Опубликовано: 2700

Пристрелите доллар

Пристрелите доллар

Правительство США вводит санкции против Ирана. Это заявление тут же всколыхнуло рынки. В апреле курс иранского риала упал с 37,8 тысячи за доллар до 42 тысяч. Если бы такое случилось с рублем, то в России началась бы небольшая паника, как это было в 2014-м. В Иране по этому поводу переживают не так сильно.

В условиях санкций Иран живет уже 67 лет. Еще в 1951 году премьер страны Мохаммед Мосаддык национализировал месторождение Англо-Иранской нефтяной компании. В ответ Британия инициировала всемирный бойкот персидских нефтепродуктов. Других экспортных товаров у страны не было, экономика Ирана ушла в депрессию и вышла из нее только после переворота в 1953 году.

После исламской революции 1979 года санкции были снова введены и действовали до 2016 года, когда Тегеран пошел на уступки по ядерной программе. Но и тогда они не отменялись полностью.

Санкции ограничивали развитие страны и стали причиной высокой инфляции и безработицы. Тем не менее сегодня экономика Ирана – это 18-я по размеру экономика мира, вторая экономика в исламском мире и крупнейшая в картеле ОПЕК.

Перспективы у Ирана после исламской революции были, мягко говоря, никакие. Население 20 миллионов человек, и оно постоянно растет. Две трети живет на селе. Громадная нефтяная промышленность дает только 15 процентов ВВП. Своих специалистов нет категорически. Ни в нефтянке, ни в транспорте, ни в машиностроении. А санкции закрыли продажу нефти во все развитые страны мира. Как быть?

Тегеран веру в свои силы не потерял, начал активно работать.

Для начала в экономику ввели исламские правила: исламский кредит, поощрения взаимного сотрудничества, государственный сектор экономики в коммуналке, общественном транспорте, здравоохранении, добыче полезных ископаемых. Все отношения с миром ограничивались экспортом нефти и контролируемым государством импортом необходимых товаров.

Для большей части населения была введена система субсидирования продуктов питания, ГСМ и электроэнергии. По оценкам МВФ, на субсидии уходило практически столько же средств, сколько страна получала от импорта нефти.

В 90-е годы, с либерализацией экономики, в страну пошел доллар. Причем Центробанк разрешил покупать валюту без ограничений. Посыл такой: люди должны иметь возможность спокойно покупать и продавать валюту. Иначе возникнет ажиотаж, который спровоцирует падение курса риала.

Но хождение валюты в стране ограничено. Например, иностранцы могут платить только в валюте. Иранцы – только в риалах.

Могут платить и долларами, но практически в каждом магазине висят плакаты типа “Долой Америку, пристрели доллар!”.

И надо учесть, что плакаты развешивают стражи исламской революции.

Уже в этом веке лидер революции аятолла Хомейни объявил свой план индустриализации – экономический джихад. Его положения звучат современно и сегодня: приумножение ВВП научными средствами, разработка инновационных технологий для уменьшения зависимости от сырьевого сектора, инфраструктурное развитие за счет трудолюбия народа и природных богатств.

Страна начала ускоренно развивать внутреннее производство и снижать зависимость от экспорта сырой нефти за счет активного увеличения переработки.

К 2015 году нефтехимия составляла 45 процентов от промышленного производства, и на ее долю приходится 36 процентов общего ненефтяного экспорта. Выполнение задач тщательно контролируется государством, а казни коррупционеров проходят публично. Зачем казашки носят платки в Иране - СМИ

Жесткая централизация позволила наладить товарное производство собственного продовольствия. Так, для фермеров действует система полной компенсации стоимости семян, госзакупки продовольствия без посредников, программы ирригации и ввод новых пахотных земель.

Закрытость рынка позволила появиться местному феномену – автомобилестроительной компании “Iran Khodro”. Сегодня это крупнейший концерн в Западной Азии, выпускающий более 1 миллиона легковых автомобилей, грузовиков и автобусов “Peugeot”, “Suzuki” и “Mercedes”. Компания имеет сборочные мощности в Азербайджане, Беларуси, Египте, Сирии, Венесуэле и Сенегале.

Чтобы обойти эмбарго, Иран всегда ищет новых партнеров.

Сегодня на долю Азии приходилось 92 процента ненефтяного экспорта. Основная часть расчетов проходит в валютах стран-партнеров. С Индией и Турцией налажен оборот золота. В торговле с Китаем используется товарный бартер.

В последние годы Тегеран начал понемногу открывать свой рынок. Более того, он стал выполнять рекомендации МВФ. Особых похвал удостоилась дорогая сердцу финансистов структурная реформа экономики. Главный результат – отмена госсубсидий. По оценке экономистов в 2016 году на поддержку населения уходило 60 миллиардов долларов. Это четверть ВВП страны.

Тем не менее страна не намерена отказаться от поддержки населения полностью. Теперь вместо субсидирования цены правительство возмещает часть расходов своих граждан и убытков компаний, которые страдают от различных изменений. Поддержкой пользуется 90 процентов от 80-миллионного населения.

Цель решения – сохранить возможность откатить назад и помогать людям напрямую, если “Главный Сатана”, то есть США, вдруг возобновит санкции. Что, собственно, и происходит… Белая революция в Иране проиграла, или Страна нефтяного проклятия-4

Казахстан, слава богу, под санкциями никогда не находился. Но наша экономика так же уязвима для внешнего воздействия, как и экономика Ирана. Мы все зависим от цены на нефть и желания покупать главных наших партнеров – США и Европы. История показывает, что они очень по-своему понимают, что такое справедливость и честность.

Однако опытом Ирана мы пока никак не пользуемся. Более того, у нас его особо и не изучают. При этом регулярно пытаются создавать совместные предприятия с иранскими компаниями.

Эти проекты предсказуемо проваливаются, так как мы не понимаем, что движет партнерами и что может грозить нам в случае удачи или неудачи.

И уровень зависимости экономики от нефти постепенно растет.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть