Опубликовано: 3400

Пшиковая геология?

Пшиковая геология?

Министерство по инвестициям и развитию уверяет, что знает, как привлечь в страну зарубежные компании. Согласно плану, озвученному главой ведомства Асетом ИСЕКЕШЕВЫМ, уже в июне намечено провести аукцион 100 участков для геологоразведки. Но перспективы декларируемых реформ в геологии остаются туманными и вызывают немалые сомнения.

Обещаний – выше крыши

Обещаний, как всегда, – выше крыши. Министерство говорит, что максимально упростит доступ к геологической информации, сократит пакет документов для инвесторов, уберет лишние экспертизы и согласования, а всю информацию для подачи заявок на аукцион можно будет получить на интерактивной карте ведомства.

– Интерактивная карта на сегодня не идеальна, но уже работает, – уверял в марте министр Исекешев на открытии горнопромышленного форума Minex Central Asia-2015. – На ней размещены сведения о занятых и свободных участках, обеспечена возможность формирования картограмм с отображением координат и площадей. Всего в геологических фондах находится 132 580 отчетов, из них уже доступны 55 тысяч.

Обещано также, что карта будет постоянно улучшаться. На эти цели в ближайшие пять лет выделяется около 600 миллионов долларов. И, мол, тогда всю информацию инвесторы смогут получать не в министерстве, как это происходит сейчас, а через сайт.

Ничего нового?

Но если проследить различные выступления за последние 4–5 лет, то практически все это ранее уже говорилось и повторяется с завидной регулярностью. Так, в 2010 году приняли Программу форсированного индустриально-инновационного развития, предусматривающую “синхронизацию отечественных и международных стандартов в области недропользования”. В 2012-м сам Асет Исекешев поручал проработать механизмы упрощения процедур в сфере недропользования с 200 до 40 дней. В 2013-м Казахстан на постоянной основе присоединился к Инициативе прозрачности добывающих отраслей. С тех пор задачи нашего комитета геологии остаются прежними и лишь перекочевывают в новые документы, считает ведущий геолог ТОО “Казахмыс Эксплорэйшн” Игорь ЕВДОКИМОВ.

В прошлом году мажилис одобрил законопроект “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам недропользования”. Он призван упростить порядок предоставления права на геологоразведку. Но, по мнению эксперта, все гладко только на бумаге:

– Суть заключается в предоставлении права недропользования на мало изученных участках площадью не более 1,8 квадратного километра в одном блоке. Но из-за путаницы в понятиях поисковые исследования не выделены в отдельный вид работ. При этом геологические структуры могут достигать площади в сотни квадратных километров. Поэтому, что такое 1,8 квадратного километра? Это площадь одного участка рудного поля. То есть площадка для разведки конкретного месторождения, которое было найдено до аренды блока!

“Шоу” с 15 месторождениями

В конце прошлого года Асет Исекешев заявил, что “в ближайшие годы в Казахстане будет открыто не менее 15 месторождений мирового класса”. Это при том, что сегодня в стране открыто всего четыре месторождения мирового класса: Жезказганское месторождение меди, Карагандинский угольный бассейн, Экибастузское месторождение угля и полиметаллическое месторождение Риддер-Сокольное. Казахстан очень хорошо изучен, остались не найденными лишь глубоко залегающие скопления минерального сырья. Чтобы найти и разведать хотя бы одно крупное месторождение даже не мирового – регионального масштаба, нужно не менее 30 лет.

Причем сам же Асет Исекешев показывает, насколько в стране запущена геология: “В сфере твердых полезных ископаемых за все время независимости заключено только 400 контрактов. Работает чуть более 200 компаний”.

Австралийский опыт и наша реальность

То есть реалии сегодняшнего дня – геологические исследования в Казахстане деградируют, падает качество обучения студентов. Все это опять-таки отпугивает инвесторов. Развитие геологической науки в Казахстане почти прекратилось, а производительность разведочных работ снизилась из-за введения монополии государства на геологическую информацию. Сначала надо купить контрактную площадь, и только потом должны быть куплены сведения о строении этой площади. Выходит, инвестор покупает кота в мешке.

Сейчас наши чиновники рекламируют внедрение опыта Австралии по выдаче лицензий, который заключается во взимании платы за каждый квадратный километр полученной площади. Эта плата с ростом срока аренды увеличивается. Но они забывают указать, что границы площади в Австралии выбирает сам заказчик. В нашем же случае участок может быть произвольно “нарезан” комитетом геологии.

Проблемы просто замалчиваются?

Размер минеральных богатств Казахстана также постоянно завышается – для рекламы, уверен эксперт. Сам термин “месторождение” означает природное скопление полезных ископаемых, которые выгодно добывать. У нас так называют любое скопление минерального сырья. В том числе и те, которые добывать невыгодно. Для Казахстана характерно обилие мелких и бедных объектов, на них даже получить разрешение на добычу стоит дороже, чем извлечь доход из их разработки.

Другая особенность австралийского опыта – большое развитие малого геологического бизнеса. В Казахстане такое невозможно. Более того, по действующему законодательству сбор, хранение и перевозка минерального сырья частными лицами фактически являются преступлением.

– Другая особенность казахстанской геологии – наши законы разрешают чиновникам контролировать средства компаний, ведущих геологоразведку, – отмечает Игорь Евдокимов. – Это серьезно ограничивает добывающие компании в выборе месторождения и методов его разработки. Во всем мире хозяин денег сам решает, как потратить средства на поиски месторождений или купить готовый объект.

В итоге закон “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам недропользования” не ориентирован на проведение поисковых работ. Все проблемы по традиции заговариваются чиновниками от геологии, а нововведения носят чисто рекламный характер. При этом за плохую работу в комитете геологии никого не наказывают. В итоге все эти новые правила, которые так расхваливает министр по инвестициям и развитию, могут стать очередным пшиком.

[X]