Опубликовано: 2400

Прорыв в никуда

Прорыв в никуда

Похоже, это становится неприятной традицией – некий проект чиновники объявляют прорывным, тратят огромные деньги, торжественно открывают, и дальше – тишина.

Заводы стоят, продукция не выпускается, рабочие места пустуют.

Осенью 2007 года, когда строительство завода, включенного в программу “30 корпоративных лидеров Казахстана”, перешло на форсированные темпы, генеральный директор компании Silicium Kazakhstan Александр СУТЯГИНСКИЙ охотно давал интервью. И, в частности, говорил: “Уже назначена дата открытия нового завода – 3 июля 2008 года. А в августе должна быть получена первая партия продукции”.

Но завод был сдан на полгода позже срока. А продукция на рынке так и не появилась.

На этой неделе, 15 февраля 2010 года, Александр Сутягинский назвал очередную дату: “В июне мы начнем выпускать товарную, продукцию”.

ПЕРВЫЙ В ОЧЕРЕДИ НА ПРОРЫВ

В списке 30 прорывных проектов, завод по производству металлургического кремния в Караганде шел под №1.

Потому открывали его красиво – взревели сирены, зажглось красное табло: “Внимание! Печь включена!”.

Журналистам специалисты давали разъяснения: разогрев печей займет 45–65 дней после запуска. То есть через 2–3 месяца следовало ожидать первую продукцию.

Однако через 2–3 месяца завод… остановился. И сегодня выяснить, что же происходит за нарядными бело-голубыми стенами завода, не так просто. Господин Сутягинский уже не так охотно раздает интервью.

15 февраля в Караганду прибыл министр индустрии и торговли Асет ИСЕКЕШЕВ. И мы, откровенно говоря, очень надеялись, что уж “Силициум Казахстан” он посетит непременно, чтобы лично выяснить: почему прорывной проект – в прорыве?

Тем более что министр должен иметь к нему особый интерес. В 2006 году, когда прорывной проект начинался, Асет Исекешев был заместителем председателя правления АО “Фонд устойчивого развития “Казына”, куда входит Банк развития Казахстана. А БРК вложил в финансирование проекта “Силициум Казахстан” 60 миллионов долларов – почти треть от общей стоимости проекта.

Однако министр на завод так и не заглянул. И на совещании о нем не сказал ни слова.

А ТУТ ПРИШЛА ЗИМА…

Александра Сутягинского мы вытащили из зала заседаний буквально за руку, чтобы услышать из первых уст ответ на вопрос: почему завод стоит?

В надежде, что нашу газету читают люди, разбирающиеся в специфике производства (министры, например), приводим короткое интервью почти дословно:

– Скажите, что происходит сегодня на заводе?

– Сейчас ведутся пусконаладочные работы. С наступлением больших холодов, к сожалению, мы не имели возможности проводить отдельные работы.

– Завод стоит. Что стало причиной?

– Мы вошли в большие холода. А в морозы печи неправильно было бы запускать. Это против технологий. Это грозило бы перемерзанием воды. А это граничит с катастрофой.

– Чья это была ошибка – запускать завод в “большие холода”?

– Да никто его не запускал! Мы запустили печи на прогрев. А потом пришла зима, морозы, другие причины… И нам пришлось остановиться.

– Какие убытки сейчас несет завод?

– Говорить об убытках трудно. Это экономика. И у каждого есть свой расчет.

– Ну вы наверняка потери просчитали. Назовите сумму.

– Не хотелось бы об этом говорить. У каждого свой режим понимания.

Ответы сильно озадачили. Взять хотя бы фразу “Да никто его (завод) не запускал!”. Как же никто не запускал?! Вся страна видела!

А слова о том, что причина всех бед – сильные морозы? Мы специально поискали в архивах метеосводок данные на декабрь 2008 года. Весь месяц температура стояла 8–12 градусов ниже нуля. Конкретно – 9 декабря 2008 года, в день торжественного пуска, на улице было минус 6. По карагандинским меркам – теплынь!

Кстати, на совещании Александр Сутягинский все-таки напомнил о проекте министру индустрии и торговли. По его словам, главная проблема завода сегодня в том, что поставщик электроэнергии разорвал контракт.

КАРАГАНДИНЦЫ ЖДУТ РАБОТУ!

На кремниевом заводе должны были трудиться 1250 рабочих. На первом этапе было создано 350 рабочих мест.

Как обстоят дела с трудоустройством сегодня? Вместо ответа мы решили опубликовать вопрос, заданный жительницей Караганды на блоге Премьер-министру РК:

“Уважаемый Премьер-министр, просим вас дать откровенный и правдивый ответ на наш запрос. Мы уже около года ждем приема на работу на ТОО Silicium Kazakhstan (кремниевый завод, входящий в программу

"30 корпоративных лидеров"). Надеялись, что найдем постоянную работу, однако в отделе кадров данного предприятия каждый раз просят обратиться то через месяц, то через три месяца. Мы устали ждать. Наглядно видно, что на этом заводе ни души, а по слухам, завод НЕ ЗАПУСТЯТ вообще!!! Или кому-то выгодно, чтобы завод не работал?!”

Вот такой был задан вопрос. Пометка в разделе “ответ” – “нет ответа”.

Для справки

Завод по производству кремния – уникальное производство. Конечный продукт – металлургический кремний чистотой 98,5%. Применение – алюминиевая и химическая отрасли. Продукция на 100% экспортная.

К размышлению

Из интернет-источников удалось выяснить: братья Сутягинские – Александр, Михаил и Юрий – родом из Казахстана, из Целиноградской области (ныне Акмолинская). Имеют широкий бизнес в России, в Омской области. Внедряют инновационные проекты в сфере электроэнергетики, нефтехимии и агропромышленного комплекса.

Сын Александра Сутягинского Евгений возглавляет компанию “Биохим” в Северо-Казахстанской области по производству биоэтанола – биобензина. Проект инвестировал ряд казахстанских банков, в том числе Банк развития Казахстана. Общая стоимость проекта – 130 миллионов долларов.

“ПРОРЫВНОЙ” ДОЛЖНИК

В Северо-Казахстанской области возбуждено уголовное дело по факту длительной невыплаты заработной платы работникам филиала АО “Компания BIOHIM” – “BIOHIM – СКО”.

Североказахстанский филиал – совсем недавно гремевший на весь мир первый на просторах СНГ завод по производству биоэтанола “Биохим”.

В сентябре 2006 года его торжественно открыл глава государства. В официальных газетах завод назвали “чудом степей” и “кластером XXI века”.

Но вот о долгах по заработной плате на заводе “Биохим” буквально с первых дней его открытия говорили только прокуроры.

Как сообщили нашей газете в прокуратуре Северо-Казахстанской области, невыплата зарплаты здесь носила систематический характер весь 2007 год, на 19 февраля 2008 года называлась сумма долга в 35 миллионов тенге. В ноябре 2009 года завод по-прежнему оставался лидером региона по долгам работникам. И вот теперь возбуждено уголовное дело.

Какова сумма долга сегодня, предстоит уточнить следствию.

Инна ЛОПАТКО, Петропавловск

Татьяна ТЕН, Караганда

[X]