Опубликовано: 1922

Роль, как кусок жизни

Роль,  как кусок  жизни

Каждая роль в исполнении Ирины Лебсак – сенсация. Каждый день – новая жизнь: сегодня – царица, завтра – горничная. Знакома она телезрителям и по первым казахстанским сериалам “Перекресток” и “Саранча”.

“Лирические героини – скучные”

Сейчас известная казахстанская актриса Ирина Лебсак занята в пяти спектаклях Государственного академического театра драмы имени М.Ю. Лермонтова:

– Когда ты молод, тебя очень плотно занимают в репертуаре. Потом актер взрослеет и переходит на какие-то другие роли, и надо подождать, когда хорошая возрастная роль к тебе придет. Простои в моей карьере были связаны с рождением и воспитанием ребенка, когда театр пошел мне навстречу и я играла только в старых своих спектаклях. Многие из них были сняты одним махом: уезжали актеры, а вводить других не стали. Так что мои пять спектаклей не говорят о том, что я мало занята. Главное  – не количество, а качество. Время меняется, пришло молодое поколение, которому тоже надо себя реализовывать. Так что все нормально.

– Ирина, скажите, как меняются предложения в зависимости от возраста?

– Я успела наиграться и лирических героинь. “Розовые героини”, во всяком случае для меня, не очень благодатная почва. Интереснее характерные роли, которые у меня тоже были. Сейчас уже с ностальгией вспоминаешь – была такая “розовая героинька”, симпатичная, красивенькая, но больше ничего хорошего в актерском плане я про такую сказать не могу. Потому что чаще всего лирические героини – они скучные.

– Публика же их любит!

– Отрицательные роли чаще всего выписаны намного лучше, чем положительные. Такой парадокс. При этом мне никогда не приходилось воплощать на сцене абсолютное зло. Но если отрицательная роль сыграна так, что она вызывает нужную реакцию у зрителя, то браво артисту.

– Есть еще что-то такое, что хотелось бы успеть сыграть?

– Я никогда в жизни не сыграла Джульетту. Откровенно говоря, я всегда себя чувствовала больше Катариной из “Укрощения строптивой”.

Как дети

– Какая из нынешних ролей вам ближе?

– Они мне все дороги, как дети. Несмотря даже на то, что некоторые не очень хорошо воспринимаются зрителем. Каждая роль – это кусок твоей жизни: болезненный, успешный, радостный. Из последних моих работ мне дороги два спектакля: “Пожар в сумасшедшем доме во время наводнения” и “Фуршет после премьеры”. В первом случае небольшая роль дает возможность сыграть судьбу женщины, а вторая ценна тем, что я никогда ничего подобного не играла.

– Что для вас театр?

– Ну да, избитая фраза: театр – это моя жизнь. Отчасти это так. Потому что, конечно, на первом месте у меня семья. А жизнь в театре – это мучение, победы, провалы, ожидание новых ролей, переживание за своих партнеров…

– Как поменялось ваше представление о театре?

– Конечно, когда я собиралась стать артисткой, больше привлекала внешняя сторона. Я мало понимала, что роли не всегда легко даются, что они отнимают и жизнь, и здоровье. Легко становится, когда у тебя получается. А для того, чтобы получилось, надо очень хорошо потрудиться: много почитать, поискать в себе, понаблюдать жизнь. Но самое главное – пришло понимание того, что это серьезная профессия, несмотря на предназначение развлекать зрителя. Если несерьезно к этой профессии относиться, то зрителю будет неинтересно. Это же не художественная самодеятельность, где ты вышел, выучив текст. Здесь должно быть все продумано: что говоришь, как говоришь, как одет, как носишь платье, как поворачиваешься к зрителю.

Сериалы – это университет

– Участие в сериалах что-то дало вам?

– Для театра – ничего. Но это был колоссальный опыт: впервые так масштабно почувствовать, что такое съемочная площадка, камеры, осознать нюансы и понять, что не надо играть, как в театре. Это интересная, большая школа. Университет!

– Были предложения сняться в полнометражных фильмах?

– Да, я принимала участие в съемках, только не видела картин. Может быть, они только готовятся, меня в это не посвящают. Были какие-то предложения крайне маленьких эпизодов, где в конечном результате я вижу не себя, а… затылок. Порадовало, что мой затылок достаточно выразителен, тоже может сниматься! Обидно, конечно, но так было: при монтаже вырезали все остальное.

– Были предложения участвовать в медийных проектах?

– Я не люблю ток-шоу и отказываюсь от этих предложений. Это пустая трата времени, где переливают из пустого в порожнее.

– Что вы сами любите смотреть?

– На телевидении я люблю неожиданность. Включить канал, зацепиться за какой-то эпизод фильма – и чтобы появилось желание его досмотреть. Я не по программе живу, что в определенный день надо посмотреть это и то. Я люблю стихийность и неожиданность.

“До шести ем все, что хочу!”

– Чему посвящаете свободное время?

– Свободное и несвободное время посвящаю дочери: уроки, музыка, помощь в подготовке заданий, совместные вылазки куда-то. Я занимаюсь ею 24 часа в сутки. Мы любим с нею погулять, поболтать по-взрослому, на равных. Мне это доставляет огромное удовольствие. Мы любим куда-нибудь съездить с семьей, сходить в кинотеатр. Фильмы смотрим все вместе, а вот мультфильмы – только папа с дочкой. Я их не очень люблю.

– Как отдыхаете?

– Люблю полежать на диване, почитать или посмотреть что-нибудь интересное. Или поехать на природу.

– Вы придерживаетесь каких-то диет?

– Перед спектаклем я не ем, после – могу выпить чай или кефир. А в дни без спектаклей: завтрак, обед, ужин около шести, после шести – ничего. До шести ем все, что хочу! Иногда у меня бывают приступы, безумно хочется съесть какой-нибудь батончик или пирожное. Но удовлетворишь один раз это свое желание и доволен совершенно. Люблю простую пищу, без изысков – борщеца навернуть, селедку люблю, с картошечкой, с лучком, с огурчиком.

Не поклонники – золото!

– Вы активно общаетесь с поклонниками в социальных сетях…

– Они золотые! Мне Господь Бог послал хороших поклонников, потому что они дают силы верить в то, что моя звездочка еще не закатилась, что впереди есть перспектива. Они вспоминают какие-то мои спектакли и роли, относятся с большим теплом ко мне и тому, что мной сделано. Когда стала активно дружить с Интернетом, поняла, что это значит для любого актера. Мы не можем жить без зрителя. Когда зритель превращается в поклонника, с которым у тебя хоть и виртуальные, но отношения, это большой глоток чистого воздуха. Я так счастлива, что они у меня есть... Есть одна поклонница, совершенно замечательный человек, которая неожиданно раскрылась в личной жизни. И когда у нее проблемы, мне ее просто хочется искренне, по-человечески поддержать.

– Вы шефствуете над молодыми актерами?

– Только над теми ребятками, с которыми я занята в спектаклях. Потому что я их вижу, немножко знаю. В театре достаточно шефов для вновь пришедших актеров, но если меня попросят – всегда помогу.

Загрузка...

[X]