Опубликовано: 8000

Приравненные к жизни собачьей: в каких ужасных условиях живут воины-афганцы

Приравненные к жизни собачьей: в каких ужасных условиях живут воины-афганцы Фото - Владимир СЕВЕРНЫЙ

Почему проблемы воинов-афганцев в Казахстане не решаются десятилетиями?

Израненные солдаты афганской войны, вдовы и матери погибших устали от жизни, где они лишь приравненные к чему-то и к кому-то. Это половинчатое обстоятельство интернационалистов и членов их семей оскорбляет и унижает больше всего. Ну почему в Казахстане их приравняли к участникам Великой Отечественной войны, а не признали полноправными и заслуженными ветеранами вооруженных конфликтов? Почему лишили всех льгот и не работает система реабилитации, нет специальных госпиталей и нормального жилья?

Солдаты афганской войны стареют, слабеют и – уходят… Исчезают из этой жизни тихо, как тени в полдень, беззвучно и бесслезно. Десятки лет журналисты поднимают эту больную тему, но ничего в их израненной жизни к лучшему не меняется.

“Один наш боевой товарищ вообще доживал свой век в багажнике автомобиля…”

– По молодости мы не плакали ни от физической боли, ни от душевной, так как стыдно было на передовой показывать свою слабость. И в атаку на душманов мы шли дерзко, и пули с осколками ловили грудью, а не пятой точкой. Зато этим мягким местом к нам теперь государство повернулось, – рассуждает Борис КАН, бывший солдат пехотной бригады, которой командовал подполковник Смирнов и где начинал свою службу в Афгане генерал Ертаев. – Спросишь меня, почему я сейчас не плачу и слез крокодиловых не лью от безысходности? Да нет их, слез этих! Не осталось ни капли. Высохли они, давным-давно не пролившись…

Борис с трудом встает со своей холодной кровати в покосившейся избушке, которая затерялась-спряталась где-то за алматинским Зеленым базаром, и подходит к крохотному зарешеченному окошку, еле пропускающему в его берлогу солнечный свет.

– За нас годами, включая депутатов, никто не может вступиться по-настоящему так, чтобы толк был, а не просто сотрясание воздуха предвыборными обещаниями, – продолжает Борис Кан. – Да я в свое время служил в бригаде с капитаном Бахытжаном Ертаевым, который за Афган получил Звезду Героя. Но где сейчас он и где я! Хотя мы оба считаемся патриотами. "Мы сталкиваемся с равнодушием властей!" – воин-афганец

– Борис, квартиру-то вам хоть обещали выделить, как воину-интернационалисту и инвалиду II группы?

– В очереди на жилье я давно стою, но когда она сдвинется наконец-то с мертвой точки, знать не знаю. Нас ведь чиновники только “завтраками” холодными кормят да лапшу на уши вешают, как в том анекдоте: “Вам сказали завтра приходить, а вы сегодня приперлись”. Вот палочку мне выделили белую, как для слабовидящего и медленно передвигающегося по земле. И на том спасибо.

– А это жилье арендуете?

– Это не жилье, а скорее холодная берлога или собачья конура. И мне она не принадлежит. Знакомый один приютил по-братски холода здесь перекуковать. Своей квартиры-то у меня не было никогда, хотя работал я всегда как вол. Сейчас тоже рад бы трудиться, но здоровья не осталось совсем. Не живу – доживаю.

Выживаю, как могу. Как все солдаты той афганской войны, в которой мы не ветераны, а лишь приравненные к ним. Словно сбоку припёку. Обидно. Нас не к ветеранам приравняли, а к жизни собачьей, назвав в законе малоимущими…

Борис вернулся от окна к столу, снова сел на холодную кровать, нащупал начатую бутылку и медленно разлил коньяк по рюмкам.

– Я, брат, не пропойца какой-нибудь последний, ты не подумай. Я так греюсь. А еще рад гостям, рад тебе за то, что пришел меня, старого да больного, послушать. А колбасу, что принес, ты лучше забери обратно, забери. Деткам ее отдай каким-нибудь. Я ведь не голодаю, слава богу. Держусь на плаву. Бывают случаи и похуже. Один наш боевой товарищ вообще доживал свой век в багажнике автомобиля…

Много слов – мало дела

Эмоциональное выступление заместителя председателя Координационного совета общественных объединений ветеранов и инвалидов войны в Афганистане Байкала ХАМЗИНА на недавней международной встрече ветеранов боевых действий было воспринято всеми присутствующими как своеобразная программа к действию. Как призыв проснуться. Я встретился с ним, чтобы понять, кто из наших чиновников вставляет афганскому движению палки в колеса и кто не мычит не телится, когда речь заходит о принятии закона о ветеранах.

– Высшая форма патриотизма – это когда солдат с оружием в руках по приказу государства защищает Родину и готов пожертвовать ради нее самым дорогим – своей жизнью, – начинает откровенный разговор Байкал Хамзин. – И государство обязано защищать своих солдат. Защищать как патриотов, которые являются примером для подражания молодому поколению. Жаль, что это не происходит так, как хотелось бы, и по всем нашим предложениям, направленным в правительство, приходит отказ.

– Отправляете в правительство письма и запросы на имя премьер-министра?

– Именно так – Бакытжану САГИНТАЕВУ адресуем все наши предложения. В законе № 2247 прописан наш правовой статус как приравненных к участникам ВОВ и дано определение как “участник боевых действий в Афганистане”. Но это противоречит положениям Военной доктрины РК, так как боевые действия – это лишь один эпизод вооруженного или военного конфликта.

Правильно должно звучать так – “участник вооруженного конфликта в Афганистане”, или по-народному, по-простому, “участник войны в Афганистане”.

Внесение изменения в закон, чтобы получить статус участника вооруженных конфликтов, требует огромных усилий, хотя мы подписали и ратифицировали все международные соглашения по международному гуманитарному праву.

Поскольку закон № 2247 не имеет прямого действия, мы решили пойти по пути реального улучшения жизни участников войны путем внесения изменения в другие законы, где есть содержательная часть по улучшению жизни ветеранов. Это законы “О специальном государственном пособии в Республике Казахстан”, “О жилищных отношениях”, “Об обязательном социальном медицинском страховании”. Но и после этого в правительстве нас не услышали или не захотели услышать. Мы предлагали внести изменения в статью 7 Закона Республики Казахстан от 5 апреля 1999 года № 365-I “О специальном государственном пособии в Республике Казахстан” – увеличить СГП с 6,19 МРП до 16,0 МРП, как у участников Великой Отечественной войны. Как может быть война приравнена к войне?!

Сегодня воин-интернационалист в год получает СГП около 170 000 тенге, или чуть более 14 000 тенге в месяц, а на содержание заключенного в тюрьмах государство тратит более 776 000 тенге в год, или около 65 000 тенге в месяц! Это разве справедливо?

Отдельно хочу сказать про семьи погибших солдат в Афганистане, они получают меньше нас. Это тоже разве справедливо? Если бы у них был живой сын, наверное, он смог бы зарабатывать среднюю заработную плату по Казахстану, а это около 150 000 тенге в месяц Воинов толкают на паперть

И специального госпиталя для участников войны до сих пор нет. Необходимо выделить финансовые средства для составления ПСД по строительству нового здания в Алматы, но правительство молчит. В действующем госпитале всего-то 150 мест, а прикрепленных к нему более 800 тысяч человек по Казахстану – это ветераны ВОВ, афганцы, чернобыльцы, семипалатинцы. В таких условиях невозможно получить полноценную реабилитацию.

По санаторно-курортному лечению необходимо предусмотреть возможность финансирования из республиканского бюджета проезда до места лечения. И создать единую государственную базу данных по участникам войны для всех госорганов. Этого ведь до сих пор нет. И не решается годами. Одни разговоры.

Законодательно никак не защищены участники миротворческих операций в Таджикистане (события 1992–2001 гг.) и участники иракского конфликта. Они ведь не наемники, они наши граждане, они патриоты нашей Родины и продолжатели воинских традиций. А о них забыли.

Считаю, что патриота государства и Родины надо всегда реально поддерживать и воспитывать граждан на их примере, иначе гражданин может остаться патриотом Родины, но не быть патриотом государства. Плохо это. И нечестно.

АЛМАТЫ

В Казахстане предлагают сделать обязательным ношение бейджей для госслужащих. Что еще нужно сделать для них обязательным?

  • 1. Ходить на работу со сменной обувью

    44
  • 2. Разрешить пользоваться смартфонами

    52
  • 3. Сдавать нормы ГТО

    96
  • 4. Каждый месяц исповедоваться у своих духовных наставников

    97
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 289

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

кайрат 18.02.2019

Десантники генерал-майора Кайдара Каракулова (а ранее генерал-майора Алмаза Джумакеева) ни на секунду не оставляли Б. Керимбаева одного, дежурили посменно и вместе с его супругой Раисой Артемьевной и дочерью помогали военным врачам его выхаживать. Лекарства необходимые доставали, поддерживали как могли, переживали.

Но спасти не могли…

Благодарю Вас, бойцы!!!

А вот тот же десантник, полковник, начальник штаба ДШВ СВ РК на митинге в Алматы 15 февраля 2019г. в своей речи ….понизил полковника Керимбаева Б.Т. до звания "гвардии подполковник", а боевые действия ОКСВА 1979-1989г.г. - назвал читая по бумажке-"НЕЛЕПОЙ ВОЙНОЙ."

Нелепая война - нелепый подвиг-нелепые смерти- нелепые герои-нелепая слава — нелепые награды????

И такие "нелепые" НШ ВШВ СВ ВС РК руководят и командуют!!!!

Назарбаев поздравляет и соболезнует!!! Мо РК соболезнует и поздравляет!!! А их подчиненный оскорбляет и унижает!!! Простые войны - интернационалисты возмущались и гудели в толпе за линией оцепления , а стоявшие рядом с горе-полковником "афганцы" С. Тауланов, С. Пашевич, А. Сармолдаев, А. Кожахметов, А.Амраев, М. Абдушкуров и зам. акима г. Алматы трусливо промолчали..или не слышали?

кайрат 15.02.2019

Комментарий удален