Опубликовано: 2878

Секретная сталинская стройка

Секретная сталинская стройка

История  одной семьи

Лейла САРСЕКОВА хотела бы увековечить имя своего дяди, Несипбека САРСЕКОВА, в его родном селе Матай в Кербулакском районе Алматинской области, откуда он ушел на фронт, но так и не вернулся... Власти района и области обещали назвать именем дяди улицу на его родине. Родные заготовили таблички, но сменился аким района, а с ним поменялось и решение о переименовании. 

Прах своего дяди Несипбека Сарсекова, призванного в 1942 году на войну, но так и не вернувшегося на родину, вместе со своим отцом Жекетаем Сарсековым Лейла нашла спустя почти... 60 лет. Его могила оказалась затерянной на Крайнем Севере, на заброшенной знаменитой сталинской 501-й стройке...

“Привези мне велосипед...”

Уходил на фронт Несипбек Сарсеков в далеком 1942 году. Его младший брат Жекетай помнит только, как садились новобранцы шумной толпой в грузовичок, как рыдали матери и как брат на прощание спросил пацана: “Что тебе привезти?”. Маленький Жекетай, выбежавший босиком вслед, не знал, что брат уже не вернется, и попросил привезти велосипед… Отец часто рассказывал Жекетаю, что старший сын воюет где-то под Москвой.

Но ни писем, ни каких-то сведений о нем семья не получала вплоть до 1949 года, когда однажды не пришло письмо от самого Несипбека – он просил прощения у родителей за то, что так долго не писал, сообщал, что живет на Крайнем Севере и решил связать свою судьбу с уроженкой здешних мест, Таисией Хозовой. Просил родительского благословения. В письмо была вложена фотография, где он запечатлен с молодой женой...

А через некоторое время, в октябре, неожиданно пришло другое письмо – из воинской части, расположенной в Красноселькупском районе Ямало-Ненецкого автономного округа. В нем говорилось: “Ваш сын Сарсеков Неснек, находясь на службе в нашей части, показал себя с положительной стороны. Честно выполняя свой долг перед Родиной, партией и народом, товарищ Сарсеков безукоризненно выполнял все возложенные на него поручения, своим отношением к труду был образцом среди личного состава... Товарищ Сарсеков при исполнении служебных обязанностей пал смертью храбрых. Ваш сын похоронен со всеми армейскими почестями 7 октября 1949 года на правом берегу реки Таз, 83* северной широты, 85* восточной долготы. К письму прилагаем снимки похорон. Еще раз соболезнуем семье погибшего и вместе с вами разделяем нашу общую скорбь... Командир воинской части Рузин”.

Их было 13 призывников в 13-м вагоне...

Мать Несипбека до самой своей смерти все сокрушалась, что ее первенец лежит в чужой земле, и все наказывала младшему Жекетаю: найди его могилу, привези на родину... Родных интересовал вопрос: где он был всю войну, почему не вернулся домой...

– Нам было известно только то, что из колхоза имени Чокана Валиханова Кугалинского района в январе 1942 года было призвано 13 человек, которые уехали в 13-м вагоне... Куда их распределили, почему от них не было вестей, неизвестно, – рассказывает Лейла Сарсекова. – В мае 2008 года, в канун очередной годовщины Победы в Великой Отечественной войне, отец вновь достал похоронку и попросил меня начать поиски. Я уточнила координаты, указанные в похоронке, чтобы узнать, где находится могила. Помогли друзья, работавшие на сейсмостанции, координаты почему-то уходили в Северный Ледовитый океан. Почти край света! Я написала письма всюду, куда только было можно: в военкомат, в воинскую часть – ответа не последовало, и тогда вышла на губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа. Спустя время пришло письмо от главы муниципального отдела образования Красноселькупского района Геннадия Васильевича Заводовского. Он сообщал мне, что похожая могила находится в их районе. Усложняло дело отсутствие таблички на могиле. Поговаривают, что ее унес с собой какой-то человек, назвавшийся сыном похороненного солдата. Он хотел сделать надгробие...

Я написала письмо губернатору и военкому с просьбой о перезахоронении праха Несипбека Сарсекова у себя на родине, в Кербулакском районе Алматинской области, нам ответили, что это сопряжено с большими финансовыми затратами, и обещали, что привезут нам прах сами. Однако отец захотел своими глазами увидеть это место и быть уверенным на все сто процентов, что там захоронен именно Несипбек. Ведь в его памяти еще сохранились фотографии, присланные вместе с похоронкой... На них три сосны, могила, ограда...

Поездка на Крайний Север

Губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа сдержал слово и помог чем мог.

– Как только мы из Новосибирска прибыли в Пуровск, на территорию округа, нас всюду сопровождали люди, помогали, – рассказывает Лейла. – В Пуровске нас встретил глава района с супругой, разместили в гостинице, а наутро снова в путь, уже на вертолете, в местечко Тарко-Сале. Оттуда пересели на машину, затем переправлялись на пароме через реку Пур, оттуда снова на вертолете в райцентр Красноселькуп. Там нас спецрейсом вертолета должны были отправить в село Ратта. Сопровождали нас психолог, врач-эпидемиолог, редактор районной газеты…

В Ратте нас встречал знакомый нам по письму глава отдела образования Заводовский.

Для села Ратта, где проживает всего 200 человек, наш приезд стал настоящим событием. Это случилось как раз на 7 октября. В годовщину гибели Несипбека Сарсекова в воинской части.

Психологи провели с нами беседу, суть которой сводилась к тому, что с момента захоронения прошло около 60 лет, от останков ничего могло не остаться… Но мне накануне поездки приснился сон, в котором я увидела дядю молодым, лежащим в гробу в форме красноармейца…

Когда вскрыли гроб, оказалось, что скелет, сам гроб и гимнастерка, часть обуви и даже фуражка сохранились. Отец привез из дома с собой деревянный ящик, туда и сложили кости его старшего брата.

Но вопросы, которые мучили родных много лет: как он оказался на Крайнем Севере, что делал в войну, почему не вернулся домой? – так и остались без ответов.

Выяснилось только, что Несипбек погиб, охраняя знаменитую 501-ю сталинскую стройку, на которой трудились зеки. В тот злополучный день зеки задумали побег, и офицер Сарсеков оказался на их пути…

Прощание с Таисией

– Когда уезжали мы из Ратты, стояла ясная погода, – продолжает свой рассказ Лейла, – но внезапно налетел ветер, закружило, замело, пошел снег, и летчик вертолета сменил направление, нам предстояло пролететь над селом Толька, где, как позже выяснилось, находится могила той самой Таисии Хозовой. То, что вертолет ненадолго задержало что-то над деревенским кладбищем, заметили все пассажиры вертолета. Возможно, это душа Несипбека прощалась с душой своей возлюбленной…

В аэропорту Сарсековых ждала еще одна неожиданная встреча: там они встретили дочь Таисии Хозовой – Альбину. Когда та взглянула на старика Жекетая, то у нее вырвалось: “Вот, оказывается, на кого он похож, и вот почему Володя рос непохожим на нас…”. А на Сарсековых смотрела копия женщины с фотографии, присланной Несипбеком в 1949 году.

Оказалось, что Володя – сын Несипбека и Таисии – рос высоким, стройным, хотя все селькупы (маленькая народность Ямало-Ненецкого автономного округа) ростом невелики, и сейчас проживает где-то в Свердловской области. Как и когда-то отец, он потерял связь с родными. К тому же у него было велико стремление к учебе. Мать после смерти Несипбека вышла замуж во второй раз, но дочерям и новому мужу ничего не рассказывала про казахского офицера из охраны…

На родине

Старый Жекетай и его дочь возвращались домой счастливые: наказ матери и бабушки выполнен. В родном селе, носящем имя Чокана Валиханова, останки солдата перезахоронили, справили поминки, играл военный оркестр, в память солдата прогремели выстрелы... Старейшины высказали пожелание назвать именем Несипбека одну из улиц. Власти района и лично тогда аким Алматинской области Серик Умбетов дали согласие. Старому Жекетаю сказали: готовьте таблички и надгробие. Всего 18 штук – по количеству домов на улице. Но дело о переименовании застопорилось. Теперь власти требуют документального подтверждения подвига Несипбека Сарсекова.

– Отец умер, так и не дождавшись присвоения имени брата улице, – сожалеет Лейла Сарсекова. – Я разослала письма в архивы, но ответа так и не получила. Ведь сталинская 501-я стройка была засекреченной. И до сих пор ее секреты не дают нам покоя… В любом случае, считаю, что человек, ушедший на войну в 1942-м и погибший в 1949 году, отдавая долг родине, достоин хотя бы какой-то памяти… Ведь в России ему поставили памятник в том самом районе, почему же родина встречает как мачеха?

Справка

Трансполярная магистраль – современное название проекта железнодорожного пути от Мурманска и Архангельска до Чукотки. Но с 1947 по 1953 год включительно дорога называлась иначе. Например, “пятьсот веселая”… 501-я сталинская стройка пролегала от Салехарда на восток через Надым до реки Пур. Секретность строительства была высшая, но скрыть такую масштабную стройку не удалось, ведь здесь работали десятки тысяч людей. Так что об этой стройке в 1949 году знало много людей за ее пределами – как на зоне, так и на воле. Были даже добровольцы с Большой земли, которые хотели поехать туда работать – в стране был голод, а, по слухам, на 501-й и 503-й хорошо кормили и хорошо платили. Правда, с конца 1980-х эти маршруты стали называть “Дорога смерти” и “Мертвая дорога” — именно последнее название сегодня самое распространенное.

 

Загрузка...

[X]