Опубликовано: 2500

Служить бы рад, прислуживаться тошно...

Служить бы рад, прислуживаться тошно... Фото - liter.kz

В рамках культурной программы ЭКСПО-2017 в Астане прошел спектакль Республиканского театра им. М. Ю. Лермонтова “Горе от ума”.

Занавес закрыт. Театр ушел на летние каникулы, но при этом показал несколько спектаклей в Астане, два из которых основаны на произведениях Михаила Лермонтова и Александра Грибоедова – “Маскарад” и “Горе от ума”. Таковы последние новости Театра имени Лермонтова. Случайно или нет – не знаю. Скорее всего, не случайно. Возможно, опытный руководитель театра Рубен Андриасян решил дать дорогу этим спектаклям именно потому, что речь в них идет о вечных темах – любви и предательстве, лицемерии и честности, патриотизме и низкопоклонстве перед западным, холуйстве и достоинстве. Благодаря заведующему литературной частью Алексею Гостеву, любезно пригласившему на премьеру, удалось увидеть второй спектакль. И уже второй месяц в моей голове вертятся слова из бессмертной комедии Грибоедова: “Служить бы рад, прислуживаться тошно”. Ох, как это актуально сегодня, когда старые ценности уходят, приходят люди, у которых идеалом является девиз: “Без лести предан”.

Спектакль понравился тем, что оказался созвучен настроениям и мыслям, которые бродят не только у меня, но и у всех моих знакомых. Удивительно, но написанные почти два века назад строки описывают всё то, что есть сегодня. Есть свои фамусовы, софьи, молчалины. Увы, молчалиных все больше, а чацких все меньше.

Удивительно, но у алматинских критиков спектакль вызвал большей частью негативные эмоции. Уж как только они не изгалялись, описывая несовершенства постановки, на их взгляд. И то им не так, и это. Признаться, я и не подозревала, что у нас столько “маститых акул пера”, детально разбирающихся в театральных делах. Себя к таковым, естественно, не причисляю, а посему, на мой обывательский взгляд, спектакль не просто удался, но и станет новой вехой в творческом развитии.

Ставить спектакль Рубен Андриасян пригласил выпускницу Щукинского училища, одного из режиссеров Театра имени Е. Вахтангова (Москва) Гульназ БАЛПЕИСОВУ. И это имя нужно отныне запомнить, потому что наша землячка (Гульназ родом из Западно-Казахстанской области) только начинает свой путь, но о ее работах уже говорят в театральном мире России. Удивительно, но эта совсем юная девушка полна идей, которые нашли воплощение и в постановке на сцене Театра имени Лермонтова.

Интересно, что в спектакле много танцев – видимо, для того чтобы прибавить драйва комедии Грибоедова.

Впрочем, этот прием далеко не нов, и такое чтение “Горя от ума”, как утверждают знатоки, уже было. Валенки, кацавейки и снегопад – приметы чисто русского быта, но снегопад при этом и символ круговерти жизни, в которой появляются и исчезают чацкие, фамусовы, софьи... Неизменными же остаются чувства и мысли, которые испытываем мы, в каком бы веке ни жили. Вот словно чертик из табакерки из снежной завесы впрыгивает на сцену Чацкий (актер Роман Жуков). Устав сидеть в одиночку в своем добровольном заточении, он устремляется в единственно близкий, как ему кажется, по духу дом. Но оказывается, что, пока он пропадал, Софья изменилась и выбрала иного суженого. Разве не так и в наши дни, когда молчаливый, сдержанный человек рядом кажется нам именно тем, которому можно отдать свое сердце? И мало кто задумывается, что за этой сдержанностью скрывается холодный расчет: “Ведь надобно зависеть от других”, а потому “чего не сделаешь в угоду дочери такого человека”, хотя и нравится другая. А заодно нужно косточку бросить и “собаке дворника, чтобы ласкова была”. Необходимо помнить и о том, что “в мои года не должно сметь свое суждение иметь”. Не правда ли, сколько таких молчалиных мы каждый день встречаем рядом с теми, кто является сильными мира сего? Все эти помощники, советники, консультанты, коих развелось за последние годы немало, не есть ли молчалины по сути?

В спектакле Гульназ Балпеисовой нет акцентов на ком-либо из персонажей. У каждого актера есть возможность показать себя.

Прекрасен Дмитрий Скирда в роли полковника Скалозуба, этакий солдафон, для которого приказы, марши, атаки и являются жизнью. И как же преображается актер в роли светского щеголя Репетилова с его фразой: “Шумим, братец, шумим!”. А ведь и вправду шумят, полагая, что все, что происходит, и есть жизнь. Можно понять Чацкого, бежавшего от этих светских разговоров, раутов, где чумой признают учение и “любят бессловесных”. Короткое возвращение показывает, что ничего не изменилось, всё то же, что и было. И между тем говорят о морали, авторитетах. А ведь и в наше время говорят о морали, особенно те, кто сам на каждом шагу нарушает морально-этические нормы. И у нас тоска по отцам отечества, кого можно было бы принять за образцы.

Об актерских работах в этом спектакле можно говорить много. Лично у меня сложилось впечатление, что каждый участник постановки буквально купается в этом литературном материале. Ведь Грибоедов создал архетипы не просто своей эпохи, но и персонажи, коих мы видим каждый день. А потому мне кажется, что у “Горя от ума” на сцене Лермонтовки долгая жизнь.

– Принимаясь за “Маскарад” и “Горе от ума”, мы изначально делали расчет на то, что покажем эти спектакли на ЭКСПО в Астане. Что еще представлять в столице, как не классику? – говорит Алексей Гостев. – Обе постановки, скажем так, инновационные – свежий взгляд на произведения, известные каждому школьнику, оригинальное прочтение материала без хрестоматийного глянца. Мы, конечно, немного опасались, что, как в том еврейском анекдоте, придется “играть для мамы”. И дело даже не столько в отсутствии информационной поддержки и рекламы, сколько в многообразии предложений – культурная программа международной выставки максимально насыщена, астанинцам было куда податься вечерами. Тем не менее “кворум” наш театр собрал и добился аншлага два вечера подряд.

Лично меня немного удивила реакция тамошней публики. У себя дома мы привыкли к несколько иному, более раскрепощенному выражению чувств. Первый акт “Горя от ума” прошел практически в оглушительной тишине. Как будто между публикой и актерами установили стекло.

Но, как оказалось, зрители просто очень внимательно слушали актеров. Когда после финальной сцены зал взорвался овациями – от сердца отлегло... К слову, в Астану специально прилетала Гульназ Балпеисова, она не бросает участников своего спектакля на произвол судьбы и весьма ревностно следит за “температурой”. С утра она хорошенько взбодрила труппу разминочным тренингом, а затем – многочасовые световые репетиции, технические прогоны, отработка мизансцен…

Гульназ научила наших артистов работать по-московски, на износ, на пределе сил и возможностей. Один из главных героев спектакля играл на сцене с высокой температурой, но едва ли кто-то в зале догадался, что ему нездоровится.

И последнее. Я бы назвала спектакль социальной драмой, показанной без надрыва, легко, непринужденно, хотя пьеса Грибоедова и называется комедией. И в этом большая удача постановщика Гульназ Балпеисовой, композитора Фаустаса Латенеса, балетмейстера Юлии Башеевой, художника-постановщика Сергея Мельцера и, безусловно, всех занятых актеров. Советую всем сходить и посмотреть эту постановку, надеюсь, что каждый найдет что-то близкое и знакомое.

Алматы

КОММЕНТАРИИ

[X]