Опубликовано: 1678

Пустое место

Пустое место

Строительство крайне нужной для страны электростанции – Балхашской ТЭС – так и не началось – нет денег, нет инвесторов, нет желания.

Гигантские развалины

Трасса Алматы–Астана – узкое шоссе с плохим асфальтом, на котором едва разъезжаются две тяжело груженные фуры. За поселком Шамолган дорога поворачивает к северу. Всякие признаки жилья пропадают, на сотни километров расстилается каменистая пустыня. Ближе к Балхашу появляются железнодорожные ветки к рудникам, расположенным в этих местах. Озеро возникает неожиданно, края сопок просто тонут в нем, образуя заливы и бухты. Берег пуст – ни травы, ни деревца. Между дорогой и озером на десятки гектаров раскинулись гигантские развалины недостроенной Южно-Казахстанской государственной районной электростанции (ЮКГРЭС)…

На месте станции – поросший колючкой котлован. Нет никаких указателей и табличек. Говорят, раньше тут был некий стенд, но потом кто-то из жителей близлежащего поселка Улькен покрыл им свой гараж. Вокруг котлована на огромной территории разбросаны бетонные коробки корпусов, ограды и фундаменты. Ледяной ветер гонит шары перекати-поля через насыпи недостроенных железнодорожных путей. Десятки гектаров вывернутой земли, огромные каменные глыбы, взломанные взрывами. Котлован глубиной всего метра два – больше, видимо, выкопать не успели.

Что было – растащили

Пустые глазницы административных зданий – судя по следам рам и выдернутой проводке, они были почти достроены. Полностью успели построить всего два объекта – подстанцию и котельную. Подстанция была включена в высоковольтную линию транзита энергии «Север–Юг» и сегодня находится в ведомстве КЕГОК. Вокруг – сетчатый забор. На воротах – будки с охраной.

Рядом высится огромное здание пускоотопительной котельной. Комплекс высотой с пятиэтажный дом был к моменту остановки строительства уже готов. Котельная требовалась для станции, но так как ГРЭС построить не успели, ее приспособили под отопление поселка. В 2000 году КЕГОК, посчитав расходы на мазут, который требовался для ее работы, передал станцию местному акимату. Как это обычно бывало, комплекс оставили без охраны, и он был тут же полностью разграблен.

Кроме подстанции, все остальные строения необитаемы. Охрана подстанции – парни из аулов – никогда не слышали о том, что тут снова собираются что-то строить. И никаких попыток строительства в последние годы здесь не наблюдалось…

«Болтают, как всегда…»

Поселок Улькен издалека кажется крепостью – многоэтажки стоят одним массивом среди голой степи. От трассы к домам ведет разбитая колея с ямами и остатками асфальта. По слухам, югославская фирма, строившая по подряду дорогу Алматы–Астана, предложила отремонтировать и этот участок, но не договорилась об отступных местным чиновникам. В самом поселке есть асфальтовый завод, но куда идет его продукция – непонятно.

У хрущевок с заколоченными фанерой, а то и просто выбитыми окнами стоят в ряд мотоциклы и авто советских времен. Такие же старые и ржавые, как и все вокруг. «Рыбу ловим, – отвечает на вопрос о жизни мужик средних лет в старом камуфляжном комбинезоне, – больше тут жить нечем. Станция? Да, слышали. Уже несколько лет обещают, что строить будут. Но сюда никто не приезжал. Болтают, как всегда…».

Местные жители много говорят о безобразиях чиновников, о коммунальной разрухе и неустроенности. Кое-кто из них приехал сюда в 1980-е работать на новой ГРЭС, получил квартиру, завел семью. Вместе с молодостью ушли и надежды. На когда-то светлое будущее тут давно махнули рукой – никто не верит, что станцию наконец начнут строить.

Такой вот «прорывной» проект

Специалисты говорили об энергодефиците в Казахстане еще с начала 2000-х, но их никто не слушал. Первые «звонки» появились зимой 2004-го, когда страна впервые потратила почти всю энергию, выработанную на наших изношенных станциях. В том же году Минэнерго представил «Программу развития Единой энергетической системы на период до 2010 года с перспективой до 2015 года», где впервые был поставлен вопрос о строительстве Балхашской ТЭС.

В это время Казахстан покупал энергию у южных соседей. Дешевый киргизский свет поставил крест на планах строительства в Балхаше АЭС. Строить еще более мощную и дорогую станцию на угле наши чиновники тоже не торопились, надеясь на импорт. В 2006 году Минэнерго снова получило распоряжение срочно обосновать стройку АЭС. А уже год спустя в Балхаше опять решили строить ТЭС, записав ее в список 30 прорывных проектов.

Возможно, проект так и остался бы на бумаге, если бы не лютая зима 2007–2008 годов, когда юг Казахстана впервые остался без импортного света. Уже в мае было зарегистрировано АО «Балхашская ТЭС», к лету было принято и согласовано ТЭО станции, к зиме под нее выделили необходимую землю.

По всем программам стройка на берегу озера должна была начаться уже в прошлом году. Если бы ее начали строить, то только на самом объекте работали бы не менее 5–7 тысяч рабочих. Заказы на годы вперед получили бы цементные, кирпичные и многие другие отечественные заводы. Но стратегическое строительство так и не было начато…

Цель ясна – продавить льготы

Уютный особняк, в котором размещается АО «Балхашская ТЭС», находится в глубине двора близ… алматинского Зеленого базара. Пустынные коридоры и кабинеты пахнут свежим ремонтом. «Да, сроки начала строительства станции уже сорваны, – соглашается председатель правления компании Амзи Акинжанов, – но мы еще могли бы уложиться к сроку сдачи – к 2013 году. Все зависит от переговоров с инвесторами…».

Конкурс инвесторов прошел еще в декабре, но соглашение не заключено до сих пор. Две победившие компании – Kepco&Samsung и китайская Datang – отчаянно торгуются с властями, «продавливая» более выгодные условия и льготы. Как и в случае с Мойнакской ГЭС, чиновники хотят построить станцию за чужой счет: 70 процентов всех денег планируется занять у «международных финансовых институтов» на… 28 лет. Из оставшейся трети Казахстан готов оплатить только 25 процентов, или 332 миллиона долларов от необходимых 4,3 миллиарда. Под гарантии государства эти деньги можно найти, считают эксперты. Но гарантий нет.

Как известно, тарифы на электроэнергию для конечного потребителя сегодня определяет Агентство по регулированию естественных монополий, то есть – само государство. И это справедливо, поскольку в условиях дефицита монополисты начинают диктовать цены. С другой стороны, энергетики должны менять оборудование и что-то строить, а для этого им нужна прибыль. Тарифы планировалось повышать постепенно, но тут вмешался кризис. Власти Казахстана оказались между двух огней – рост цены энергии ударит по производителям товаров и населению, а ее «заморозка» – по энергетикам. Цены решили пока не повышать. Пока этот вопрос не будет решен, ждать иностранных инвестиций в Балхашскую ТЭС не стоит.

Как избежать кабальных условий?

В противном случае условия могут быть только самые кабальные, считает главный научный сотрудник Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Канат Берентаев: «Сегодня китайцы скупают подешевевшие заводы и электростанции по всему миру. Они могли бы полностью построить станцию, но тогда лет 20 – пока не вернутся вложенные средства – почти вся энергия с нее будет уходить в Китай, а наша страна получит только горы шлака. Такие условия выставлялись, например, по Экибастузской ГРЭС-2» .

Чем больше будет доля государства в этом проекте, тем мягче окажутся условия инвесторов, считает г-н Берентаев: «Госхолдинг «Самрук» не хочет участвовать в строительстве стратегически важного объекта, в то же время на поддержку спекулянтов-застройщиков выделено три миллиарда долларов. Интересы группы лиц преобладают над интересами страны, и инвесторы это видят».

«Деньги на строительство можно было бы найти и на внутреннем рынке, – уверена директор Института экономических исследований – Центральная Азия Айтолкын Курманова, – бумаги банков многих компаний обесценились, и сегодня пенсионным фондам некуда вкладывать деньги. Разработать схему вложения денег, выгодную для внутренних инвесторов, – все это работа соответсвующих госструктур, но этой работой никто не занимается».

Рыбак Семен, которого мы встретили на развалинах так и не построенной станции, раньше был электромонтажником. Теперь он  каждый день рискует головой, гоняя старенький уазик по тонкому льду. «Одним днем живем. Я сазанов продал – деньги в карман. Другие нефть качают, третьи – руду копают. Вот когда все продадут, тогда, может, и начнут что-то строить. Вот тогда и приезжайте…».

Иван ВОЙЦЕХОВСКИЙ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...

[X]