Опубликовано: 170

Разрезать плоть и вынуть душу

Разрезать плоть и вынуть душу Фото - Фото Асель Мукашевой

Собрать урожай, отделить зерна от плевел и вступить в новый этап жизни – в столичной галерее “TSE” развернулась выставка, повествующая о судьбах людей на изломе эпох.

Время собирать камни

Символичное название выставки – “Тамыз” (август, каз.) сразу погружает зрителя в атмосферу прохладных августовских вечеров, дыма пылающих костров, сбора урожая и живописно передает дух последнего месяца лета.

– У тюркских народов август – время сбора урожая и подведения итогов, разделения зерен и плевел. Это время переосмысления и освобождения от всего бесполезного и лишнего. В это время года воздух становится прохладнее и зажигаются костры, дающие свет и тепло. Огонь заставляет задуматься и объединяет вокруг себя людей, он волшебным образом изменяет форму вещей, обнажая суть и внутреннее содержание. В огне происходит перерождение и переход в новое состояние. Аналогичные метаморфозы происходят и при соприкосновении с искусством, – говорит куратор выставки Асель АХМЕТЖАНОВА.

Зашифрованные письмена

На выставке представлены работы 13 современных казахстанских художников, отражающие время переосмысления в различных образах, формах и жанрах.

Мастер Бахыт БУБИКАНОВА представила перформанс “Деконструирование ковра”: словно живую материю, автор, орудуя ножом, разрезал “плоть” ковра, как тушу барана, сняв шкуру, убрав кишки и оставив только одно – “душу”.

– Форма для разрушения поверхности ковра выбрана символичная – ромб. Это символ входа с зашифрованными знаками, которые являются ключом для прочтения письменного послания, – говорит куратор выставки, напоминая, что ковры в жизни тюркских народов имели сакральный и бытовой смысл.

– Каждый орнамент на ковре нес особое значение, узоры складывались в письмена, которые могли рассказать не только историю происхождения ковра и автора, но и дать информацию о местности и быте региона. В Казахстане ковер, как и все декоративное искусство, со времен кочевой жизни является неотъемлемой частью быта и остается культурным наследием.

Идентификация по серпу и молоту

Художник Рашид НУРЕКЕЕВ задался поиском казахской идентичности и воплотил ее в образе бирюзового полотна, на котором изображены… серп, молот и звезда. Многие увидели в этом воплощении аллюзии на советскую эпоху, скрепы которой до сих пор присутствуют в казахстанском обществе.

Ербосын МЕЛЬДИБЕКОВ проложил дорогу к развитому капитализму – скульптура с аналогичным названием, созданная в стиле соцарта, – словно ирония мастера в отношении работы Веры Мухиной “Рабочий и колхозница”.

А Шамиль ГУЛИЕВ представил скульптуру “Когда гора идет к Магомеду”, которая также отражает взгляд художника на минувшую эпоху.

– Систематизация смысловых фрагментов, деталей, осколков становится отдельной темой художника, что во многом связано со стремительным разрушением СССР, разлетевшиеся осколки которого превратились во множество суверенных республик, непризнанных автономий, самопровозглашенных государств. Гулиев, как художник-архивариус, хранитель мифологем и исследователь первобытного художественного сознания, собирает остатки старой эстетики – бутылки, бой традиционной посуды, детали старой мебели. Каждый такой фрагмент приобретает значение важной части утраченного целого. Сила каждого осколка – не в ритме или симметрии, а в новых химических сопоставлениях и конфигурациях, рождающих новые связи и смыслы, – говорят организаторы выставки.

Александр УГАЙ также отра-зил тему времени, но уже в видео “Бастион”.

– Для меня очень важна и интересна тема времени. Как прошлое влияет на будущее и наоборот, как реальность трансформируется под влиянием этого процесса. Это видео – своего рода обратная ностальгия по новым утопиям, которые неизбежны, – отмечает автор.

Ночной дозор

Сауле СУЛЕЙМЕНОВА собрала “Ночной дозор” – пластиковые пакеты на пластиковой скатерти. Образы собраны из архивных фотодокументов разных эпох – с конца XIX века до 20–30-х годов века XX. Четыре всадника охраняют границы времени.

– “The best is yet to come” – рекламный слоган с пакета обещает, что лучшее впереди. Мое дело, мой художественный жест – выбор. Я выбираю из тысяч терабайтов визуальной информации ту фотографию или фрагмент видео, которые отражают то, что я хочу сказать о настоящем или прошлом. Я выбираю и вырезаю из тысяч пластиковых пакетов то, что подходит по цвету и смыслу. Выбираю из своих впечатлений и своих ощущений то, что наиболее точно отражает происходящее сейчас. Я не вижу смысла в производстве нового, занимаюсь переработкой уже сделанного людьми. И только то, как я это делаю, и есть я, – делится идеей работы Сауле.

Апа. Эпоха в лицах

Фото предоставлено галереей
Фото предоставлено галереей "TSE"

После творений на эпохальную тему работа Асхата АХМЕДИЯРОВА “Апа” представляется историей маленького человека. Но на самом деле это не так.

– Я выбрал для портрета реально существующего человека. Когда я готовился к одной из выставок, необходим был образ пожилой образованной казашки, волею судьбы оказавшейся у обочины жизни. И я понял, что её надо искать в доме престарелых в Астане. Моя старшая дочь Бибинур (ей тогда было 9 лет) вышла из школы, и я взял ее с собой на встречу с героиней. Мне было важно пронаблюдать за реакцией своей дочери, – поделился историей появления полотна художник.

Атмосфера дома престарелых выразительно передавала разные стадии истории страны.

– Мы видели ностальгирующих по светлому прошлому людей: в одном случае это был седой спортивный чемпион, увешанный медалями за достижения. По коридорам приюта стариков он бродил, распевая песню Юрия Лозы “Плот”. В другой комнате мы увидели камазиста, ставшего инвалидом. Группа пожилых женщин в актовом зале репетировала хит 1979 года “Один раз в год сады цветут”.

Побеседовав с натурщицей для моей будущей работы, я с дочерью вышел на улицу – поскорее глотнуть холодного весеннего воздуха. Бибинур была потрясена увиденным, и некоторое время шла ускоренным шагом. Потом остановилась и, повернувшись ко мне, сказала: “Папа, когда вырасту, я сделаю всё, чтобы ты сюда не попал”. В машине мы ехали молча. Через зеркало поглядывая на своего ребенка, я думал об ушедшей эпохе и обитателях дома, где спрессована история, – заключил художник.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть