Опубликовано: 2441

Реставрация картин как художественная хирургия

Реставрация картин как художественная хирургия

Электронные микроскопы и чугунные утюги, пинцеты и монтажные очки, рентген-аппараты и скальпели… Трудно поверить, что такой набор инструментов помогает продлить жизнь произведениям живописи.

Красочная стирка и масляная штукатурка

– Произведения живописи, как и любой живой организм, разрушаются под воздействием времени, на сохранность полотна влияет очень много факторов – неправильное хранение, неосторожное обращение, экология, – рассказывает художник-реставратор Музея изобразительных искусств имени семьи Невзоровых Ольга РУБИНЧИК.

Врагов у произведений искусства множество. Например пыль, десятилетиями забивающая и затеняющая краски. Ее приходится смывать очень скрупулезно, чтобы не задеть верхний авторский слой. Случается, что краски начинают отслаиваться от полотна так, как отваливается от стен штукатурка. Тогда с помощью специальных технологий и химических составов укрепляется разрушенная фактура. Если в холсте дыра, ее с обратной стороны накрывают специальной вставкой, с ювелирной точностью высчитывая размеры и форму.

Реставраторы помогают искусствоведам в исследовательской работе. К примеру, при реставрационном микроскопическом исследовании картины из музейного собрания, которую относили к масляной живописи, удалось обнаружить крохотные мазки воска, что подтвердило умение автора совмещать разные техники написания полотна. Обследования с помощью рентгена и ультрафиолета помогают выявить наличие нескольких слоев или обнаружить поздние вмешательства в произведение мастера.

Художественная хирургия

Бывает, картина в таком состоянии, что кажется, вот-вот рассыплется по кусочкам. Так, в Музее имени семьи Невзоровых столкнулись с проблемой сохранения работ одного из основоположников казахстанского изобразительного искусства Абрама Черкасского.

– Мастер был сослан в Казахстан, и как бы ему ни доставалось, он оставил мощное наследие, – отмечает Ольга Рубинчик. – Он очень грамотный художник, прекрасно знавший технологию живописи, но имел пристрастие к собственным записанным холстам. Один и тот же холст применял по нескольку раз, используя предыдущую живопись как тонально-фактурную прокладку. Это изобретенная им технология. Она очень интересна с эстетической точки зрения, но крайне неудобна для реставрации.

Более того, Черкасский не то от нехватки материалов, не то просто для того, чтобы подчеркнуть трагизм сталинской эпохи, нередко писал картины на старой мешковине:

– Одно из полотен написано на штопаной дерюге. Она была старой еще до того, как на нее легли масляные краски. Для спасения картины пришлось дублировать холст.

Может показаться: что сложного – взять да подклеить с изнанки новую основу. На самом деле тут необходима хирургическая точность. Предварительно лицевая сторона произведения защищается тонким слоем бумаги, чтобы ее можно было опускать красками вниз, не рискуя их потерять. Затем, чтобы картину зафиксировать и избежать усадки, холст обклеивается крепкой бумагой сорта крафт – той самой, в которую пакуют бандероли. После увлажнения она натягивается, как барабан, и это позволяет избежать деформации. Лишь затем реставратор приступает к дублированию холста. Тут в ход и идут тяжеленные чугунные утюги, выполняющие роль пресса. Ну а после весомых тяжестей и крупных подрамников наступает момент микроскопической точности. Хорошо, если пустоты между слоями краски не привели к осыпанию. Тогда их можно склеить специальными составами, слои укрепляются с помощью тончайшей иглы, ею миллиметр за миллиметром накладывается и шлифуется специальный цемент. Но бывает, что фрагмент картины безвозвратно утрачен. Реставратор его дописывает, но он не вправе ни на йоту выйти на сохранившийся авторский слой.

Три буквы для реставратора

– Реставрация подчиняется строгим законам, – подчеркнула Ольга Рубинчик. – Наш основной принцип – невмешательство в авторский замысел, и медицинская заповедь: не навреди. Не случайно европейский ученый Макс Петтенкофер говорил, что от неграмотной реставрации погибло больше произведений, чем за всю историю войн… При замене подрамника без всяких размышлений копируются все имеющиеся надписи. Однажды я попала в курьезную ситуацию, когда на картине оказалось слово “ежи”. Видимо, владельцы недоглядели, и ребенок нацарапал слово из трех букв, к счастью, приличное. Пришлось надпись сохранить. Ведь любая мелочь может оказаться важной и для опознания картины, и для восстановления ее принадлежности.

Благодаря профессиональному восстановлению, продлевая жизнь шедеврам, реставраторы берут на себя смелость спорить с вечностью:

– Конечно, есть понятие необратимых последствий. Так, масляные краски со временем приобретают прозрачность, и исправить это на сегодняшний день невозможно. Но наука не стоит на месте, поэтому, надеюсь, скоро с помощью реставрации срок жизни произведений живописи можно будет продлить до бесконечности.

Семей

[X]