Опубликовано: 3900

Секретная миссия на Острове свободы

Секретная миссия на Острове свободы

Исполнилось 50 лет, как завершился Карибский кризис 1962 года, который едва не привел к третьей мировой войне. В составе советских войск, выполнявших миссию под грифом “секретно”, были и казахстанцы. Несколько наших земляков остались лежать на кубинской земле.Они давали подписку о неразглашении тайны сроком на 20 лет. О встречах с Фиделем Кастро и летучими “вампирами”, военной конспирации и многом другом “Каравану”

рассказали бывшие военнослужащие, их родственники.

На грани ядерной войны

В последние годы бывшие “кубинцы” – так называют тех, кто прошел военную службу на Кубе, рассказывают все новые подробности нахождения советского военного контингента на Острове свободы. А историки, политологи в свою очередь выдают версии тех далеких событий, когда мир оказался на грани ядерной катастрофы.

К началу 60-х годов прошлого века сложилась ситуация, позволявшая США нанести удар по территории Советского Союза – рядом с нашими границами размещались американские ракетно-ядерные базы в Республики Турция. Военные подсчитали: подлетное время до основных административных и промышленных центров Союза, на которые были нацелены американские ракеты, составляло всего несколько минут. Тогда как советским ракетам надо было лететь до Соединенных Штатов не менее получаса. Глава СССР Никита Хрущёв принял решение – оказать военную помощь молодой кубинской республике по предотвращению агрессии США против этой страны. А заодно показать военную мощь Союза американцам – ту самую “кузькину мать”. На Кубе были размещены танки, пехота, ракеты средней дальности, оснащенные (как теперь выяснилось) ядерными зарядами мощностью в пятьдесят раз большей, чем у бомб, сброшенных американцами на японские города Хиросиму и Нагасаки.

15 суток в трюме

Семья кызылординца Адильбека ОМАРОВА, скончавшегося четыре года назад, до сих пор хранит билет на теплоход “Михаил Калинин”, на котором он отправился служить на Кубу.

– Отец на 20 лет давал подписку о неразглашении государственной тайны, поэтому  подробности его службы я узнал, будучи уже взрослым, – рассказывает сын Адильбека подполковник в отставке Женисбек Омаров. – Когда он вернулся с Кубы, все говорили, что он даже  стал похож на кубинца. Говорил отец по-казахски, а в речи то и дело проскальзывали испанские выражения. После службы постоянно ходил в военкомат – отмечался. Когда вышел на пенсию, попросил помочь ему изложить все на бумаге, чтобы не забыть.

12 ноября 1960 года 18-летний Адильбек Омаров был призван в армию и направлен в Днепропетровск, в войска противовоздушной обороны. В июле 1962-го во время нахождения в учебном центре Никольского ракетного дивизиона солдат подняли по команде “тревога”. На машины загрузили военную технику, ракетные установки.

– Как рассказывал папа, передвигались они только ночью, пока не добрались до порта Феодосия, – продолжает Женисбек. – Спецтехнику погрузили на гражданское судно “Михаил Калинин”. Одетых в гражданкусолдат разместили на матрасах в трюме, между бочками. Сверху стоял насос, качающий воздух, чтобы люди не задохнулись. Провожал их маршал СССР Конев с напутственными словами: “Сынки мои! Вы выполняете важную государственную и политическую задачу! Желаю вам всем вернуться живыми и здоровыми!”. Папа много раз вспоминал, как, проплыв Азовское, потом Черное море, корабль причалил к побережью Турции. Стояла невыносимая жара и духота, а люди сидели в трюме… Когда вышли в Атлантический океан, старший офицер группы собрал всех на палубе, вскрыл секретный конверт и объявил, что они плывут по маршруту великого Христофора Колумба к берегам Кубы.

“Путешествие”, занявшее 15 суток, было изматывающим: солдаты лежали пластом от жары и морской болезни…

Ракеты обмазывали глиной для маскировки

Побережье Кубы показалось ночью. На берег солдаты выгрузили всю технику, оружие, продовольствие. Они находились в провинции Пинальде-Рио на берегу Карибского моря.

– Первые впечатления от Кубы незабываемы! Мы – казахи – пальм никогда не видели, а воздух, как в бане, – вспоминает 72-летний пенсионер, кандидат химических наук Бостандык КАППАР, сослуживец Адильбека Омарова. – Очень хотелось искупаться, парни побежали в воду – а там недалеко от берега акулы! Хорошо, вовремя кубинцы остановили… До места дислокации передвигались только в темное время суток. Объяснялись в основном жестами, так как в школе большинство из нас учили немецкий язык. Жили в домиках летнего типа. Все бы ничего, да днем мошкары было много, а ночью нас мучили полчища комаров. У многих кожа покрылась волдырями, а советские военные врачи не знали, как с ними бороться.

Чтобы ракетные установки не засекли американские самолеты, их постоянно маскировали зелеными ветками и листьями пальмовых деревьев, травой, маскировочными сетками. И даже обмазывали глиной. Посменно солдаты дежурили в кабинах ракетных установок. На жаре металл превращался в раскаленную сковородку, и практически ни дня не обходилось без обмороков и обращений к врачам.

В постоянной боевой готовности

– Был сентябрь 1962 года, но жара не сдавала своих позиций, – продолжает описывать события тех времен Адильбек Омаров. – Еду готовили в полевой кухне. Однажды открыли банки с тушенкой, радости не было предела – на них стояла надпись “Семипалатинский мясокомбинат”. Огонь разводили скрытно, так как днем и ночью американские самолеты С-100 внезапно появлялись, пролетали на низкой высоте и фотографировали наше местонахождение. Нервы были на пределе, ведь мы все время находились в полной боевой готовности. В конце сентября 1962-го из Москвы прибыл один из руководителей СССР Анастас Микоян. Собрал нас, объяснил политическую ситуацию и в чем заключается наша миссия. В конце речи сказал, что у него в Москве умерла жена, но он вынужден был пропустить похороны и прилететь на Кубу, чтобы укрепить отношения, а заодно провести дипломатические переговоры с США.

 По воспоминаниям военного, приезжал к советским солдатам поднимать их боевой дух и глава кубинского народа Фидель Кастро. Говорил он очень громко и без микрофона, жестикулируя, словно дирижер. С удовольствием фотографировался с советскими солдатами. Жаль, снимки не у всех сохранились…

– Все годы службы мы ходили в гражданской одежде, писали домой письма, что работаем на Кубе, посылали вполне невинные фотографии, – говорит Бостандык Каппар. – У нас обязательно культпоход был, в райцентр. А вот на танцы ходить не разрешало руководство: как гласила советская идеология, ночные клубы – это западное, чужое. Когда поступил сигнал собрать вещи и возвращаться домой, мы от радости побросали сувениры, вещи, фотографии и помчались в порт.

По приезде на родину казахстанцы пошли каждый своей дорогой – Адильбек Омаров поступил в Туркестанский индустриальный техникум. Всю жизнь работал преподавателем, потом директором учебно-производственного комбината. Бостандык Каппар в 1964-м поступил в Алма-Ате на химический факультет КазГУ. Преподавал, защитил диссертацию.

Домой вернулись не все

Конец октября 1962 года стал переломным моментом в мировой истории: Никита Хрущев и президент США Джон Кеннеди пошли на уступки друг другу. С территории Кубы начался вывоз советского оружия. Но еще несколько десятилетий советские солдаты, в том числе казахстанцы, выполняли свой воинский долг в этой стране.

Алматинец Андрей СТЕФАНОВСКИЙ служил на Кубе в 20-м отдельном мотострелковом батальоне с 1987 по 1989 год в местечке под названием Торренс. Перед отправкой за океан прошел службу в учебной части и проверку на политическую благонадежность под Ленинградом.

– Обычная воинская часть со всей инфраструктурой – детсадом, школой для детей советских офицеров, магазинами и даже своим хлебзаводом, но только на территории Кубы, – вспоминает бывший командир роты Стефановский. – В магазине продавали сгущенное молоко, мясо, водку – то, что на родине стало дефицитом. Наша бригада располагалась недалеко от кубинской столицы Гаваны, создавая щит безопасности. Бригада находилась в режиме постоянной боевой готовности. Также на территории Кубы было шесть закрытых воинских частей, обеспечивающих правительственную связь, ведение космической разведки, наблюдение за прилегающей к острову акваторией…

Андрей Стефановский рассказал, что недалеко от воинской части находилось мемориальное кладбище, где покоятся советские солдаты, офицеры, погибшие при исполнении воинского долга во время Карибского кризиса – несколько десятков могил. Есть там и могилы наших земляков…

“Куба осталась в сердце”

Узнав, что мы готовим материал о событиях тех лет, первый секретарь посольства Кубы в Казахстане Мигель Санчес ОРДОНЬЕС передал нам книгу россиянина Георгия Петрова “Моя Куба. О Карибском кризисе и не только…”, вышедшую в 2009 году в Москве. Сам он проходил срочную военную службу на Кубе, испытал всё, что выпало на долю советских солдат. Как отмечает автор, многие родные погибших так и не смогли перевезти прах своих родных на родину.

– По нашим данным, более 50 тысяч солдат прошли службу на Кубе, сколько было казахстанцев – точно не известно, – пояснил Мигель Санчес Ордоньес. – Каждые десять лет со времени окончания Карибского кризиса для всех служивших на Кубе организуются праздничные мероприятия, – в основном они проходят в России, там есть сообщества “кубинцев”. От имени кубинского народа мне хочется сказать всем казахстанцам – мы помним о вашем подвиге, спасибо вам!

– Конечно, обидно, что о наших родных, кто отдавал свой воинский долг на Кубе, мягко говоря, забыли, – говорит Женисбек Омаров. – Для отца Куба стала переломным моментом всей его жизни, он этим жил долгие годы…

Андрей Стефановский нашел в Алматы несколько десятков “кубинцев”. Теперь в его планах – создание ассоциации и сайта казахстанцев, служивших на Кубе.

[X]