Опубликовано: 951

Смертельный поцелуй

32-летняя Шарлотта Равени была счастлива, когда у нее родилась дочь Мира. Но она даже представить себе не могла, что может сделать невинный поцелуй…

“Врач-консультант был чрезвычайно озабочен и серьезен, когда разговаривал со мной и моим мужем, Мохаммедом. “Мне очень жаль, – сказал он. – Мы не знаем, что стало причиной болезни вашего ребенка, но мы сделали для нее все, что могли”.

Он говорил о нашей дочери, которой исполнилось всего 10 дней. Я не могла поверить, что моя прелестная крошка умрет и врачи не могут ей помочь.

“Почему это случилось с нами?” – рыдала я, уткнувшись в грудь своего мужа. Но он только молчал, крепко сжимая меня в объятиях. Мира родилась абсолютно здоровым ребенком, поэтому мы были в недоумении…

ВСЕ ТАК ХОРОШО НАЧИНАЛОСЬ!

Мы с мужем были на седьмом небе от счастья, когда узнали, что скоро у нас будет ребенок. Беременность протекала легко и спокойно, и когда Мира появилась на свет, то оказалась крошечной копией своего отца. Это был самый счастливый момент в нашей жизни.

Роды у меня были длительными и тяжелыми и имели негативные последствия – у меня поднялась температура и развилась инфекция горла.

Несмотря на неважное самочувствие, я каждую минуту проводила со своей маленькой дочкой и, нежно глядя на нее, чувствовала прилив любви. Через три дня у меня на нижней губе появилась маленькая язвочка. Это был простудный герпес, но медсестра уверила меня, что беспокоиться не о чем. К несчастью, это оказалось не так…

Приехав домой, я пыталась кормить Миру грудью, но она отказывалась есть. Я позвонила медсестре, и она мне велела продолжать свои попытки. На следующий день Мира могла сосать грудь только несколько минут и была очень сонной, поэтому я забеспокоилась.

Я рассказала о своих тревогах пришедшей к нам медсестре; она сказала, что, возможно, беспокоиться не о чем, но предложила обратиться к педиатру, чтобы перестраховаться.

На следующий день мне показалось, что состояние Миры улучшилось, однако ночью она снова показалась нам необычно сонной, а когда Мохаммед взял ее на руки, она вдруг громко заплакала, потом ее тельце сильно напряглось и задрожало.

“О Господи, что это с ней?” – закричала я. Мы сразу поехали в госпиталь, но, когда приехали туда, у Миры остановилось дыхание.

“Пожалуйста, кто-нибудь, помогите моему ребенку”, – кричала я, но к нам навстречу уже бежали несколько медсестер.

Миру увезли в реанимацию. В течение четырех мучительных часов мы ждали новостей, но потом вышел доктор и сказал, что они не смогли спасти нашу дочь. Мой мир рухнул…

“Нет, это неправда! Ей же всего десять дней!” – вопила я.

Нас отвели в реанимацию, чтобы в последний раз увидеть Миру. Когда я увидела ее крошечное тельце с кучей подведенных проводов, мое сердце защемило от боли.

“Посмотри на нее”, – плакала я, пока Мохаммед гладил ее мягкую головку. Я взяла Миру на руки и нежно поцеловала ее в щеку, когда медсестра отключила систему жизнеобеспечения.

ПОЧЕМУ НАМ НИКТО ЭТОГО НЕ ГОВОРИЛ?

Покидая госпиталь, мы никак не могли смириться с реальностью, а через пять недель мы узнали шокирующую правду.

Вскрытие показало, что первопричиной смерти Миры стал обычный герпес – вирус, вызвавший появление у меня простудной язвочки. Я не могла в это поверить. Позднее доктор объяснил мне, что Мира умерла из-за того, что в ее организме еще не развились антитела, способные бороться с вирусом. Я целовала ее, когда у меня на губе появился герпес. Неужели я сама убила своего ребенка?

Меня захлестнула волна ужасной вины. Почему никто не сказал мне о таком серьезном риске?

“Она могла остаться в живых, если бы я ее не поцеловала”, – горько плакала я.

“Не говори так, – успокаивал меня Мохаммед. – Это не твоя вина”. Но я ничего не могла с собой поделать.

Позднее я узнала, что простудный герпес может быть только в том случае опасен для ребенка, если у матери его никогда прежде не было.

Эта была просто ужасная случайность, что моя первая инфекция совпала с родами. Я даже не знала, что передала вирус своей новорожденной дочери, и понятия не имела, что такое вообще возможно. Поэтому мне кажется очень важным рассказать нашу печальную историю другим, чтобы предупредить их о возможной опасности.

ОБРЕТЕННЫЙ РАЙ

Следующие несколько недель были для нас настоящим адом. Жизнь не имела значения без Миры, мы так скучали по ней. А потом через четыре месяца я обнаружила, что опять беременна.

Конечно, я обрадовалась этой новости, но это была палка о двух концах: я постоянно думала о том, что забеременела только потому, что Миры не было с нами.

Нас охватил еще больший восторг, когда мы узнали, что это мальчик. Это очень помогло, так как означало, что у детей независимые отличительные особенности.

День родов приближался, а я все больше нервничала. Хотя риска, что все повторится снова, не было, поскольку мой второй ребенок должен был родиться с иммунитетом к герпесу, я все равно очень волновалась.

И действительно, предродовой тест показал, что я являюсь носителем группы В-стрептококков – бактерий, вызывающих инфекции, угрожающие жизни новорожденным детям.

Роды снова были тяжелыми, но я закрыла глаза и, думая о Мире, просила ее помочь мне преодолеть эту боль.

Наш сын Денни был очень похож на свою сестру, и, когда мы взяли его на руки в первый раз, на наши глаза навернулись слезы. Моя голова кружилась от смешанных чувств – облегчения, изнеможения, счастья и грусти.

Денни сразу унесли в палату интенсивной терапии для курса антибиотиков против стрептококковой инфекции. Я очень боялась потерять его, поэтому не спала несколько часов, следя за его дыханием. Но, к счастью, с ним было все в порядке.

В день рождения Денни Мохаммед пошел на кладбище, чтобы рассказать Мире о ее новорожденном братике и поблагодарить ее за помощь.

Ничто и никогда полностью не исцелит нашу боль и печаль от того, что Миры нет с нами, но крошечный Денни заставил нас снова смеяться.

Перевод И. ХАДЖИЕВОЙ

Загрузка...

[X]