Опубликовано: 3700

Самый знаменитый “лифтер” планеты

Самый знаменитый “лифтер” планеты

В другой стране такой атлет был бы национальным героем. В истории пауэрлифтинга только Алексей Сивоконь бил мировые рекорды во всех упражнениях: приседании со штангой, жиме лежа и тяге. Пауэрлифтинг у многих ассоциируется именно с ним. Сейчас Алексей возглавляет клуб, на балансе которого стадион и ледовый Дворец спорта. Дела помешали нашей встрече в Алматы.

Ушел из зала – похудел на 10 кг

– Команда казахстанской футбольной премьер-лиги “Шахтер” из Караганды решила провести у нас в Темиртау два домашних матча, – говорит многократный чемпион и рекордсмен мира по пауэрлифтингу Алексей Сивоконь. – А так как местный стадион “Металлург” входит в подчинение спортивного клуба, директором которого я являюсь, пришлось остаться дома и заниматься организационными вопросами.

– А к пауэрлифтингу имеете сейчас какое-нибудь отношение?

– Сам не тренируюсь, поскольку совсем нет времени. Однако планирую снова начать посещать зал, а то сильно похудел – килограммов на десять.

– Многие, напротив, счастливы сбросить десяток килограммов. У вас ситуация иная?

– Многие вещи стали мне велики. Теперь придется либо менять гардероб, либо начинать снова тренироваться. У меня больше 25 лет тренировочного стажа, поэтому резко бросать нельзя: могут начаться проблемы со здоровьем. Вот и травмированная спина уже снова побаливает. Так что лучше тренироваться. Может, выступлю где-нибудь. В пауэрлифтинге можно соревноваться хоть до 50 лет. Здесь нет жестких ограничений по возрасту.

Чемпионская диета

– Вы выступали в весе до 67,5 кг и совсем недолго – в 75 кг. Проблемы со сгонкой веса были?

– В последние годы я сбрасывал перед соревнованиями килограммов по шесть. Если все делать плавно, постепенно, то неудобств практически не ощущаешь. Обычно ставишь перед собой задачу, к примеру, в неделю сгонять по триста граммов. Сначала исключаешь из рациона хлеб. Ближе к соревнованиям питаешься только рыбой, мясом, уменьшаешь количество приемов пищи, воды. А если сгонять вес резко, то это скажется и на результатах, и на самочувствии. Кроме того, существуют различные пищевые добавки, которые активно используют спортсмены. Там есть все микроэлементы, в обычной пище присутствующие не в полном объеме. Поэтому приходится пить и витамины, и протеины, и аминокислоты.

– Не тяжело столько лет соблюдать режим?

– Организм привыкает, встает на нужные рельсы. Если же брать внесоревновательный период, то, к примеру, случается, когда на свадьбах или вечеринках кто-то подходит с предложением выпить. Чтобы каждому не объяснять, приходится уходить пораньше.

– И часто подходят?

– Нет. Я мало бываю на подобных мероприятиях. Темиртау – город маленький, и светские вечеринки у нас редкость.

В Лас-Вегас – на “гастроли”

– На улице все так же узнают?

– Сейчас, конечно, реже. Узнают, но напрямую, как раньше, об этом не говорят. Когда выступал, многие при встрече благодарили за то, что прославляю Казахстан, никуда из родных мест не уезжаю. Моим именем в одной из темиртауских школ назван отряд. Не скрою, это приятно. Случалось, на базаре по знакомству цену скидывали.

– Силой помериться предлагали?

– Бывало, но я отвечал, что армрестлинг – это совершенно другой вид спорта. Говорил, что, если будет желание, приходите в зал, там посмотрим, кто чего стоит. Правда, никто так и не пришел. А вообще я человек спокойный, не люблю встревать в подобные споры.

– Выступать за Россию или США не зазывали?

– В Россию звали, а в Америку, в Лас-Вегас, раз пять ездил на рекламные акции одного мирового производителя спортивного питания, выступал с показательными выступлениями в жиме лежа.

– И какой вам показалась столица мирового игорного бизнеса?

– Очень хороший город, в котором живут доброжелательные люди. Жизнь в Лас-Вегасе протекает ночью, потому что днем там невыносимая жарища. Видел местных бомжей в белых носочках и брючках. Может, это были те, кто все проиграл в казино.

– Сами поиграть из любопытства не заходили?

– Пробовал поиграть в “однорукого бандита”. Поначалу он тебе дает выигрывать, потом затягивает, и ты снова проигрываешь. Может, за карточными столами кто-нибудь и выигрывает. В казино висят фотографии людей, которые по двести тысяч долларов выигрывают. В Лас-Вегасе в любую гостиницу заходишь – и сразу в казино попадаешь. Так что можно, не дойдя до номера, оставить все деньги.

Домик в Темиртау

– Спортивный век короток, поэтому спортсмены пытаются за время карьеры обеспечить себя и свою семью на будущее. В пауэрлифтинге такое возможно?

– За время карьеры я заработал на домик в Темиртау и автомобиль. Премиальные имел не особо большие, особенно если сравнивать с футболом. Если бы пауэрлифтинг был олимпийским видом спорта, то к нему, думаю, было бы совершенно другое отношение. В том числе и в плане финансов. А так, по большому счету, серьезных накоплений у меня после завершения карьеры не было.

– С другой стороны, вы заработали имя, которое наверняка помогает в послеспортивной жизни…

– Наверное, оно позволило мне получить мою нынешнюю работу.

– В отличие от пауэрлифтинга тяжелая атлетика – олимпийский вид спорта, но в свое время вы ушли оттуда…

– Я получил травму колена. С каждым разом оно болело все сильнее, и я уже не мог приседать со штангой. Видимо, где-то колено перегрузил. Тогда тренер Борис Иванович Шейко предложил попробовать себя в пауэрлифтинге. Думаю, что если бы я остался в тяжелой атлетике, то не смог бы добиться того, к чему пришел в пауэрлифтинге.

“На боль перестал обращать внимание”

– Разве в пауэрлифтинге нет нагрузок на колено?

– Там есть специальные бинты для коленей, которые помогают работать с большими весами. Американцы для этого вида спорта придумали и майку для жима лежа, и трико для приседания, и бинты для кистей, которые страхуют от травм. Одно время пытались отменить все эти приспособления, и спортсмены начали рвать мышцы. В тяжелой атлетике все эти бинты не дадут такого эффекта – с ними не сядешь низко перед рывком или толчком, можно только в полуприсед.

– Из тех более чем тридцати мировых рекордов, которые вы в свое время установили, непобитые остались?

– В соревнованиях, проходящих под эгидой любительской федерации пауэрлифтинга, их побили, а среди профессионалов они еще стоят. В профессионалах я выступал в последние годы карьеры, которую завершил в 2007 году. Почувствовал, что надо дать передышку организму. Честно говоря, устал от спорта и тренировок. Да и спина не дает покоя. Лечить ее уже бессмысленно. Я на боль перестал обращать внимание. Двигаться она мне не мешает, но, если начинаю что-то тяжелое поднимать, боль сильно бьет.

Сколько золота? Не сосчитать!

– Помните свой первый мировой рекорд?

– Это был юниорский рекорд, который я установил в 1991 году. В то время я уже выступал за первую сборную СССР, занял второе место на чемпионате мира. Сидели как-то, просматривали журнал, в котором были напечатаны рекорды мира среди юниоров. Смотрим, а мой результат килограммов на 30–40 превышает мировое достижение. Мы с тренером недоуменно переглянулись: неужели я стал мировым рекордсменом?

– А когда в вашей коллекции появилась первая золотая медаль чемпиона мира?

– Она у меня тоже юниорская. Ее я выиграл в Канаде в 1993 году, став абсолютным чемпионом мира в своем возрасте. Через месяц мы поехали на взрослое первенство планеты, где я победил одного американца, многократного чемпиона мира. С тех пор и до 2007 года я выигрывал практически все мировые турниры, в которых участвовал. Осечка во взрослой компании случилась лишь в 2005 году. Перед чемпионатом мира по жиму лежа в Швеции от сердечного приступа умер генеральный секретарь Федерации бодибилдинга и пауэрлифтинга Казахстана Сергей Васильевич Коржов. Мы поехали в Скандинавию сразу после похорон, я был далеко не в лучшем моральном состоянии и занял только третье место. Вроде сила была, а психологически был истощен. Многие даже отговаривали меня ехать в Швецию.

Только остановишься – сразу съедят

– Когда столько лет нет конкуренции, в чем находили мотивацию для новых побед?

– Просто не оглядывался назад, ставил перед собой цель и шел к ней. Мой первый тренер по тяжелой атлетике Алексей Алексеевич Мартин говорил, что, как только остановишься, тебя сразу съедят. Поэтому нужно тренироваться и идти вперед.

– По сути, всю спортивную карьеру вы соревновались сам с собой?

– Нет. У меня были серьезные соперники, но кого-то я побеждал хитростью, кого-то был сильнее психологически. Многие, приезжая на соревнования, морально были готовы сражаться только за второе-третье места. У кого-то амбиции позволяли приближаться ко мне на расстояние в 5–10 кг. Но после двух упражнений было видно, что никакого чуда снова не произойдет, и победу я никому не отдам. Хотя у меня было одно поражение, ставшее большим уроком. В 1997 году приехали на чемпионат мира среди юниоров, который проходил в Индонезии на острове Бали. Я установил рекорды мира в приседании и жиме лежа, после чего мне достаточно было сделать тягу 160 кг, чтобы занять первое место. Но я заказал 280 кг и все три попытки сделал “мимо”, получил нулевую оценку. Естественно, что предыдущие результаты не засчитали, и я остался ни с чем. А датчанин, который выиграл те соревнования, несколько лет при встречах постоянно меня благодарил за свое чемпионство.

– Сыновья спортом занимаются?

– Старший сын занимается дзюдо, входит в сборную Карагандинской области. Ему 12 лет. Младшему пока рано заниматься спортом, ему всего пять лет.

Сергей РАЙЛЯН

[X]