Опубликовано: 1945

Щучья зона

Щучья зона

Курортная зона Щучинска – Борового живет по своим законам. За почти полсотни лет своего существования она приблизилась к цивилизации разве что по числу многозвездочных отелей. Здесь до сих пор нет ни централизованного водопровода, ни канализации. Зато перспективы радужные – намеченопревратить эту зону в новый казахстанский Лас-Вегас. Правда, местных жителей эта перспектива откровенно страшит.

– 700 тенге!!! – спорить с таксистом бесполезно. В его глазах ты “дойная корова”. Приехал отдыхать – плати или уматывай домой! Отдыхающие здесь почти единственный источник доходов.

Всяческие государственные программы по развитию малого бизнеса, “прорывные проекты” обошли этот край стороной. И потому все пропитано идеей туризма – как главного вида деятельности.

Летом здесь буквально не продохнуть от потока алчущих света, воздуха и воды. Ушлые боровчане навострились сдавать отдыхающим даже места под палатки!

А вот зимой – затишье. Полюбоваться красотами заснеженных озер и сосен в это время года приезжают лишь группки любителей лыжного спорта и семейные пары.

Было время, когда отели росли как грибы после дождя. Сейчас, увы, спад. Причина? Низкий платежеспособный спрос населения. Высокие цены на гостиничные номера отпугивают туристов.

Отели строят в основном предприниматели-казахстанцы, выдавившие из этого сегмента рынка сибиряков – томичей и омичей. Поток российских инвестиций в туристический бизнес Боровской зоны почти иссяк. И тому немало способствовал скандал с ЮКОСом, сказавшийся на платежеспособности нефтяников и газовиков Тюмени и Уренгоя. А ведь еще несколько лет назад они просто оккупировали эти места. Отдыхали здесь целыми семейными кланами, уничтожая запасы пива, водки и копченной на шишках ряпушки в местных магазинах.

Самым изысканным сувениром для “покорителей сибирских недр” была фаянсовая бутыль водки в виде “жана бая” – “нового казаха”. Представитель местной бизнес-элиты полулежал, облепленный листьями березового банного веника, держа в одной руке стакан, другой прижимал к уху мобилу, а из причинного места у него торчал заветный краник. Сибиряки были в восторге!

Впрочем, не только работяги “с северов” облюбовали этот курорт. Лет пять-семь назад в лесах Борового запросто можно было встретить перебинтованного горца, заросшего густой бородой, и с черным беретом “а-ля Че Гевара”. Бойцы независимой Ичкерии поправляли здесь свое здоровье. До подписания Казахстаном определенных соглашений в рамках ШОС они чувствовали себя здесь более чем вольготно.

Доходное место

Каждая копейка и тиын, потраченные отдыхающим в Боровом, генерируют полновесный доллар. Однако местному населению от этого ни жарко ни холодно. Средний доход щучинской или боровской семьи, не включившейся в курортный бизнес, не превышает 30–40 тысяч тенге.

Тем, кто сдает квартиры, времянки и места на огородах под палатки, тоже не легче. Их навар “съедают” постоянно растущие цены. Таков закон рыночной экономики: если, снедаемый жаждой наживы, ты повышаешь расценки, то сосед немедленно повысит цены и на свой товар тоже. А дальше все по цепочке. Классическая иллюстрация “синдрома спекулятивных ожиданий”.

Особенно ярко пресловутый “синдром” представлен в сегменте рынка недвижимости. Кто сказал, что жилищный вопрос портит только столичных жителей? Цены на самый востребованный предмет вложений – квартиры – растут год от года. Однокомнатная квартира в благоустроенной пятиэтажке в центре Борового стоит около 40–45 тысяч долларов. Двухкомнатную можно прикупить за 60 тысяч зеленых, а трехкомнатную – за 80–90 тысяч.

Не лучше дела обстоят с ценами на частные дома. За хибару-развалюху просят от 100 до 150 тысяч баксов. Цена зависит не только от состояния дома и его планировки, но и от близости к озерам. Живописный вид, открывающийся из окон дома, оценивается во вполне конкретные (немалые!) суммы.

Иные трехуровневые коттеджи оцениваются их владельцами в фантастические суммы. Язык не повернется эти цифры вслух произнести!

В Щучинске, где наличествуют централизованное энергоснабжение, водопровод и канализация, квартиры подороже. Спрос подогревает предложение. Тот факт, что квартиры служат источником извлечения прибыли (не редко единственным!) существенно влияет на уровень цен. Сдачей квартир в аренду здесь промышляют все, у кого они имеются. Летом на этом делают целые состояния!

“За бортом” не по собственной воле

Поэтому квартирный вопрос в курортной зоне Борового – неиссякаемый источник трагедий и скандалов. Подчас с откровенно криминальным душком.

В 2000 году жители злополучного дома №23 в поселке Зеленый Бор (близ бывшей птицефабрики) даже не думали, что окажутся под угрозой выселения. Но в одно далеко не прекрасное утро прорвало теплотрассу. Под фундамент дома хлынула горячая вода, и здание дало осадку. Жильцов временно выселили. Теплотрассу починили, но… возвращаться в собственные квартиры жильцам запретили.

Любопытно, что власти Борового даже не сподобились составить акт, в котором дом был бы официально признан аварийным. Его просто отключили от канализации, водопровода, электро- и теплоэнергии. Формальным поводом послужили долги жильцов дома за потребленное тепло. В действительности же долгов не было. Просто была запущена схема “честного отъема” жилища у его законных владельцев.

Не выдержав лютых морозов в неотапливаемых квартирах, злополучные владельцы “растеклись” по родственникам, надеясь, что дом вот-вот подключат к теплу, и они смогут вернуться. Но власти Борового не торопились. Позже стало понятно, почему. В парламенте рассматривались поправки в Закон “О жилищных отношениях”, позволяющие признавать квартиры бесхозными, если их владельцы отсутствуют более года. Разработчики словно щитом прикрывались от депутатских возражений тезисом о необходимости сохранять жилой фонд в малых городах республики. Поправки приняли, и местные акимы получили возможность “рулить” жильем, как им заблагорассудится.

И власти поселка, уже на законных основаниях, подали судебный иск и признали жильцов дома №23 безвестно отсутствующими, а их квартиры – бесхозными. Любопытно, что судебное заседание, состоявшееся 20 сентября этого года, проходило в закрытом режиме. Иными словами, без явки ответчиков. Им даже не удосужились разослать повестки. Причем по веской причине – они ведь “безвестно отсутствуют”, значит, и адрес их неизвестен. Самое странное, что за месяц до вынесения судебного решения жильцов все-таки пригласили в суд. Но, увидев большую толпу решительно настроенных людей, секретарь мгновенно вбежала в кабинет судьи и спустя полчаса попросила ответчиков вернуть повестки. Их, дескать, выдали по ошибке…

Владельцы квартир продолжают войну за свое жилье. Они намерены обжаловать решение городского судьи в Верховном суде. И готовы на собственные деньги восстановить размороженные коммуникации, провести капитальный ремонт дома. Но для этого нужно, чтобы им вернули права на их собственность…

Кому в Боровом жить хорошо?

Предметом вожделения тысяч предпринимателей стали природоохранные зоны боровских озер. Глядя на активность застройки прибрежных зон, не можешь уйти от мысли, что здесь все куплено на сто лет вперед.

Напрасно автор этого материала перелопатил тонны подшивок центральной прессы и местной газеты “Луч”. Ни в одной газете, ни в одном журнале он не наткнулся хотя бы на строчку о проведенном тендере по распределению земельных участков!

Между тем трехуровневые особняки растут, как тесто для баурсаков на закваске из боровского кумыса. Причудливой архитектуре коттеджей, которые более достойны называться дворцами, позавидовал бы сам Растрелли!

Интересно, на какие доходы при нынешних ценах на строительные материалы можно возвести такое чудо архитектуры?

Берега Щучьего, Борового, Чебачьего сплошь застроены особняками. Официальный перечень, вывешенный в холле офиса управления национальным природным парком “Бурабай”, содержит только те лоты, что официально разрешены к застройке специальным постановлением правительства и приказом управделами Президента страны. Но, как можно заметить, самые оживленные стройки идут гораздо дальше разрешенных мест. Объяснить, почему так происходит, нам не смогли. Вернее, не захотели. Руководство ГНПП “Бурабай” отказалось встречаться с журналистами, лишь только заслышало о цели нашего визита. Сослались на занятость.

Вопрос о законности строительства в особо охраняемых и природоохранных зонах так и повис в воздухе. Похоже, пример с предгорьями Алатау и застройкой малых рек Алматы ничему никого не научил.

Другая беда Боровской зоны – незаконные лесопилки. Жители Борового говорят о них откровенно, не скрывая имен и фамилий их владельцев. А чего тут скрывать, когда каждый второй дом в Боровом складывают из свежего теса? Оказалось, что это даже не требует специального разрешения. Достаточно иметь в знакомых “своего” лесничего, способного любую порубку объяснить “санитарной необходимостью”.

Правда, в последнее время этот бизнес перестал быть выгодным. Но вовсе не по причине ужесточения контроля над вырубкой. Осенью этого года ураган навалил столько сосен, что оставил пильщиков и лесорубов без работы…

Добро пожаловаться!

Выдача разрешений на строительство без предварительной экспертизы – болезнь вечная! В Щучинске это как с добрым утром поздравить. Но самоуправство акимов сталкивается с организованным сопротивлением горожан, не привыкших считать себя безликой массой.

Так получилось, когда бывший аким Щучинского района Руслан Аубакиров выдал решение на отвод земли под строительство торговых рядов на стыке улиц Советская и Октябрьская (между РОВД и Центральным рынком). Место строительства мгновенно огородили глухим железным забором и начали вырубать столетние тополя. Жители Щучинска стали писать коллективные письма во все властные инстанции с требованием остановить варварство. Местная газета посвятила этому вопросу целый ряд публикаций. В конце концов протест горожан был услышан “наверху”. Но… Прежде чем аким дал обратный ход своему разрешению, более сотни деревьев полегли под топором строителей.

История повторилась на улице Едомского, где в квартале жилых домов предприниматель Чекризов облюбовал себе пространство для возведения торгового дома. Место, где могла быть детская площадка, перепахали вдоль и поперек. Перегородили тротуар. Жителям района, для того чтобы отвести детей в детсад и школу, оставалось только протаптывать на территории стройки тайные тропки. Так и бегали, крадучись, под пронизывающим взглядом охранников.

Конец строительному беспределу положил депутат мажилиса от партии “Нур Отан” Жаксенбай Дуйсебаев, когда к нему на прием пришли натерпевшиеся неудобств жители ближайших к стройке домов. Депутат послал запрос в управление архитектурно-строительного контроля и выяснил, что строительство противоречит генплану застройки города. Строительство было приостановлено. Но как только депутат выехал в Астану, дабы продолжить свою законотворческую деятельность, здесь усилили охрану и… продолжили работу.

Можно извести тонны бумаги на написание “челобитных” – ретивых предпринимателей это не остановит. Здесь вообще принята такая практика. Сначала бизнесмен огораживает облюбованное им место, а уж затем начинает свой поход по чиновничьим кабинетам, чтобы получить разрешение на строительство. И получает-таки!

Как умудрился получить отвод земли под строительство АЗС на перекрестке улиц Едомского – Ауэзова некий предприниматель. Местные власти, разрешившие ему застройку, даже не приняли во внимание, что в трехстах метрах строится еще одна автозаправка, а нынешняя находится в опасной близости от жилых домов. Напрасно горожане строчат одну жалобу за другой: новая АЗС – как памятник всевластию акимов, призванных “володеть и княжить”.

Несостоявшийся Лас-Вегас

Край, некогда изобиловавший санаториями и детскими пансионатами, решено превратить в зону игорных домов. Правда, владельцы столичных казино инициативу государства поддержали неохотно.

Причины вполне понятны: казино становится прибыльным предприятием лишь при высоком обороте денег. Однако туристы, посещающие щучинские и боровские курорты, приезжают сюда для тихого семейного отдыха. Так что у алматинского Капшагая перспективы в этом отношении позаманчивей.

Фактором, который отпугнул туристов, стало намерение правительства сделать платной единственную трассу, ведущую в курортную зону, Астана – Боровое. Кроме того, строительство игорных домов в местности, где отсутствуют канализация, бесперебойное энергоснабжение и водопровод, сулит астрономические затраты. Окупятся ли они?

Мы решили выяснить этот вопрос и посетили игорный зал в одном из престижных отелей. Застали мы здесь только зевающего от скуки крупье и нескольких посетителей у барной стойки, налегающих на виски. Другой вид развлечений их интересовал постольку поскольку.

Местное население тоже не поддерживает строительство казахстанского Лас-Вегаса. Но совсем по другой причине. Одна из боровчанок откровенно призналась нам, что намерена предпринять все, что в ее силах, чтобы ее дочь отсюда уехала.

– Прошлым летом я устроила свою девочку работать в отель горничной, – рассказывает нам Вероника. – В первое же свое ночное дежурство она прибежала домой в порванной одежде и с синяками на плечах. Разгоряченные выпивкой молодые люди, приехавшие сюда “оторваться”, пытались затащить ее в номер. Хорошо оплачиваемую работу, кроме как в отелях, нигде не найти. И что же – нашим дочкам идти в проститутки?!

Щучинцы и боровчане каждый год испытывают на себе давление криминала, контролирующего туристический бизнес. Драки, убийства, воровство и проституция распускаются под лучами летнего курортного солнышка махровым цветом. Оживился и наркотрафик. Уже на вокзале нам, не скрываясь, предложили пакетик “герыча” за пятьсот тенге. Цены на это снадобье здесь на порядок ниже, чем в Астане. Полиция же старается не трогать “больших боссов” во избежание лишних неприятностей.

Край, называвшийся казахстанской Швейцарией, живет по своим непостижимым законам. Здесь в одночасье, почти по щучьему велению, делаются сказочные состояния и в один день разоряются. Здесь нищий кормит богатого. И красоты природы лишь оттеняют людское душевное убожество…

Али САЛБИЕВ, Андрей ТЕРЕХОВ (фото), Акмолинская область

Загрузка...

[X]