Опубликовано: 6193

Раковый вопрос

Раковый вопрос

Нет, наверное, диагноза страшнее, чем рак. Это заболевание окружает столько страшных слухов, что одно подозрение на возможность заболеть раком способно погрузить в депрессию. Оттого, наверное, столько вопросов было задано нашим экспертам во время “прямой линии”.

Отвечали главный онколог Министерства здравоохранения РК, директор КазНИИ онкологии и радиологии Жеткерген Арзыкулов, заведующая отделением химиотерапии Алия Турешева, заведующий отделением лучевой терапии Виктор Ким, заведующая отделением маммологии Шынар Талаева, заведующий отделением онкогинекологии Мурат Каирбаев.

– Здравствуйте, Жарасбеков Жанат из Карагандинской области, 57 лет. В августе 2005 года у меня обнаружили рак верхней доли правого легкого в III стадии. В том же году прооперировали, прошел курс облучения, химиотерапии, и больше никаких рекомендаций не дали. Через каждые шесть месяцев прохожу обследование, динамика стабильная. Но чувствую себя очень плохо. Единственное, что рекомендовали, это “не париться, не жариться” – и все. Как мне дальше быть?

Жеткерген Арзыкулов: – После операции прошло четыре года, у вас замечательный результат. Но мне хотелось бы, чтобы в вашем голосе было больше оптимизма. Потому что если вы будете верить в свое выздоровление, то и ваша иммунная система на него настраивается, и это дает лучший результат.

РАКОВОЕ НАСЛЕДСТВО

– Я, Свердлов Александр, звоню из Астаны. Хотел узнать: рак передается по наследству? У меня родители умерли от рака легких и рака горла…

Жеткерген Арзыкулов: – Есть несколько заболеваний, которые могут иметь наследственный характер, связано это с мутацией генов. То есть у человека может быть предрасположенность к некоторым формам рака – по женской линии у близких родственников могут встречаться опухоль яичников, рак тела матки, рак молочной железы. Но процент очень небольшой. На сегодня нет убедительных данных, что рак легких и рак горла передаются по наследству. Но пройти обследование вам не помешает.

– Александра Иванова из Алматы. Меня интересует, почему так мало онкогинекологов в Казахстане? В онкодиспансерах к ним большие очереди…

– У нас в Казахстане в каждой области работает минимум два онкогинеколога. В онкологическом диспансере Алматы три таких специалиста. Еще двое постоянно сидят на консультативном приеме при поликлинике. Кроме того, есть специальное отделение в КазНИИ онкологии и радиологии, в котором работают пять онкогинекологов. С этим абсолютно никаких проблем нет. Что касается скрининга, то онкогинеколог не обязан сидеть в поликлиниках. Выявлять первые признаки рака могут и обычные гинекологи, врачи общей лечебной сети.

– Мухаметжанова Айгуль. У моей мамы было образование в сигмовидной кишке. Уже прошел год после операции, ей назначили колоноскопию. Можно ли сдавать анализы, если ей уже вырезали большую часть органов?

Мурат Каирбаев: – Было злокачественное образование или доброкачественное?

– Злокачественное.

– Там есть свой порядок. В первый год после полученного лечения необходимо обследование проходить четыре раза в год, каждые три месяца. Обследование включает и проведение колоноскопии. Если вам рекомендуют, надо соглашаться. Вы уже операцию перенесли, необходимо наблюдаться у специалистов. Какие-то рекомендации на расстоянии давать очень сложно.

ЧТО ДОКТОР ПРОПИСАЛ

– Меня зовут Нургуль Ахметова. У меня есть образования по женской части, мне 55 лет, боюсь, перейдут в онкологию. Читала в Интернете про один препарат, вроде бы он лечит рак – могу ли его применять?

Мурат Каирбаев: – Вы проходили обследование?

– Я прошла обследование в онкодиспансере, принимаю препараты по гинекологии.

– Вам в данном случае не нужно принимать никаких дополнительных лекарств. Если вы получите местное лечение, которое вам доктора назначат, этого будет достаточно, чтобы избежать каких-то проблем в будущем.

– Здравствуйте, меня зовут Кайрат Альжанов. Я слышал, два года назад вы испытывали в институте онкологии какое-то лекарство. Оно уже применяется?

Жеткерген Арзыкулов: – Это был иммунологический препарат, он пока проходит исследования и в клиническую практику не входит, идет вторая фаза испытаний. У нас в онкологии эксперименты не сильно приветствуются, и в своей клинической практике мы используем препараты, которые прошли исследования во многих центрах и странах.

– Добрый день! Меня зовут Гульмира Еркебаева. В Интернете были сообщения об одном профессоре и его коровьей вакцине от лейкемии коров. Якобы коровье лекарство оказало благотворное действие на больного на четвертой стадии рака. Правда ли это?

Жеткерген Арзыкулов: – Нерешенность многих вопросов в онкологии подталкивает к различного рода нетрадиционным методам лечения. Ежегодно появляются сообщения о тех или иных целителях, чудодейственных снадобьях. Мой совет: пользоваться только тем, чем руководствуются в своей клинической практике специалисты.

Виктор Ким: – Да, это было в одной из передач по российскому каналу. Этот препарат был создан в Украине, но уже на стадии апробации все ведущие онкологи России сказали, что это не имеет никакого смысла.

КОГДА РАК НЕИЗЛЕЧИМ…

– Меня зовут Сауле, я из Алматы. В январе 2009 года моей маме сделали операцию, удалили карциному в левом легком. Но четыре метастазы пошли в мозг. Нам отказали в операции, мотивируя тем, что берут на операцию лишь при двух метастазах. Лучевая терапия на этой стадии имеет какой-то эффект? Нам сказали, что жить осталось несколько месяцев…

Жеткерген Арзыкулов: – Ей химиотерапию проводили?

– Нет, она не смогла восстановить работу желудка, ей плохо стало после операции…

– Здесь, к сожалению, процесс изначально имел запущенную форму. По-видимому, метастазы были уже до начала оперативного лечения. Мы должны посмотреть документы: если эта форма рака поддается лучевому лечению, то в качестве поддерживающей терапии можно провести короткий курс лучевой терапии, для облегчения страданий больной, продления ее жизни.

– Я, Надежда Васильченко, из Уральска. Болею с августа, прошла семь курсов химиотерапии, у меня опухоль поджелудочной железы, метастазы на печень. После лечения началась рвота, ничего не ем, на 20 кг похудела, отеки на ногах пошли с живота. Помогите мне…

Алия Турешева: – Вам нужно провести общеукрепляющее лечение, надо снять интоксикацию, назначить витамины, гепатопротекторы. Если от терапевта не получаете помощи, вызовите районного онколога, он может скорректировать вам лечение.

– Инна Антонова из Актобе. В местной онкологической больнице лежал мой родственник. Ему 53 года. Поставили рак почки IV стадии с метастазами в легкие. Но операцию сделать не получилось в связи с тем, что у него низкое давление. Выписали домой, назначив симптоматическое лечение. Он чувствует себя достаточно бодро. Может, у вас можно какое-то лечение получить или на четвертой стадии это невозможно?

Жеткерген Арзыкулов: – Если это рак почки с метастазами в легкие, обычно пытаются удалить почку, чтобы убрать первичный очаг. Но оперируют только в том случае, если нет дыхательной недостаточности. В данном случае, если он себя соматически неплохо чувствует, есть возможность для проведения химиотерапии и иммунотерапии. Все решает врач-онколог, который наблюдает пациента. Если что-то непонятно, то можно выслать выписку к нам в институт по факсу 8(727) 292-77-55. Наши специалисты изучат ее и определят, что делать дальше.

ПЛАТНО ИЛИ БЕСПЛАТНО?

– Здравствуйте, меня зовут Зауре Алпысбаева. У меня заболела мама. Обратились в НИИ онкологии, а нам предложили лечиться на платной основе. Насколько мне известно, лечение онкологических больных в Казахстане должно проводиться на бесплатной основе.

– Лечение у нас в НИИ бесплатное. Мы ежегодно пролечиваем около пяти тысяч пациентов, оказываем высокоспециализированную помощь, которую невозможно оказать в областях, – сложные операции, химиотерапия, лучевая терапия. На местах проводят обследование, устанавливают диагноз, дают выписку и квоту. Квота – это обязательство государства обеспечить тот или иной вариант лечения. То есть за этих больных нам платит государство. Но у нас есть и отделение платных услуг, когда сам больной платит за лечение.

КАК СОХРАНИТЬ ЗДОРОВУЮ ГРУДЬ

– Здравствуйте, меня зовут Нина Васильевна. У меня рак груди II стадии. Я прошла химиотерапию. После мне назначили специальный препарат, но в нем столько побочных явлений, что не знаешь – пить его или нет?

Шынар Талаева: – Судя по вашему рассказу, применение назначенного препарата обязательно в течение пяти лет. Да, он повышает содержание сахара в крови, но вы должны просто следить за этим, регулярно сдавать анализ крови на сахар.

– Меня зовут Елена Немова. Можете рассказать об основных причинах возникновения рака молочной железы?

– Причин много, но основными являются: наследственный фактор, травма молочной железы, неадекватная лактация после беременности и родов. Кроме того, влияют поздние роды, стрессы, раннее начало месячных. Сейчас менструация у девочек начинается намного раньше, а это означает раннюю перестройку всего организма. У нас был в практике случай, когда у девочки в 11 лет была огромная опухоль молочной железы.

– Какие-нибудь универсальные советы для женщины можете дать?

Жеткерген Арзыкулов: – Пройти в поликлинике скрининговое обследование! Все женщины в возрасте старше 40 лет должны пройти маммографию, чтобы все вопросы снять, а до 40 лет – пройти ультразвуковое исследование.

– Меня зовут Дана Нурманбетова. Я хотела узнать, почему в поликлиниках маммологи принимают только в определенном возрасте, например, после 55 лет. А молодых, если они хотят обследоваться, не принимают?

Мурат Каирбаев: – Министерство здравоохранения выделяет деньги на маммографическое сканирование и цитологический скрининг. Цитологический скрининг проводят гинекологи всем женщинам в возрасте 36–60 лет.

Скрининг проводится каждые пять лет в возрасте 35–40, 45–50, 55–60 лет, потому что в этот период чаще всего выявляется рак шейки матки. Мы ежегодно осматриваем около полумиллиона женщин одной возрастной категории. И в течение пяти лет все женщины, даже те, кому сейчас 30, попадут в эту программу.

– А маммографию проводят бесплатно?

– Все женщины в возрасте 35-59 лет маммографию проходят бесплатно. Если же женщины другой возрастной группы изъявили желание пройти обследование, то это проводится на платной основе.

ЛЕЧИТЕСЬ ВОВРЕМЯ!

– Меня зовут Алина Ержанова. Скажите, кисты, миомы и прочие образования в женских органах являются предраковым состоянием?

Мурат Каирбаев: – Обычные миомы, кисты не являются предраковыми заболеваниями, их успешно лечат гинекологи. Чаще всего кисты оперируются, в том числе и эндоскопически. Но бывает, что эти образования злокачественные, они имеют свою определенную симптоматику. При опухоли тела матки начинаются ациклические кровянистые выделения или быстрый рост образования, либо прогрессирующая анемия.

То есть, какой диагноз бы вам ни поставили, самое главное – не паниковать, но отнестись к этому с вниманием.

Жанар КАНАФИНА, Тахир САСЫКОВ, Иван БЕСЕДИН (фото)

[X]