Новости Аналитика Караван Культура Спорт Подписка Қаз
Главная | Караван

Рахат-ӨрIктI – неизвестная резиденция сакских царей?

31.07.2021

Крепость Рахат-Өрікті может стать одним из новых символов Алматинской области и Казахстана в целом.

Малоизвестное городище находится на территории музея-заповедника “Иссык”, где был открыт Золотой человек, одна из главных отечественных археологических находок.

Объект представляет собой цепь искусственных холмов, где, возможно, располагалась резиденция сакских царей. Обнаружил его еще при жизни в 1999 году знаменитый археолог Бекмуханбет НУРМУХАНБЕТОВ. В наши дни архитектор, художник-реконструктор, писатель Данияр БАЙДАРАЛИН создал художественную и экспериментальную реконструкцию данного оборонительного комплекса, чтобы показать широкой публике, как он мог выглядеть. 

 
 
Оборонительный комплекс "Рахат-Өpiктi"
 

Военное предназначение

– Что известно о городище Рахат сегодня, чем оно вас привлекло?

– На сегодняйшний день почти ничего не известно, есть только косвенные доказательства. Вообще, это идея Бекмуханбета Нурмуханбетова, легендарного археолога, открывшего для нас знаменитого сакского Золотого человека, одного из символов Казахстана. Его усилиями был создан один из лучших республиканских музеев – Государственный историко-культурный заповедник-музей “Иссык”. После открытия Золотого человека Бекен-ата продолжил свои исследования и разрабатывал теорию о едином пространстве культуры царских саков-тиграхауда в районе г. Иссыка.

Вскоре благодаря своему природному дару предвидения Бекен-ата обнаружил, что холмы в ущелье Рахат-Өрікті, к западу от г. Иссыка, обладают удивительно четкой геометрической формой и как будто бы некоей внутренней логикой, что подразумевает искусственность данного горного образования. Он предположил, что эти холмы образуют целых 3 фортификационных сооружения, которые запирают вход в ущелье, куда могли уходить семьи со скотом в случае нападения врагов со стороны Степи. Также он связал это именно с саками-тиграхауда, представителем которых и был иссыкский Золотой человек, и условно назвал этот комплекс “Резиденция сакских царей”. Именно в таком виде я услышал эту полунаучную легенду в 2017-м, когда мне посчастливилось поучаствовать в “Нурмуханбетов экскавэйшнс!”, первой народной эскпедиции, проводимой фондом “Бекен-Ата” (директор – Бекбол Нурмуханбетов, младший сын Бекена-ата). И меня это сильно зацепило. Представить только – в 30 километрах от Алматы, прямо у нас под носом, возможно, находится крепость, ровесница классической греческой цивилизации (Парфенон в Афинах), ранней Римской республики и даже Вавилонской цивилизации (ворота Иштар)! А мы, не зная об этом, продолжаем восхищаться зарубежными образцами архитектуры и ездим за границу, чтобы за деньги полюбоваться на них. Вот тогда у меня и возникла идея – используя свои навыки архитектора и исторического реконструктора, попытаться воссоздать предполагаемый облик этой крепости.

Тут сразу нужно вставить дисклеймер. Все участники этого проекта изначально отдавали себе отчет, что данная реконструкция не является научной, поскольку такого рода реконструкция базируется на научных данных, а у нас их пока нет. Но в таких случаях с целью визуализации допускается делать так называемую интерпретацию художника-реконструктора, то есть, по сути, художественную фантазию, но с опорой на какие-то научные принципы. Например, так сделаны все реконструкции мифической Атлантиды – лишь по описанию древнегреческих авторов. Также мы понимали, что в результате исследований всё может оказаться совершенно не так, как я это представил. Но моя главная цель была – взбудоражить любопытство и поднять интерес к этой теме нашей общественности, а дальше – время покажет.

В этом году, наконец, выпала возможность приступить к проекту. Арман и Бекбол, братья Нурмуханбетовы, главные партнеры и участники этого проекта, свели меня с руководством музея “Иссык”, в частности, с директором Гульмирой Мухтаровой и главным хранителем Ермеком Джаксыбаевым, которые и выступили главными научными консультантами-экспертами. Они снабдили меня исходными данными для работы. От них я узнал, что на сегодняшний день исследования геологов уже подтвердили искусственность этих холмов, то есть следы их обработки людьми. Также первые шурфы (пробные раскопы) показали наличие как сакской керамики, так и средневекового слоя.

Далее были поездки на местность, где я полностью обошел пешком по периметру больший по размеру западный комплекс с цитаделью. Это крупный участок, около 700 метров по диагонали, размером с целый микрорайон. Он изрезан четко, как будто ножом, и образует отдельные плато – островки, на которых могли располагаться обособленные строения или форты. Я заметил, что малоприметное плоское плато на западе объекта является самым крупным, возможно, здесь и располагалось основное городище.

Надо сказать, что многие участники не разделяют версии о военной функции данного обьекта. Наличие захоронений и прочие признаки позволяют допустить, что это могло быть и культовое или ритуальное сооружение, да и к чему города кочевым сакам? Но я ведь специализируюсь на военной исторической реконструкции, к тому же рассудил, что в те времена наших предков заставить проводить столь сложные и объемные земляные работы могли, скорее всего, лишь военные цели. Ведь на всех культовых сооружениях в Казахстане мы видим чаще всего просто камни (хоть и большие), а тут предки зачем-то изрыли целых 3 холма! Поэтому я все-таки решил визуализировать именно военный вариант.

Далее была работа с аэрофотосъемкой и картой. И когда я обвел все линии холмов на компьютере, стало четко видно, что весь западный комплекс похож на граненый замок со скошенными основаниями (на сегодняшний день – без стен), с четкими линиями, как будто вырезанный из холма гигантским ножом скульптора. Потом уже я сделал трехмерную модель этого холма, сперва – в пластилине, а потом – и в CAD-программе. Получилась, наконец, картинка, и всё стало складываться в голове. После чего я начал пробовать наносить в трехмерке возможное расположение стен и зданий, и вырисовался некий обьект с внешними стенами, городищем, несколькими фортами, цитаделью и воротами на севере. Далее уже оставалось лишь придать этой форме вид сперва сакского, а потом отдельно – средневекового замка.

Сакская или средневековая?

– К какой версии склоняетесь лично вы – крепость сакская или средневековая?

– Я лично ни к какой версии склоняться не могу, поскольку неизвестно даже – была ли это, действительно, крепость или что-то другое. Именно поэтому я честно постарался концептуально визуализировать обе услышанные мною версии. Лишь время покажет, какой вариант правильный. От себя могу лишь сказать, что, в принципе, существование как сакской, так и средневековой крепости нисколько не противоречат друг другу, поскольку наслоение культур в наших краях – обычное дело. Неподалеку от крепости Рахат, в том же ущелье, музей ведет раскопки стоянки каменного века. Во всех обитаемых ущельях Жетысу – Талгаре, Алматы, Иссыке и пр. – человеческое присутствие наблюдается уже десятки тысяч лет. Природа создает такие места, куда люди возвращаются снова и снова.

– Почему об этом городище раньше совсем ничего не было известно?

– Это вопрос к нашему научному сообществу, я лишь могу предположить, что оно осторожничало говорить об этом раньше времени, не имея твердых фактов. Но теперь, когда есть первые данные об искусственности этого сооружения и заложены первые шурфы, появились основания бережно начать открывать эту догадку миру. К счастью, руководство музея “Иссык” пошло мне навстречу, за что я им очень благодарен.

Cакская крепость. 1. Ворота. 2. Цитадель. 3. Укрепления. 4. Южная стена. 5. Восточные стены
 

– Изучается ли городище археологами в наше время?

– Да, изучается, буквально на днях стартовала археологическая экспедиция этого года. Надеюсь, скоро мы будем знать больше. Можно отслеживать их работы на странице музея в “Фейсбуке”.

– Расскажите, пожалуйста, о ваших опытах в рамках экспериментальной археологии на территории городища. Для чего вы их проводили?

– Одним из направлений исторической реконструкции, которым я лично занимаюсь, является практическая реконструкция (в отличие, например, от музейной). Это когда мы делаем реплики древних вещей, одежды, оружия, конской сбруи и испытываем их в реальных условиях – пешком, на коне, в степи, горах, в жару и холод, в дождь и снег, в боях и стрельбах и пр. Близким к этому является одно из направлений археологии – экспериментальная археология, когда ученые воссоздают определенные условия или технологии, которые приводят или не приводят к таким же результатам, что и реальные археологические находки, таким образом подтверждая или опровергая различные теории. Я работаю на стыке обеих дисциплин.

Караханидская крепость. 1. Ворота. 2. Цитадель. 3. Укрепления. 4. Южная стена. 5. Восточные стены. 6. Мавзолей. 7. Караван-сарай
 

В данном случае мы проводили испытания стрельбы из сакского лука на восточной стороне западного комплекса (Рахат). Другой комплекс (Өрікті) находится на востоке, а между ними – безымянные и неизученные пока еще укрепления. Мы отстреливали стрелы с вершины условной цитадели в сторону восточных внешних стен, чтобы экспериментально подтвердить, соответствуют ли расстояния между этими “линиями обороны” боевым возможностям сакских луков. Для этого были использованы несколько современных аналогов и реплик сакских луков и деревянных стрел.

Тестовые отстрелы показали, что расстояния между цитаделью и стенами как раз находятся в “убойной” зоне полета стрелы, а это – 50–100 метров. Таким образом, можно утверждать, что эти опытные данные не противоречат теории о военном назначении данного объекта. Что тоже можно отнести в копилку косвенных доказательств.

Кстати, здесь к месту будет отметить операторское и монтажное мастерство самого Бекбола Нурмуханбетова, кому принадлежит авторство документального фильма “Рахат-Өрікті: Оживающий город кочевников”. Фильм получился мало того что информативным, но и неожиданно красивым и вдохновляющим, с высокими художественными свойствами. Особенно съемки на натуре на фоне заката, с привлечением дрона. Автором сценария выступил его брат – Арман Нурмуханбетов. Да, еще там участвует настоящая современная сакская семья.

Да возгорится пламя!

– Для чего вы решили сделать реконструкцию – целых 2 вида крепостей? Как вы их создавали, на что опирались в ходе работы?

– Проблема с сакской архитектурой в том, что в Казахстане совсем мало памятников этой эпохи. Пришлось обращаться к аналогам родственных сакам народов, таких как парфяне, кангюи, согдийцы и бактрийцы (современная Средняя Азия, Южный Казахстан и Иран). Мы говорим про объекты вроде Ниса, Коныр Тобе, Кой-Крылган-кала, Топырак-кала и пр. Стиль всех этих государств в I тысячелетии до н. э. был более или менее единым, и я попытался отразить это в своей “сакской” реконструкции.

А когда мы говорим о средневековой архитектуре в Казахстане, то сразу на ум приходят памятники Караханидской эпохи, которых у нас и в соседнем Кыргызстане, Восточном Туркестане и Узбекистане сохранилось немало: Арыстан-Баб, Айша-Биби и Караджа-Хатун, Баласагун, башня Бурана, Рабат-и Малик, Сатук Богра-хан и пр. Вот так с помощью сравнительного анализа и были созданы обе реконструкции. Их композиция в целом одинакова, отличаются лишь архитектурные стили и некоторые детали.

– Что теперь будет с вашими реконструкциями? Какова их дальнейшая судьба?

– Это уже не в моих руках. Я свою часть выполнил как 100-процентный волонтер и передал эстафету другим, в том числе – самому музею “Иссык” и его сотрудникам. Надеюсь, что из искры, зажженной Бекеном-ата, с нашим раздуванием возгорится пламя, и на одну ступень почета наряду с иссыкским Золотым человеком встанет и крепость Рахат-Өрікті – как один из символов Казахстана и Алматинской области.

АЛМАТЫ