохранить землю.

Так что вы долго терпите, а в нужный момент отойдете в сторону. И каток по вам не проедет. Можете так и написать – каток по казахам не проедет.

Четвертый жуз

– Периодически делаются информационные вбросы на тему возможного отделения северной и восточной областей от Казахстана и присоединения к России. Это часть информационной войны, на ваш взгляд?

– Это даже не информационные войны, а некие мифологические страхи, которые никакого отношения к реальности не имеют. Бывая в Казахстане, я общаюсь не только с коллегами, но и с теми же таксистами, которые могут сказать более точно и прямо о народных настроениях, чем политическая элита, ведь им нет необходимости врать. Так вот я вижу, что этнические казахи к России во многом более лояльны, чем русские казахстанцы. Последние не находятся внутри войн агашек и казахских кланов, четвертый жуз – русскоязычный – никто не трогает, он живет сам по себе и очень ценит, что в республике благополучная общественная атмосфера и мягкие отношения.

В России с этим пожестче, и русские казахстанцы об этом знают.

Так что все эти разговоры – глупость, русские казахстанцы гораздо бóльшие патриоты Казахстана, чем России. И тем более это не соответствует ни целям, ни задачам, ни реальной практике России.

– А насколько высоко вы оцениваете угрозу экстремизма?

– Она серьезна. Одна из причин благополучия Казахстана на протяжении более чем 20 лет в том, что минимум две страны были заинтересованы в вашей стабильности и независимости – США и Россия. Сейчас ни та, ни другая в этом не заинтересованы. РФ заинтересована в евразийской интеграции, а США – в подрыве действующей власти. То есть исчезла внешняя скрепа благополучия и безопасности. Ну а поскольку Путин за Назарбаева, то основным внешним интересантом становится Запад, направляемый Америкой. Так как один из двух возможных путей свержения власти ваши силовики ликвидировали – я говорю о попытке дворцового переворота, то остается исламистский путь. Исламизм (именно данное определение применил наш собеседник в ходе разговора, под ним он понимает экстремизм и терроризм. – Прим. ред.) сегодня опасен не абстрактным терроризмом, а тем, что может послужить запалом для вывода всевозможных шаныраков (“Шанырак” – окраина Алматы, известная регулярными митингами против власти. – Прим. ред.) и прочих бедных районов, населенных и сельскими казахами, и узбеками, и киргизами, и другими мусульманами, находящимися вне пространства работы официального ДУМКа (Духовное управление мусульман. – Прим. ред.). Исламизм остается единственным на сегодня более или менее реальным инструментом, которым могут попытаться воспользоваться, чтобы свергнуть действующий режим, выведя людей под понятными лозунгами – грабь жирных алматинцев и астанинцев, они бездельники, а мы – трудовые люди, справедливость – в халифате, халифат у нас в сердцах.

Кто занимается мусульманами в Южном Казахстане, Таразе, микрогородках вокруг Алматы и Астаны?.. А ведь именно этим мусульманам нужно пасторство, которым является любая религия. Не горожанам, у которых есть друзья, среда обитания и которые в случае непонимания могут обратиться к окружению.

Новая Большая страна

– Сейчас в Казахстане активно обсуждается тема выборов в парламент. По вашим прогнозам, они будут носить декоративный и декларативный характер?

– Нет, ни в коем случае. Сейчас власти не нужны такие выборы. Ей нужно точно понять, что реально происходит в стране, какие взгляды имеют место быть. Поскольку сейчас власть Назарбаева и его влияние на политический спектр тотальны, сколько или какие партии пройдут – не так важно. Выборы будут честными и прозрачными, потому что перед большими суровыми событиями власти надо знать, насколько и по каким вопросам тверда поддержка народа, не абстрактного курса Назарбаева – она тотальна, а по конкретным позициям.

– И последний вопрос. Вы предрекаете появление так называемой новой Большой страны. О чем речь?

– О Евразийском союзе, едином политическом государстве.

– С центром в Москве, надо полагать?

– Это не критически важно. Это может быть распределенный центр, часть органов – в Москве, часть – в Минске. В Санкт-Петербурге – Межпарламентская ассамблея, в Астане – финансовый центр. Скорее всего, так и будет.

Оптимальный вариант – Нурсултан Назарбаев как председатель Союза и Владимир Путин как глава правительства. Александр Лукашенко не претендует на первую позицию, это очень важно – не будет спора, ревности. А появление Назарбаева на первой позиции в Союзе для многих народов, не только для казахского, будет означать, что в новом государстве будут честность и справедливость. Мы себе не всегда это можем позволить. И появление Евразийского союза – дело ближайших двух-трех лет.

– Создание Евразийского союза – это попытка реинкарнации или продолжения СССР?

– Это не продолжение советского формата, идиотов ведь нет. Как сказал Путин: кто не сожалеет о распаде СССР, у того нет сердца, а кто хочет воссоздания СССР, у того нет головы. Если страна распалась, зачем ее воссоздавать? Новое государство должно быть крепче, сильнее, благополучнее. Это будет другая страна.

Справка “КАРАВАНА”

Александр СОБЯНИН – эксперт-аналитик в сфере международного, приграничного и межрегионального экономического сотрудничества, военно-политических и геоэкономических проблем.

Руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества (Москва), член экспертного совета Центра стратегической конъюнктуры (Москва).

Родился 8 марта 1967 года в Ошской области Киргизской ССР.

В 1997 году окончил отделение индийской филологии восточного факультета Санкт-Петербургского госуниверситета по специальности “востоковед-филолог”. Владеет английским, языком телугу (Южная Индия) и санскритом.

Трудовую деятельность начинал специальным корреспондентом, затем стал заместителем главного редактора журнала “Профи”, после возглавил исследовательский проект “Евразия-2” (изучение возможного развития ситуации в республиках бывшего СССР и государствах, граничащих с РФ) и аналитическую группу.

Автор и соавтор аналитических публикаций, в том числе доклада “Группы влияния” во властно-политической системе Республики Казахстан”.

[X]