Опубликовано: 1105

Рыбная трясина

Рыбная трясина

Ни всевозможные охранные структуры, ни местная власть не в состоянии одолеть одну из главных бед Прикаспийского региона – браконьерство. Более того, специалисты убеждены, что пока с этим злом по-настоящему не начнут бороться, государство всегда будет в роли заведомо проигравшего.

Это не явление – это бедствие

Рыбное браконьерство в Атырауской области – это давно уже не явление, это бедствие, перед которым, получается, бессильны и местная власть, и самые разные службы, призванные охранять и оберегать наше национальное достояние. Да, эти службы есть, различные властные структуры – тоже. Но браконьерам, похоже, они особенно не досаждают. Ну кто в Атырауской области не знает, что в приморских селах доход многих семей составляет именно браконьерство?! Кто не догадывается, что этот промысел передается из поколения в поколение?! Кто не знает, что купить браконьерскую икру можно в Атырау без особых проблем?!

Как “теряют” память

Из года в год периодически публикуются сообщения о задержании браконьеров или каких-то показательных акциях-облавах. Но такое впечатление, что все это больше для отчетности. Да, кого-то задерживают, но для браконьеров это, получается, не более чем издержки производства. Как шли на автотрассах грузовики с “живым серебром”, так и продолжают идти.

Например, не так давно у приморского села Жанбай (давно имеющего славу браконьерского) попался грузовик, трещавший по швам от набитого “левого” сазана. Водитель от груза моментально открестился, а пассажир – житель областного центра – уперся: дескать, у него есть “бумага” на две тонны рыбы. Но все это оказалось блефом. Узнать пункт покупки столь специфического товара также не представилось возможным по причине вдруг открывшейся “амнезии” у задержанного. По крайней мере, официальные сообщения о том, что стражам законности удалось решить эту “многоуровневую задачку”, мне на глаза так и не попались.

А теперь зададимся вопросом: почему вот так, без мудреной “легенды” набитый контрабандным товаром грузовик раскатывает по просторам области? Не от того ли, что отлов браконьеров не носит системного характера и они об этом хорошо знают?

А на прошлой неделе на инспекторов водной полиции нарвался житель Жанбая, ехавший по степной тропе на мотоцикле и везший мешки с сазаном. Тот тоже не стал открывать карты относительно места приобретения 160 кг “живого серебра”.

Для кого “отсрочка”?!

Сейчас самое время привести информацию и другого рода. 12 марта полицейские вместе с пограничниками устроили встречу с жителями все того же приморского села Жанбай. Как сообщается, гости в погонах убеждали жанбайцев зарегистрировать мотоциклы и катера, разбросанные по побережью, словно ненужные калоши. Мол, если хозяева не найдутся, то все это добро по истечении 6 месяцев будет конфисковано. Позвольте, что значит “по истечении шести месяцев”? Что это за “отсрочка” такая? Или люди в погонах никак не могут понять, для чего все эти “шаланды” предназначены? Даже в этой статье “легендарный” Жанбай упоминался неоднократно. Так зачем еще одно – тысяча первое предупреждение?

“Ударники” рыбного фронта

Идем дальше. Официально было озвучено, что большая структура – Урало-Каспийская межобластная бассейновая инспекция рыбного хозяйства, – выполняя ответственную миссию по воспроизводству и охране рыбных запасов, в прошлом году изъяла у браконьеров всего 700 (!!!) граммов икры рыбы осетровых пород. Если учесть, что в этом учреждении задействованы почти четыреста сотрудников, можно представить, насколько “ударно” отработали “стражи” Урала и Каспия. Для сравнения: в водной полиции за браконьерами на хлипких пластиковых лодочках “гоняется” всего пара десятков сотрудников, а они за последние три года изъяли 139 тонн 413 килограммов незаконно выловленной рыбы. “Улов” же рыбоохраны – 30 тонн 458 килограммов.

Песня “об объективных причинах”

Если кого-то интересуют доводы стражей порядка и нашего национального достояния, то они тоже незамысловаты. Мол, “зимой сельчане выезжают на море на мотоциклах – по льду, весной – на лодках. А задержать с поличным удается не всегда. Пока доедешь, они успевают скинуть сети в лунку. И нахально доказывают, что выехали просто воздухом подышать”. Понятное дело, природоохранные службы кивают и на отсутствие средств: “Аренда вертолета стоит серьезных денег. На полицейскую рыбоохранную акцию “Бекре” из областного бюджета выделяется 6–8 миллионов тенге, этого хватает на 30 часов полета. Крохи, если взять во внимание, что продолжительность одного облета – около шести часов”.

Еще говорится, что винтокрылые машины гражданской авиации использовать чревато и потому, что есть риск (!) для тех, кто находится на борту.

Патрулей здесь не боятся

Между тем из поколения в поколение атырауские рыбаки-браконьеры передают секреты добычи осетра и белуги, способы приготовления “мазута”. Деликатес готовят прямо в лодке. Главное – взять с собой в “поход” кусок мелкоячеистой металлической сетки. Через нее пробивают маленькие черные бусинки, отчищая икру-сырец от пленки. В другой емкости с водой и солью икру промывают – обязательно руками, без перчаток. Когда икра готова – бусинки стучат по стенкам, будто горошины. Технология известна всем, и она работает. Поэтому в Атырауской области купить черный деликатес от браконьеров не проблема.

Не боятся браконьеры и патрульных лодок “органов”: рыбины всегда можно скинуть за борт, а присутствие в водах Каспия – списать на желание подышать чудным морским воздухом и полюбоваться местными красотами – лебедями и тюленями. Здесь нельзя не привести впечатления собкора республиканской газеты об участии в рейдовой “облаве” на море у приморских сел Жанбай (прямо легендарное место) и Забурунье: “На большой скорости от полицейского судна уносилась лодка с браконьерами, а упитанные осетры вылетали оттуда кузнечиками. Посадить за браконьерство тогда никого не удалось – задержанных наказали лишь по административной статье. Мол, нет рыбы – нет уголовного преследования”.

Золотые “бумажки”

По части производственных кооперативов, которым государство предоставляет право ловить рыбу по лимиту, тоже не все благополучно. Атырауские силовики рассказали “Каравану”, что рыбаки клянутся в своей честности: дескать, ловят все по закону. Проверить их сложно: в Казахстане нет механизма учета вылова рыбы (!) и ее продажи (!) в пределах страны. Неужели все действительно так, как предполагают полицейские: “Дадут кооперативу лимит на вылов, к примеру, 100 тонн частика, и с этим разрешением можно крутиться сколько душе угодно. Выловил сто тонн, поехал с этим документом продавать товар. Выловил еще сто тонн – и снова в путь-дорогу с ЭТОЙ же “бумажкой”.

Жалуются стражи порядка и на отсутствие права на внезапную проверку кооперативов. Пока будут регистрировать в соответствующем органе, информация долетит до чужих ушей. Рыбе быстро приделают ноги.

Как попадают к нам гранаты и автоматы?

“Оставить рыбу в покое, не давать ловить никому, пусть популяции восстановятся, а вообще законы нужно ужесточать, – считают стражи правопорядка. – Запретить во время путины вообще выходить в море. Виданное ли дело – пограничник при задержании браконьеров применил оружие, так его потом долго по судам таскали. С нами же на море не церемонятся. Стреляют без предупреждения. Чудом не погиб инспектор рыбоохраны – пуля пробила воротничок куртки”.

Объясняя сложившуюся ситуацию, службы, призванные охранять национальное богатство, называют также отсутствие и мощной техники, и даже навигационных приборов. С другой же стороны, говорится о том, что нередко иностранные браконьеры идут на добычу осетров, как на войну – с автоматами, винтовками и даже гранатами! Но тогда вообще впору впадать в ступор: ПОЧЕМУ ОНИ ПОПАДАЮТ НА НАШУ ТЕРРИТОРИЮ С ТАКИМ АРСЕНАЛОМ?

Арман ТЕМИРОВ, Атырау

Загрузка...

[X]