Опубликовано: 1187

Сидеть с комфортом

Сидеть с комфортом

Будут обитатели первой в республике колонии для осужденных к пожизненному заключению.

Единственное в своем роде исправительное учреждение возводится по стандартам XXI века.

Вот уже четыре года в Казахстане действует мораторий на смертную казнь. Максимальной мерой наказания стало пожизненное лишение свободы, и такой приговор ежегодно слышат 10–12 человек. В настоящее время таких осужденных в стране около 60 человек.

Чуть­-чуть просчитались

Когда было принято решение отказаться от смертной казни, сразу встал вопрос: где содержать осужденных к пожизненному заключению? И по решению Министерства юстиции Казахстана в Павлодаре началось переоборудование под колонию пустующих корпусов местного химического завода – их отстроили в 1970­е годы, но потом “заморозили”.

Открыть колонию собирались в августе 2008 года. Однако заселение ее откладывается на неопределенный срок. В областном управлении КУИС отмечают, что сегодня работы здесь проведены только наполовину.

Причина в том, что проект и смету колонии готовили в 2003 году почему­то… по ценам 1991 года. А с тех пор все намного подорожало.

Кроме того, брошенные корпуса пустовали почти три десятка лет, что сказалось на их сохранности. Так, например, подвалы 9­метровой глубины были полностью залиты водой – пришлось откачивать.

Комфорт для сидельцев

Тюрьма общей площадью 12 гектаров расположится в нескольких километрах от областного центра. Она рассчитана на полторы тысячи человек. На территории строятся три корпуса, где непосредственно будут содержаться осужденные, а также административно­бытовой комплекс, столовые для сотрудников и заключенных, гостиница для приезжих, котельная, вспомогательные объекты.

Экскурсию для нашей газеты по будущему казахстанскому “Белому лебедю” провел начальник отдела областного управления Комитета уголовно­исполнительной системы Владимир Супрун.

Он рассказал, что изначально было решено возводить новую колонию в соответствии с мировыми стандартами. Комфорт, который предусмотрен международными нормами, обеспечат телевизоры и радио в камерах, отдельные душ и туалет. В комнате стандартный набор: кровать, шкаф, тумбочка, стол, стул, умывальник и унитаз. Розетки, правда, будут включаться строго на определенное время. К примеру, чтобы дать возможность побриться. При этом за осужденным будет следить охранник.

Есть одна примечательная деталь: оказывается, по мировым стандартам строительства подобных заведений в каждую комнату должен попадать дневной свет. Для этого строители специально прорубили с крыши до первого этажа широкие шахты, чтобы “высветлить” камеры, расположенные посредине здания.

У зека будет право на ежедневные двухчасовые прогулки, возможность общаться с другими осужденными. Также заключенные смогут зарабатывать деньги в цехах или мастерских. В первом корпусе – 280 камер. Напротив них расположены рабочие комнаты, где на протяжении восьмичасового рабочего дня обитатели тюрьмы будут шить варежки или работать на станках.

Камеры двух­, трех­ и четырехместные, хотя в проекте есть и одиночные – они предназначены для особо опасных заключенных. Или тех, кто сам желает держаться подальше от “соседей”.

Кстати, в свое время павлодарские общественники подняли шумиху по поводу опасности для здоровья и жизни осужденных расположенного рядом ртутного цеха химзавода. Эксперты предоставили результаты обследований: по их данным, расстояние корпусов колонии от вредного производства вполне безопасно как для постоянных обитателей, так и для работников.

Сбежать невозможно даже теоретически

О системе охраны колонии, учитывая ее контингент, разговор отдельный. Она здесь наиболее современная в Казахстане. “Побеги исключены”, – заявляет Владимир Супрун. Во­первых, осужденным запрещается передвигаться по колонии, только внутри основного здания. Во­вторых, повсеместная система видеонаблюдения, ряд заграждений, колючая проволока, новейшая чувствительная сигнализация и еще некоторые меры не позволят покинуть территорию без спроса.

Кстати, уже сейчас поражает обилие решеток. Они установлены не только на окнах и на дверях, но и на стенах вокруг камер, затем по системе матрешки – вокруг секций, блоков и корпусов.

Так что теоретически сбежать из павлодарской тюрьмы будет невозможно.

Если, конечно, в дело не вмешается “человеческий фактор”.

Пожизненное заключение на первый взгляд кажется более мягким наказанием, чем смертная казнь. Однако для большинства осужденных, по оценкам руководителей тюрем и правозащитников, оно представляет собой весьма жестокую кару. Жизнь этих людей неимоверно однообразна, их редко кто посещает, и, самое главное, надежды выйти когда­нибудь на свободу у них почти нет. Хоть и комфортная – а все равно неволя…

В начале этого года после двух десятков лет ожидания смертной казни из тюрьмы на свободу вышел американец Кен Ричи. За эти годы дважды назначалась дата, когда его должны были посадить на электрический стул, и каждый раз откладывалась. И вот в конце 2007 года суд переквалифицировал вынесенный в его отношении приговор за “предумышленный поджог”, в результате которого погиб ребенок, на “оставление человека в опасности”. По новому решению американской Фемиды 43­летний мужчина осужден к 21 году тюрьмы, которые он уже отбыл. Как признался после выхода из тюрьмы Кен Ричи, он словно горел в аду два десятка лет, вздрагивая в камере от каждого стука.

Ризабек ИСАБЕКОВ, фото автора, Павлодар

Загрузка...

X Закрыть