Опубликовано: 1328

Секреты банкиров

Секреты банкиров

Высокие процентные ставки по кредитам приносят прибыль банкам, но толкают вверх все цены – на еду, жилье, услуги…

Моя знакомая Ботагоз мечтает открыть салон красоты. Своих денег не хватает, придется идти в банк. А это значит, что при прочих равных условиях ее цены будут на 24 процента выше, чем у конкурентов, не берущих займы, – именно под такую реальную ставку банк готов дать ей кредит.

С этой проблемой в нашей стране сталкивается любой бизнес. Ставки по кредитам коммерческих банков настолько высоки, что лишают смысла почти любой коммерческий проект со сроком окупаемости более двух-трех лет. Дошло до того, что для модернизации экономики государство вынуждено создавать параллельную систему финансирования – фонды, банки развития.

Зачем все это нужно, если в стране уже имеется 37 коммерческих банков? Как они участвуют в модернизации страны, если лишь 10–15 процентов их кредитов вложено в промышленность? Какая экономика Казахстана нужна банкирам, чтобы вернуть десятки миллиардов долларов своих долгов?

С деньгами не шутят

По статистике, с начала года (сентябрь 2010 года к декабрю 2009 года) цены в Казахстане выросли на 5,2 процента. Некоторые эксперты считают, что эти цифры занижены. Но даже по официальным данным цены в нашей стране растут в три с половиной (!) раза быстрее, чем в охваченных кризисом странах Европы (1,5 процента в годовом исчислении), и почти в два раза быстрее, чем в Китае и Южной Корее (3 процента). Почему же это происходит?

– Дешевые деньги – один из секретов “китайского чуда”, – отмечает главный научный сотрудник Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Канат БЕРЕНТАЕВ. – Государство там внимательно отслеживает размер “наценки” банков на деньги. Компании берут кредиты под низкий процент, благодаря чему доля цены этих денег в цене конечной продукции меньше, чем, например, в Казахстане. Товар получает дешевле.

Деньги надо контролировать – это один из секретов успеха многих стран мира. Развитые государства, несмотря на высокий уровень жизни, очень разные: одни, как Германия, продают всему миру машины, другие, как Австралия и Норвегия, торгуют в основном сырьем. Но все эти государства объединяет одно – низкие ставки по банковским кредитам. Индия и Китай также жестко контролируют банковский сектор. Так, по данным Народного банка Китая, в июне 2010 года средняя процентная ставка по кредитам для нефинансовых компаний среднего размера составила… 5,57 процента годовых.

В нашей стране все происходит с точностью до наоборот, говорит экономист. Ни банкиров, ни государство не интересует, что каждый тиын “процентов” по кредиту закладывается во все остальные цены.

Никуда не денутся – возьмут?

По данным Нацбанка, юридические лица брали кредиты в сентябре этого года в среднем под 13,5 процента в тенге и 10,5 – в валюте. Но на самом деле эти “цены” действуют лишь для очень крупных компаний, говорит президент Независимой ассоциации предпринимателей Талгат АКУОВ.

– Вы можете рассчитывать на ставку в 9–15 процентов годовых, если занимаете свыше 3 миллионов долларов. Как правило, это деньги из госбюджета, которые выдают узкому кругу лиц. Сумма в 1–3 миллиона может быть получена дороже – под 12–14 процентов. Суммы меньше 1 миллиона долларов удастся занять под 15–18 процентов. Торговлю – все малые предприятия и часть средних – банки кредитуют по ставкам до 27–30 процентов. Естественно, все эти кредиты “забиваются” в цену продажи товара.

Сегодня торговля – едва ли не основное место, где активно используют банковские займы. Торговые компании кормят и одевают Казахстан: завозят в страну из-за рубежа кофе, чай, большую часть мяса птицы, фрукты и овощи, практически все потребительские товары и лекарства, всю одежду и бытовую технику, автомобили…

В январе – мае этого года оборот розничной торговли составил 1,1 триллиона тенге. За это же время банки выписали на торговые операции новых кредитов на 958 миллиардов. То есть большая часть попадающих на розничный рынок товаров приобретается именно на “банковские” деньги.

Оборот в торговле быстрый, кредиты берутся не на годы, а на месяцы. При процентной ставке даже в 15 процентов годовых (минимальная ставка в торговле) “процентная наценка”, которую надо отдавать банку за пользование кредитом, составит не менее 1,25 процента ежемесячно. 958 миллиардов, выданных на финансирование торговли в первые пять месяцев этого года, принесли банкам за это же время десятки миллиардов тенге чистой прибыли. И вся эта прибыль, судя по объемам розничного оборота, была оплачена покупателями, рядовыми казахстанцами.

– Процентные ставки прямо влияют на рост цен, – уверен Канат Берентаев, – все эти проценты добавлены к цене товара, не будет же торговец работать себе в убыток!

Таким образом, высокие процентные ставки по кредитам коммерческих банков – одна из главных причин быстрого роста потребительских цен в Казахстане, уверен экономист.

Теория и практика

Нацбанк и Минфин продолжают уверять, что цены в Казахстане растут потому, что в стране много денег, и они, дескать, дешево стоят. А дорожают, следовательно, товары. Чтобы они не дорожали, надо уменьшить денежную массу – изъять деньги, например, на специальные счета. Или в Нацфонд. После этого все должно встать на свои места – денег станет ровно столько, сколько нужно, и инфляция остановится.

Цену этой идеи жители страны почувствовали на собственном кошельке зимой 2007-го – весной 2008 года, когда у банков начались серьезные проблемы. Выросли ставки на Западе, и там перестали одалживать нашим банкирам. Резко подскочили ставки на местном межбанковском кредитном рынке, где банки одалживают их друг другу. Осенью – зимой объем кредитов, выданных банками во всех отраслях, упал в полтора-два раза.

Случилось то, чего так добивался Нацбанк, – денег стало меньше. Рынок отреагировал по-своему – ставки по кредитам взлетели до небес. Вместе с ними взлетели и цены – инфляция за один только ноябрь 2007 года достигла 2,7 процента, а по итогам года – 18,8 процента. Торговля не остановилась – просто продавцы заложили цену кредита в цену товара.

Как обычно, скачок цен списали на “внешние факторы” – “общемировой” рост цен на продовольствие и дорогую нефть. Однако в Китае, который не продает, а покупает дорогую нефть, цены в 2007 году выросли на 4,8 процента. В ЕС все подорожало на 3,2 процента, в США – на 4,1…

Кто будет платить?

В этом году глава Минэкономики Жанар АЙТЖАНОВА сообщила, что цены растут, потому что… денег опять слишком много: “…Инфляция на 1,4 процента в январе обусловлена в основном увеличением денежной массы в июне – июле 2009 года на 14 процентов из-за вливаний антикризисных средств в экономику”.

По данным Нацбанка, уже полтора года общее количество денег, выданных банками экономике, сокращается. Бизнес, особенно малый, задыхается без кредитов. Но ставки по кредитам не снижаются, а растут. Конечно, рост денежной массы – так называемый агрегат М2 – играет свою роль. Но в последнее время и в России, и на Западе появилось немало экономических исследований, в которых раскрывается влияние высоких цен на один из ресурсов – горючее, электроэнергию, деньги – на инфляцию в целом.

Почему Минфин, Минэкономики, Нацбанк и другие заинтересованные лица в упор не замечают связи роста цен с процентными ставками по кредитам? Потому что если они эту связь признают, то потом ее придется регулировать. А регулировать процентную ставку у нас можно только в одну сторону – ее снижения.

Низкие ставки – это низкая прибыль. А что делать с 25 миллиардами долларов, которые банкиры заняли именно под существующую сегодня систему “дорогих денег”? Что тогда будет с высокопоставленными чиновникам, которые вышли из финансового сектора и очень надеются туда вернуться?

Не ясно только, смогут ли граждане страны и дальше все это оплачивать. Уже сегодня, по данным АФН, банки каждый четвертый кредит записали в “безнадежные”…

Иван ВОЙЦЕХОВСКИЙ

[X]