Опубликовано: 1 8553

Пугающий и манящий Барсакельмес

Пугающий и манящий Барсакельмес

Само название теперь уже полуострова Барсакельмес (в переводе на русский язык – “Пойдешь и не вернешься”) навевает мрачное представление о земле, охраняемой ядовитыми пауками, змеями и злыми духами. В прежние времена рыбаки даже в штормовую погоду боялись пристать сюда: те, кто высаживался на Барсакельмесе, назад не возвращались.

Пойдешь и не вернешься

По одной из легенд, на острове водились огромные змеи – более семи метров в длину, которые охотились и на людей. В 50-х годах XIX века на Барсакельмесе побывал известный исследователь А. Бутаков, в составе экспедиции оказался и ссыльный поэт Тарас Шевченко. Сохранилась картина, написанная Великим кобзарем на острове, – на ней изображено огромное яйцо змеи. Возможно, здесь обитали гигантские степные удавы.

По другому преданию, свое название остров получил потому, что на нем обитали злые духи. Однажды знатный бай решил переселиться в эти места, где были хорошие пастбища, во внутренних водоемах – пресная вода. Зимой, когда море покрылось льдом, он со своими домочадцами и скотом перебрался на остров. Несколько лет о них не было никаких известий. Тогда родичи решили проверить, как они живут. Зимой всадники перешли пролив по льду, но на острове не обнаружили ни людей, ни скота. Только на второй день они нашли занесенные снегом юрты, в которых находились останки их родичей. С тех пор остров был заклеймен как проклятый и получил название Барсакельмес.

Есть и другие легенды и гипотезы о рождении названия, но так или иначе остров многие столетия был загадкой и привлекал к себе внимание таинственной магией.

Затерянный мир

История создания заповедника на Барсакельмесе, а точнее, заказника “Союзпушнины”, берет свое начало в далеком 1929 году. Возможно, уже тогда стоял вопрос охраны животного и растительного мира Приаралья, уникальность которого поражала воображение ученых как в прошлых столетиях, так удивляет и сейчас. Статус природного заповедника, охраняемого государством, остров Барсакельмес, в ту пору окруженный на сотни километров морем, получил через десять лет – 10 декабря 1939 года. Однако всемирную известность острову принесли все-таки 50-е годы ХХ века. И связана эта известность была с “краснокнижным” куланом.

Животное было занесено в разряд исчезающих видов в середине 1950-х годов в Исландии. Не исключено и то, что одним из мотивов, подтолкнувших ученых-зоологов к принятию такого решения, послужило не только катастрофическое сокращение численности этого яркого представителя непарнокопытных в мире, но и проект по переселению 9 куланов в 1953 году из Туркмении на остров Барсакельмес. Проект и перспективы восстановления популяции куланов в Казахстане получили тогда широкое освещение в печати, на радио, в кинодокументалистике.

Почему выбор ученых в 1953 году пал на Барсакельмес? Главными аргументами, наверное, были выгодное месторасположение острова, его богатые флора и фауна, озера с пресной водой. Барсакельмес оказался своеобразным затерянным миром, в котором можно было встретить реликтовые виды млекопитающих, птиц, пресмыкающихся, земноводных и рыб, а также растений. Эту особенность отмечал в 1831 году и русский ученый Левшин, который впервые нанес контуры острова на топографическую карту.

Превращение в полуостров

К сожалению, море стало мелеть, и остров в конце 1980-х годов стал полуостровом, а спустя еще полтора десятилетия присоединился к материку. Воды Арала отошли от него на десятки километров. Между бывшими островами Барсакельмес и Каскакулан образовался экологический коридор, откуда ветрами выносится токсичная соль. Райские оазисы в Аральском море превращаются в зоны бедствия. В связи с соединением с материком территория заповедника увеличилась с 16 975 до 160 826 гектаров. Присоединился к нему и бывший остров Каскакулан. Эта мера была своевременной, так как питьевой воды на Барсакельмесе уже нет. А на Каскакулане есть три действующие скважины. И сегодня большая часть млекопитающих обитает здесь: есть густые заросли тростника и саксаула.

Мера добра и зла

– Последнего казахстанского кулана не стало в 1936 году, – рассказывает Магжан Турсынбаев, директор Барсакельмесского государственного природного заповедника. Единственного, кстати, заповедника в мире, расположенного в зоне экологического бедствия.

– Те животные, которых сейчас законодательство страны охраняет, – это потомки куланов, завезенных из Батхыза, что в Туркменистане, в 1953 году, – продолжает наш собеседник. – Два самца и семь самочек тогда поступили в наш заповедник. Сейчас куланов в стране – три тысячи.

Коли убьешь кулана – потеряешь меру добра и зла, гласит народная мудрость. Будешь творить в беспамятстве страшные вещи… Мудрость наших предков и та защищает красивое животное, которое не подлежит приручению…

Заповедник Барсакельмес в евразийском пространстве классифицируется как зона, где охраняются экосистемы северных и средних пустынь умеренного пояса. Ученые говорят, что это редкой красоты природная лаборатория.

20-е годы – начало возрождения заповедной сказки

– Еще в двадцатых годах прош­лого века, – рассказывает Магжан Турсынбаев, – на Барсакельмес завезли сайгаков, уже тогда стоял вопрос о сохранении их численности. В 1929 году на острове было организовано охотничье хозяйство “Союзпушнина”, но охотничьи цели оно преследовало во вторую очередь. Его сотрудники имели задачу обогатить островной мир видами зверья и птицы. Прибыли сюда в специальных контейнерах джейраны, зайцы-русаки, суслики-песчаники, серые куропатки, фазаны. Куланы же жили здесь и раньше. Эксперимент удался, и через десять лет в декабре постановлением Совнаркома Казахской ССР был организован Барсакельмесский заповедник. С первого дня там работал научный отдел. Ученые на верблюдах, волах и лошадях прочесывали местами непролазную местность и знали буквально каждую особь того же кулана или сайгака. К началу 80-х годов на Барсакельмесе было уже более трехсот куланов – все они потомки туркменских переселенцев. Но море начало стремительно мелеть. И снова животных надо было спасать.

– Экосистема сильно менялась, становилась угрожающей для многих представителей фауны, – продолжает директор заповедника. – Но лишь куланы в то время жили в Казахстане только на Барсакельмесе. Поэтому на острове было решено оставить лишь 50 казавшихся “нерепродуктивными” особей, а остальных передали в Алтын-Эмельский национальный парк и Прикаспийский заказник.

“Нерепродуктивные” дали нормальное потомство

Оставшихся куланов от полного вымирания на островке спасла сама природа. У “могикан” стало больше корма и воды после того, как часть популяции была вывезена. А когда дно Арала обнажилось, у куланов появились территории миграции. “Нерепродуктивные” оказались не такими уж и безнадежными. Дали нормальное потомство, и сейчас в заповеднике 276 куланов.

– Джейраны тоже у нас есть, сайгаки, из орнитофауны – степные орлы, к примеру, джеки и соколы-балобаны, – рассказывает Магжан Турсынбаев. – И растительный мир заповедника отнюдь не беден. Тюльпаны двухцветковые, тюльпан Борщова, лебеда Пратова, 14 растений-эндемиков – все они занесены в Красную книгу!

Нет гарантии от набегов браконьеров

На Барсакельмесе четыре действующих кордона, а на новом участке Каскакулана, куда перебрались животные, – ни одного. Из-за отсутствия кордонов приходится непрерывно патрулировать вдоль границ заповедника, но и это не дает гарантии от набегов браконьеров.

Тем не менее Барсакельмес уже сегодня – это своеобразная научная лаборатория, в которой ежегодно ведут исследования зоологи, орнитологи, биологи из республиканских НИИ, Японии, Германии, России и других стран СНГ. В настоящий момент разрабатываются четыре научные темы. Все они прямо или косвенно связаны с темой воздействия и последствий аральского экологического бедствия на все формы жизни заповедника. Вынуждены быть связаны. К сожалению…

Елибай ДЖИКИБАЕВ (фото автора), Аральск–Кызылорда

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

[X]