Опубликовано: 1312

Руки на продажу

“Продаются узбеки”… “Куплю ошских киргизов”… Такие объявления открыто вывешиваются на заборах стихийных рынков труда. За пару рабочих рук из ближнего зарубежья посредник получает 30–50 долларов. По некоторым данным ежегодно в Казахстан приезжают на заработки до двух миллионов гастарбайтеров. Назвать точную цифру не сможет никто. Как никто не знает, сколько казахстанских денег трудовые мигранты отправляют на родину. Известно лишь, что

речь идет о сотнях миллионов долларов.

В прошлом году была предпринята разовая акция по легализации гастарбайтеров. Задумывалась она как показательная амнистия. Никто и не ожидал, что все два миллиона нелегалов сразу устремятся узаконивать свое пребывание в стране. Расчет был на сто тысяч. Но предполагалось, что эти сто тысяч реально ощутят все преимущества легального существования, оценят их, расскажут соотечественникам. И пойдет цепная реакция. Благодарные нелегалы выстроятся в очереди за получением “документа”.

Но сегодня мы знаем, чем обернулась акция. В Карагандинской области удалось легализовать около 11 тысяч нелегалов. И данные статистики нынешнего года говорят о том, что мало кто пошел по их стопам. Первые добровольцы, похоже, стали и последними.

А поток нелегальных мигрантов не уменьшается. Недавно прокуратура Карагандинской области проверила деятельность уполномоченных органов. И пришла к выводу: предпринимаемые меры по улучшению ситуации не дают никакого эффекта.

Нас мало, а их много

Исполняющий обязанности начальника миграционной полиции ДВД Карагандинской области Мухаметкарим Аукешев считает, что все дело в численном преимуществе. Он признает: да, ловим мало, ловим некачественно. Но откуда взяться качеству и количеству, если у миграционной полиции не хватает техники, мало машин. Упраздняются посты миграционного контроля, а число мигрантов возрастает. Мы не в состоянии контролировать всю область, у нас всего 14 сотрудников в штате областного управления, 76 – в городах и 20 человек – в составе спецвзвода.

Действительно, численный перевес явно на стороне мигрантов. 100 полицейских не успевают контролировать ситуацию. А сколько нужно? 150? Или, может быть, 200? Или нужен пропорциональный подход? Скажем, по два полицейских на одного мигранта. Или, наоборот, по два мигранта на одного полицейского. Тогда будет порядок?

За закрытыми воротами

На днях сотрудников миграционной полиции, прибывших с проверкой на предприятие “Централ Азия Цемент” в Актау, охранники малайзийского инвестора не пустили (!) на территорию завода! Полицейские потоптались за воротами и ушли несолоно хлебавши.

Что скрывали малайзийские хозяева за воротами проходной, выяснили впоследствии прокуроры.

– Мы выявили нелегально работавших граждан Узбекистана, – говорит заместитель начальника управления прокуратуры Карагандинской области Гульнара Бижанова. – 72 человека не были зарегистрированы по месту временного проживания. У всех в миграционных картах указана цель въезда – частная поездка. А фактически все они в течение уже длительного времени работали на заводе при полном отсутствии контроля со стороны полиции. А на предприятии АО “Карцемент”, которое является аффилированной компанией “Централ Азия Цемент”, с января текущего года работает гражданин Великобритании. Согласно полученной визе прибыл в нашу страну по приглашению в качестве консультанта. А на деле уже 10 месяцев не консультирует, а полноценно работает. По представлению прокуратуры области миграционной полицией возбуждено административное производство за несоответствие целям въезда, указанным в визе. В настоящее время административным судом Темиртау вынесено решение о выдворении гражданина Великобритании за пределы страны.

За привлечение иностранной рабочей силы без соответствующего разрешения руководство “Централ Азия Цемент” и “Карцемент” привлечены к административной ответственности и оштрафованы на сумму в 300 минимальных расчетных показателей (МРП).

Малайзийские управленцы уверяют прокуроров, что всему виной бюрократические проволочки, которыми чиновники сопровождают выдачу официальных разрешений на труд иностранным специалистам. По их словам, они уже несколько месяцев пытаются получить разрешение на работу для своего англичанина.

– Чтобы не было таких недоразумений, – говорит прокурор Карагандинской области Амирхан Аманбаев, – нужно сначала получить разрешение, а потом въезжать в страну.

Квота на… уборщиц и грузчиков

В Карагандинской области официально на одного безработного приходятся две вакансии. Более половины вакансий составляют рабочие специальности.

В индустриальном регионе остро не хватает рабочих рук. Дефицит восполняют гастарбайтеры. Рабочие нужны и гигантам типа “Миттал Стил”, и сотням небольших строительных и производственных фирм.

Гиганты вопрос решают официально, подают на год вперед заявку в департамент координации занятости населения, как правило, получают квоту на ввоз рабочей силы и не имеют проблем с законом.

Мелкие фирмы обращаются к частным координаторам занятости населения, которые торгуют приезжими нелегалами. Не в пример государственной конторе они в пять секунд найдут заказчику пару каменщиков или бригаду строителей, поваров или разнорабочих, грузчиков, пастухов… Словом, все в ассортименте. За каждую пару рабочих рук посредник берет 30–50 долларов.

И теневой рынок, и легальный имеют только один общий момент: и официальные потребители рабочей силы, и теневые вынуждены нанимать приезжих.

В прошлом году департамент координации занятости выдал квоту на 650 мест для трудовых мигрантов. Из них 425 единиц рабочих третьей, самой низкой, категории. В этом году официальная рабочая квота составила уже 524. Предприятия дают заявки порой даже на уборщиц и грузчиков! К примеру, Карагандинский завод стройматериалов получил разрешение на привлечение 35 иностранных специалистов. А именно сушильщиков, шихтовщиков, грузчиков, мотористов, шламовщиков…

Государственный департамент, конечно, не сразу дал разрешение. Для начала поискал таковых специалистов на собственном рынке труда. И не нашел. Нет в Карагандинской области в достаточном количестве грузчиков-разгрузчиков, шламовщиков и мотористов третьего разряда. Нет и учебных заведений, которые готовят рабочих. Пришлось заводу нанимать товарищей из Узбекистана. Конечно, принятые узбеки были далеко не дипломированными шихтовщиками и грузчиками. Но они соглашались выполнять эту работу за те деньги, которые завод платил.

В этом и вся суть проблемы. Малайзийские инвесторы, монополизировавшие в Карагандинской области цементное производство, тоже уверяют, что рады бы принимать на работу только местные кадры, им все равно, кому платить 15 тысяч тенге – узбекскому рабочему или казахстанскому. Разница в том, что узбекские товарищи соглашаются работать за 15 тысяч, а казахстанские – нет.

В Узбекистане, где средняя пенсия составляет пять долларов, зарплата в 100–150 долларов – редкая удача. Находящийся в поисках работы гражданин Казахстана предложения в 100 долларов просто не рассматривает.

К сожалению, неменьший дефицит в области и на высококвалифицированные рабочие кадры. Корпорация “Казахмыс” при строительстве серно-кислотного цеха безуспешно искала на отечественном рынке труда сварщиков шестого разряда. Руководство готово было платить очень большие деньги, специалисты нужны были как воздух. Не нашли. Выписали бригады сварщиков… из Москвы. Платили высококвалифицированным гастарбайтерам сумасшедшие деньги, оплачивали гостиницу, перелеты.

Выход один: учить своих, восстанавливать структуру профтехобразования, открывать профкурсы. Но пока не восстановили и не открыли, пока не подготовили своих, нам без помощи братских республик не обойтись.

Организовать и возглавить

Нелегальные трудовые мигранты – проблема для государства хлопотная, неприятная и трудноразрешимая. Процесс, как говорится, пошел. Остановить его невозможно. Можно только организовать и возглавить. Но пока у ответственных за это служб не очень-то получается. Огромные косяки гастарбайтеров каким-то невероятным образом минуют все законные сети и благополучно исчезают в закоулках теневого трудового рынка. В государственных сетях застревает жалкая кучка не самой крупной рыбешки.

Казахстан, в принципе, не возражает против иностранной рабочей силы. Ну, во-первых, наплыв трудовых мигрантов – верный признак зажиточного, сытого и крепкого государства. А, во-вторых, гастарбайтеры нужны казахстанской экономике. Без них нам сегодня просто не обойтись при нынешних темпах и объемах строительства. С этим уже никто не спорит. И государство не борется с явлением, а пытается легализовать каждого к нам въезжающего узбека, киргиза и таджика.

И цели преследуются не только карательные. Ведь самое большее, чем можно наказать нелегала, – выдворить из страны. Надзорные органы сегодня ставят вопрос по-другому. Отсутствие контроля уже разделило рынок труда на сорта. И нелегалам отводится самая низшая ступень. Они бесправны, их нещадно эксплуатируют, им платят копейки, содержат в скотских условиях. По сути, они – рабы.

– Несоблюдение законности казахстанскими работодателями не способствует имиджу государства, – говорит прокурор Гульнара Бижанова. – Но только методами административного воздействия регулировать миграционный процесс невозможно. Как известно, в настоящее время в правительство направлен законопроект, регламентирующий упрощенный порядок привлечения трудовых мигрантов в приграничных областях. Впервые дается понятие определению статуса приграничного мигранта. Может быть, теперь нелегалов станет меньше?

Татьяна ТЕН, Караганда

[X]